Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 16

Для начала Андрей отослал Максима, незаметно подмигнув ему: «Иди к врачу, ты что, забыл процедуры!» Тот шустро выскользнул, тогда Андрей предельно вежливо обратился к визитерам:
- Давайте обсудим в коридоре, тут врачебный кабинет, сейчас начнется прием пациентов.
Довод подействовал, они втроем покинули офис, и так как в коридоре находились больные, вышли из реабилитационного отделения и оказались в общем холле отделения восстановительного лечения, в котором также находились врачебные кабинеты. Людей не было, но они в любую минуту могли появиться из отделения реабилитации, или из физиотерапии, откуда угодно; и стать свидетелями разборки. Андрей предложил пройти дальше, в следующий зал, в котором были лифты и лестница, ведущая на второй этаж. Все вместе прошли за лестницу, и встали у дверей, ведущих на улицу. К сожалению, этот выход был всегда закрыт, и открывался только иногда с разрешения администрации.
- Ну, и чем обязан?! – поинтересовался Андрей.


Он предельно вежливо повел этот напряженный драматический диалог, так как даже здесь в закутке ничего не мог сделать – любой шум, потасовка, драка, были на руку двум гопотырям, которые, судя по всему, только за этим сюда пришли. Он довел до их сведения, что готов к сотрудничеству, но для начала должен уяснить, что за дела, и какие документы необходимо подписать. Гопотыри продолжили плести свой вымысел, и Андрей, схватив суть вопроса, изобразил непонимание, много уточнял, переспрашивал. Со слов парней-гопотырей, они являются оперуполномоченными из ГУВД и ведут расследование убийства Дениса Еремеева. И А.Разгон, во избежание проблем, должен написать признание в том, что преследовал, угрожал и избил указанного гражданина возле Сбербанка, а целью этих противоправных действий было устранить его как конкурента. Если признательные показания не будут написаны прямо сейчас, то Андрея ждут многочисленные сложности – «будут большие проблемы», «следствие пойдет через руководство кардиоцентра». Это еще раз подтвердило догадку в том, что перед ним беспредельная гопота, пытающася тупо шантажировать.
Делая вид, что слушает и внимательно вникает в дело, Андрей прокручивал возможные действия, но тут в разгар объяснений в холле появились Второв и Трезор в сопровождении двух бойцов, следом шел Максим, вызвавший их по телефону.
- Чо здесь ходите, кто такие, – грозно надвинулся Трезор.
На долю секунды в глазах лже-оперуполномоченных появился испуг, после чего их физиономии снова приобрели наглый вид, они полезли за своими ксивами; но этой доли секунды хватило Трезору, чтобы понять, кто перед ним находится. В следующее мгновение оба незадачливых шантажиста стояли лицом к стене подняв руки, их обыскали, у одного вытащили пистолет-пугач, у другого газовый баллон, забрали также удостоверения и бланки протоколов. Немного прошлись по почкам, затем развернули лицом, и Трезор спросил второй раз:
- Давай еще раз: чо здесь ходите?
Парни проявили благоразумие, и не стали осквернять слух почтенных слушателей ложью. Они честно рассказали, что подосланы Станиславом Закревским, обещавшим по пять тысяч рублей каждому за подписанные протоколы, которые собирался присовокупить к материалам собственного «независимого расследования». Но он, козел, ничего не сказал, насколько серьезен человек, с которого надо выбить показания, и если б они только знали, в жизни бы не подписались на такое гнилое дело, сами они рядовые милиционеры – один ГАИшник, другой СОБРовец – просто денег заработать хочется. Они стали лопотать извинения, но Второв их прервал: «Я все понял, пойдем расскажу», а Трезор велел «оперуполномоченным» убраться по-тихому и передать Закревскому, что ему п***ец.
