Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 75

Змей вышел из такси, чтобы поприветствовать своих друзей, Паука и Лимона, покидавших здание Управления «Э». Если Лимон бодро выкатился в обычном шарообразном состоянии, то исхудавший измождённый Паук, казалось, спал на ходу и не мог передвигаться без посторонней помощи.
- Грёбаный клоповник! – сплюнул Лимон.
- А где лимузин?! – устало улыбнулся Паук, с лица которого еще не сошли синяки. – Ты разве не в курсе, змей подколодный, как встречают откинувшихся пацанов, фильмов не видел?
Друзья обнялись. Паук с Лимоном поделились новостями: в СИЗО, откуда их утром доставили сюда, на Рузовскую улицу для беседы с майором Пышным, позавчера отравился Шакал. На следующий день его должны были перевести в общую камеру, где ему точно несдобровать, и он воспользовался ампулой с ядом, которую ему кто-то услужливо передал.


- Знаю, – отрезал Змей. – А что за Пышный?
- Поехали отсюда! – Лимон потянул Змея к машине, но тот, не двигаясь, переспросил:
- Что с Пышным?
- Ай… – отмахнулся Лимон. – Читал нотацию, учил нас жить.
- Вас специально доставили сюда из СИЗО, чтобы прочитать нотацию?
- Ну блин, предупредил, что сегодня футбольные беспорядки, чтоб мы не встряли, а то схлопочем нехуёвый срок, всё такое. Чо встал, попиздили, пока нас не отпиздили!
- Хуесосил нас, как котов помойных, а глаза такие добрые-добрые, – вставил Паук.
- Куда мы едем? – Лимон, взявшись за ручку двери такси, потянул на себя.
Не сходя с места, Змей подозвал Лимона обратно и вкратце рассказал: Исаакиевская площадь, вся движуха в сборе, околофутбольная «фирма», концерт, массовое шествие по Большой Морской улице, разгром турецкого бистро «Анталья», выход на Невский проспект.
Глаза Лимона загорелись: «Чо по говну?» Змей пояснил: несколько машин, в том числе его собственная, на которой поехал Штрум, битком набитых аргументами – бейсбольные биты, арматуры, лопатки, ножи, молотки.
- Да это просто праздник какой-то! – запрыгал Лимон и снова потянул друзей к машине.
В отличие от своего гениально пещерного друга, Змей не испытывал такого щенячьего восторга по поводу предстоящей акции, хотя сыграл не последнюю роль в её организации. Он испытующе всматривался в бесконечно уставшее лицо Паука. Которого что-то сильно угнетало, помимо его общего физического истощения.
- Что с тобой, брат? – спросил Змей.
- Я смотаюсь на Трефолева… и бегом до Исаакия!
Лимон и Змей удивленно воззрились на товарища:
- ???!!!
- Сейчас рано, там всё равно концерт, я успею.
Змей отсек попытку куда-либо слинять перед акцией, опоздания строго наказываются, но чем больше уговаривал, тем больше сознавал, что нужно и самому бежать куда подальше от Исаакиевской площади. Ощущение опасности, надвигающейся от Исаакия, охватило его. Будто ядовитые струи текли оттуда, заражая воздух. Змей чувствовал, как ледяной холод подкрадывается к его сердцу, и сжался, словно готовясь к прыжку. Полный безотчетной тревоги, он стал придумывать причины не ехать на акцию.
- Там на Трефолева аптека, у меня там тетка работает, она мне даст без рецепта стимулятор… мне нужно… обрести утерянный killer instinct… а то я совсем подыхаю, – оправдывался Паук.
- Наркотой балуешься? – подозрительно спросил Лимон.
Для Змея настал момент истины, огромный кусок головоломки с ходу встал на место и сложилась вся картинка. В голове прояснилось, всё стало понятно. Паука, Лимона и еще троих участников Фольксштурма выпускают утром перед запланированной акцией – раз; позавчерашний разговор с подозрительным Раймондом – два; и эти жуткие предчувствия – три! Змей почувствовал ледяной холод, словно разверзлась перед ним ледяная бездна. Надо срочно предупредить Штрума, выводить своих людей с Исаакиевской площади, но что-то тяжелое душило его, что-то теснило, пригибало, слепило. Страх, подобный непосильному грузу, сковал его мысли, язык против воли говорил не то, что нужно:
- Я поеду с ним! Лимон, ты езжай на такси до Исаакиевской площади. Скажешь Штруму мы сейчас будем. Паука надо подлечить, привести в боевую готовность.
Но Лимон уступил такси, мол, вам дальше ехать, а он доберется на маршрутке.
- Ну так в чем дело, что за аптека? – спросил Змей, когда вышли из такси на углу Трефолева и Калинина.
- Меня бросили в камеру к чеченам, – сказал Паук. – Они меня отмудохали по полной. Я думал мне пришел конец, помру. А команду дал Гамлет, начальник управления.
- Ну и?
- А то, что он сейчас тут! – Паук махнул в сторону кирпичных стен аккумуляторного завода Балт-Электро.
- Откуда ты знаешь?
Паук оглядел пустынную улицу, и приблизившись к Змею, прошептал на ухо несколько фраз, услышанных от майора Пышного, и эта информация подтвердила самые худшие опасения. Друзья молча пошли по улице в сторону проспекта Стачек.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net