Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 63

… и когда, наконец, Ренат, её долгожданный чемпион, сообщил дату приезда в Волгоград, а потом и приехал, Таня решила, что сделает для него всё, что он захочет… но при условии, что он будет отдаваться отношениям так же, как она. Она всерьез думала о своих чувствах к нему, и ей уже казалось, что всё уже расставлено по местам… что это вовсе не дружба, а именно приятельские отношения двух людей, у которых может быть секс, и всё что угодно… но секс, хоть и испортит то душевное спокойствие и то времяпрепровождение, что есть… и нельзя уже будет спросить всё что угодно и в ответ услышать правду и так далее и тому подобное… и это не значит, что у них не может быть связей на стороне – у неё Андрей, у него какая-то другая девушка и так далее… это лишь разнообразит их жизнь и будет о чем вспомнить потом… в конечном счёте, Таня решила, что секс, хоть и испортит чистую незамутнённую дружбу с Ренатом, всё же должен произойти, потому что… этот секс никак дружбу не испортит…


Чем меньше времени оставалось до их встречи, тем больше она путалась. В одну минуту она была уверена, что дружба уже не дружба вовсе, а самая что ни на есть любовь, в следующую минуту она думала, что хорошее отношение настолько пересекается с симпатией, настолько… что души не чаешь в этом человеке.
… Когда она его, наконец, увидела, то уже не сомневалась насчет вечерних планов. Она поняла, что повзрослела еще больше и уже готова к смелым импровизациям. Решила гулять на всю катушку, а мучиться сомнениями в правильности поступков, угрызениями совести она будет потом.
И на этом свидании Таня и Ренат значительно продвинулись в их отношениях. Сначала они выпили две бутылки вина в каком-то студенческом кафе, стащили оттуда третью бутылку, так как не допили, а решили допить всё это в городском саду, где куча лавочек и они…
Романтика, лавочка, бутылка вина, визг влюбленных кошек, Ренат и Таня… и его интимное бурчание, разговоры о том, какими ДОЛЖНЫ БЫТЬ отношения между мужчиной и женщиной – однозначно, Ренат был весь исполнен небесно-непостижимых и тонких чувств. А потом они пошли в другое кафе, выпили еще и там, после четвёртой бутылки вина и танцев на столе, охрана попросила покинуть заведение, и пятую бутылку они допивали на улице.
Этой ночью в горсаду было пустынно. И они бегали по аллеям, в основном Ренат, а Таня делала вид, что трезвая. Так, перебежками, по улице Ленина, Пушкина, по Володарской, они очутились на набережной, где купили шампанского, которым и догнались.
А потом начались пьяные разговоры: жизнь и судьба, вальсы шуберта и хруст французской булки; Ренат поцеловал Таню в голову, несколько раз, очень нежно, обнимал, целовал в ушко и в щечку, и даже чмокнул в губы. Она намекала и прямо чуть ли не говорила, чтобы он её поцеловал как полагается, мысленно называя себя дурой, предлагала найти более укромное место. Ренат, глупо улыбаясь, отвечал, осматривая пустынные улицы вокруг, что куда уж укромнее… и вёл её, чуть ли не силком, в направлении её дома.
Он проводил её до подъезда, наклонился к услужливо полураскрытым девичьим губам… чуть не поцеловал и ушел, не оглядываясь.
Войдя в подъезд, Таня прислонилась к стене, и, почувствовав, как стена шатается, отпрянула. И чуть не упала в поисках перил. Но и они не помогли, не помогла и лестница – она тоже шаталась. Весь дом ходил ходуном. Но Таня мужественно держалась – последний человек на земле, кто может твёрдо стоять на ногах, пусть даже сама земля летит в тартарары. Её это сейчас не смущало. Она не знала, как объяснить то, что произошло с Ренатом… и не знала, с какой стороны посмотреть… После их многообещающей переписки, после ТАКИХ обещаний! Она-то думала, что они перебазируются на квартиру после первого бокала… или, даже, как показывают в кино, не удержавшись, прямо в лифте…
Зато он сказал, что она – родственная душа ему, открыл свою душу, рассказал про отца, про мать, про братьев, про своих друзей…
Да, для неё это важно, она рада, что они продолжают общаться. И не хочется примитивных отношений, бездушного примитивного секса, романтика в их случае лишь в дружеских беседах и безумных выходках, которые они оба с удовольствием совершают. Но в данном случае она чувствовала себя обманутой. Она доверилась ему, рассчитывая, что он всё продумал, весь сценарий их вечера, их ночи, послушно тянула вино прямо из горла, выпила, наверное, раз в десять больше максимально допустимой дозы.
«Ах, Ренат, зачем ты меня так напоил! Как же я в таком виде теперь домой покажусь? Что скажет мама!? Я же никогда не показывалась в таком виде! Не дай бог сейчас выйдут соседи!»
Её вырвало. Один раз, другой… Из-под ног её, как коврик, будто выдернули землю, и Таня со страшной скоростью полетела в черную бездну.
…Последнее, что ей запомнилось из их многообещающего вечера – фонтанирующие рвотные массы, в которых она захлебывается под визг влюбленных кошек.
Под утро, в пять часов, она очнулась в своей постели от странного шума. Немного полежав, пришла в чувства и поняла, что это гремит гром. «Сейчас погремит и перестанет», – подумала она. Но с каждой секундой грохот становился все громче и громче! Было такое ощущение, что у неё толпа людей в голове по барабанам бъет. Но как оказалось, это было еще полбеды. Потом начала сверкать молния. И настолько сильно, как дневной свет. Потихоньку становилось страшно. Всё, что только могло её испугать, все страшные сцены стояли перед Таниными глазами. Она провела в больном коматозе бессчетное количество времени, засыпая, просыпаясь и снова засыпая в надежде проснуться уже здоровой чуть позже. Периодически выпивая минеральную воду, кефир и различные лекарства, заботливо подносимые матерью.
- Кто он? С кем ты была? – допытывалась Арина. – Кого я должна убить? Что? Ренат?! Тот урод, который только что звонил?
Таня лежала с абсолютно пустой головой, главное, что со вчерашнего дня запомнилось – шатающиеся лестницы, а потом наступила темнота.
Хорошо, – думала она, – она больше не будет рассчитывать на Рената как на потенциального мужчину. Постарается относиться как к другу. Неизвестно, как быстро можно привыкнуть к этой новой установке, и надо ли это… но факт есть факт. И ей теперь казалось, что Ренат и сам видит в ней больше подругу, хоть и спрашивает, можно ли её поцеловать. Но это спьяну, вот и все ответы… на её вечные вопросы.
«Да, Ренатик, я бы погуляла с тобой по ночному берегу реки, и занялась бы любовью на крыше многоэтажного дома, и сделала еще много чего… но видимо не судьба… с тобой можно встречаться только по телефону и по электронной почте».
Теперь ей стало неважно, что будет дальше. Ей надоели собственные замирания, сердцебиение от одного предчувствия встречи, или тупого непонимания от одного взгляда в это электронное окно, от предчувствия какого-то решения, которое появится в сообщении со смайликами и перевернет её жизнь. Что женщина еще может пережить?! Какую гамму эмоций?! Таня считала, что она всю эту гамму уже знает, только редко использует. Не знала она только одного чувства – взаимного.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net