После этого прошли в офис. (Андрею только и оставалось, что завидовать навыкам обращения Трезора с зоопациентами; сам Андрей мог либо вести переговоры, либо в кадык). Рабочий день пришлось завершить – Андрей выпроводил Елену с Риммой, включил чайник, вынул из сейфа бутылку коньяка. Прошли на директорскую половину, вчетвером уселись за приставным столом, а Максим устроился в директорском кресле. Ничтожное происшествие могло иметь не совсем приятные последствия – с недавних пор Андрей стал понимать, что с некоторыми людьми нужно встречаться только вот так, за коньяком, потому как их услуги носят несколько медвежий характер. Второв гораздо раньше Андрея катапультировался в высшую лигу – причем небезболезненным для школьного и институтского товарища способом; а нелюбовь к чужим успехам – штука довольно распространенная.
Позубоскалили насчет Капранова, чью забаву – Ольгу Шерину – в свое время Андрей увел из-под носа у Второва (точнее, она сама сделала выбор); оказалось, что Капранова-младшего выпустили из КПЗ по состоянию здоровья, в настоящее время он проходит курс лечения в областной больнице, но обвинения с него не сняты – Кекеев открыл огонь на поражение и теперь не уступит – и поэтому Закревский задницу порвал на британский флаг в поисках замены объекта. На деньги Капранова-старшего, разумеется. Знали бы они, в каких отношениях Ольга с планируемым объектом, то есть с Андреем…
В этом месте разговора все дружно расхохотались. Как ни старался Андрей скрыть свои петербургские дела, кое-что пришлось рассказать – в самых общих чертах. Чтобы переменить тему, он завел разговор за Шварц Фарму, в которой Второв до сих пор работал и препараты которой постоянно навязывал. Кардиоцентр периодически закупал на специально выделяемые облздравотделом эти дорогостоящие лекарства, в частности Вазапростан, (стоимость курса лечения доходила до $6000), ими же интересовались в Казани на Татхимфармпрепаратах, и Андрей согласился взять крупную партию.
- Это ничеего, что волгоградская фирма лезет в Казань, у вас же разделение территорий? – спросил он и заострил внимание Второва на этом вопросе.
- Не дрейфь, дружище, это мои проблемы, пускай казанский представитель ломает голову! – ответил тот.
В понедельник Андрей первым делом направился к Халанскому. Поздоровавшись, незаметным движением положил конверт на край стола, прикрыл его листком, на котором от руки была написана расшифровка всех платежей. После этого выдал легенду: поступил в петербургский госуниверситет для получения второго высшего образования, поэтому будет иногда отлучаться в Петербург. Временное отсутствие никак не повлияет на дела – товар всегда на складе, комиссионные вовремя, и так далее. Очень важно было убедить главврача в том, что директор Совинкома не считает кардиоцентр очередной взятой высотой, после которой надо идти дальше и брать новые. Выложив полученные от заведующих сведения, свидетельствующие о доскональном владении ситуации, Андрей дал понять, что считает кардиоцентр своей родной вотчиной, без которой не дышит и совсем не нуждается в том, чтобы зашибать на стороне копейку.
- Знаете, Андрей, есть старая и очень хорошая поговорка – жадность фраера сгубила, – проговорил Халанский весомо, – у нас много возможностей для бизнеса, наше учреждение работает только на двадцать процентов мощности, мы можем закупать в десятки раз больше материалов, и мы развиваемся…
Последовало длинное описание того, что ждет волгоградский областной кардиоцентр в ближайшем будущем, и Андрей понял, что сбылись его худшие опасения – главврач не поверил насчет учебы и догадывается (а может знает – учитывая, что он в курсе всех сплетен), что директор Совинкома уехал в Петербург вместе с заведующим кардиохирургией. Бесполезно продолжать театр перед человеком, который в два раза старше, опытнее и мудрее, его слова подобны блеску звезд; и Андрей, сделав покаянное лицо, сказал, что принял к сведению все услышанное.
Убедившись, что речь его достигла цели, Халанский торжественно и благожелательно произнес:
- Будем работать.
Понедельник-вторник Андрей провел, конечно же, в кардиоцентре. Ввиду отъезда нужно было засветиться как можно больше перед всеми, ведь неизвестно, когда теперь

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net