Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 156

Этим вечером Андрей принял приглашение Артура сходить на вечеринку, устраиваемую Евросибом для всех своих клиентов. Мариам благодушно отпустила Андрея на корпоратив, тем более с Игорем Быстровым, к которому испытывала особенный пиетет – только ему могла доверить своего непутёвого мужа. Мероприятие намечалось в ресторане-клубе FC Lounge на углу Полтавской и Гончарной улиц. Туда могла пойти вся компания – клиентами Евросиба, дилера БМВ и Ровер, были Артур и Владимир, каждый из них мог привести двух друзей, но в итоге, как обычно, за полчаса до встречи почти все объявили самоотвод и на стрелку приехал Артур, Андрей и Олеся, – девушка Артура, с которой он находился в перманентных выяснениях отношений аж с 1997 года (уже 7 лет).

Да, это был тот самый Артур Ансимов, который год назад выговаривал Андрею за Таню, мол, зачем тебе серьезные отношения на стороне, фактически вторая жена. Артур затеял эту дружескую выволочку, а остальные подхватили, и по-простому, по-пацански раскинули рамсы, растолковали то, что в своё время высокоумно высказал один знакомый профессор: «…А ведь кто-то влюбляется в женщин, которые находятся выше по своему общественному положению, или даже в недоступную модель, то есть в фотографию, или женится на проститутке, или жизнь бросает от одной женщины к другой, авантюрный человек поднимает глаза на всякую женщину, подходит она ему, или не подходит. Это приводит к сложным и очень болезненным переживаниям, из этого происходят самые разнообразные контроверзы, возникает множество жизненных препятствий, множество крушений, множество страстей. Всё это переполняет сознание, внутреннюю жизнь, создаёт беспокойную эротику вместо спокойной семьи и спокойного разврата. Зачем!?»
Так внушали друзья, а яростнее всех Артур… а сам в итоге…
Увидев его в компании неразлучной Олеси, Андрей надолго задумался. Опалила мысль о Тане. Он схватился за мобильный телефон и тотчас остыл: когда она последний раз звонила, он по тревоге в её голосе догадался, о чём она хочет поговорить и почему это необходимо сказать лично. К такому разговору он был неготов.
В холле ресторана стоял столик, и каждый посетитель мог остаканиться – оказалось, что это совместное с Dewars мероприятие, на котором, кроме БМВ и Ровера, будут пиарить одноименный виски. Правда, порции были как для микроорганизма, бармен наливал по чуть-чуть, лишь бы прикрыть донышко бокала, остальной объём добивал кубиками льда, зато можно было сделать неограниченное количество подходов и взять сколько угодно бокалов. Поэтому к столику в холле и другим пунктам выдачи виски подходили с подносами.
В зале, куда прошли после того, как Артур поздоровался с тусовавшимися в холле знакомыми, по центру был воздвигнут подиум, по которому под громкую музыку дефилировали модели. По программе намечался модный показ и шоу-программа с участием актуального английского ди-джея. Артур сразу же ворвался в тему: усадив за столик Андрея с Олесей, он пошёл, что называется, по рукам – братания, рукопожимания, прочие здрасьте-как-дела. Со всеми надо поговорить, спросить чего как, доложить, что из всего автопарка БМВ-Ровер у него остался один лишь спортивный мотоцикл, а сюда он прибыл ни за что не поверите на чём – на Жигулях шестой модели, что называется, поддержка отечественного производителя. От этой новости у собравшихся случился патриотический шок.
На сцену выкатили спортивный мотоцикл БМВ K1200S, ведущий шоу, кудрявый щекастый бегемотик в кожаных штанах и черной жилетке на голое тело, расстегнутой на тугом выпирающем животе, в двух словах рассказав про спортбайк, трижды прокричал: «Упакуй себя в БМВ!», и удалился, оставив публику наедине с творением баварских автопроизводителей.
Оставшись вдвоём, Андрей с Олесей с любопытством разглядывали собравшихся –
бизнесвумен со следами силиконовых ран на теле, роковые женщины, вокруг каждой из которых можно было бы выстроить небольшой эротический сериал; закошмаренные этими femme fatales мужчины, облаченные в статусные шмотки правильных брендов и излучающие вымученный страдальческий позитив; метросексуалы, пришедшие на алкогольную вечеринку попить дистиллированную воду без газа; пузаны, чей приход сюда – очередной выпендрёж типа: «Посмотрите, какой я крутой перец с громадным членом!» Андрей находился среди равных себе людей (возможно, до некоторых он и не дотягивал по своему материальному положению, но был примерно в одинаковых весовых категориях), но что-то показалось необычным и странным.
- Как-то неестественно они себя ведут, – констатировала Олеся, будто читая мысли Андрея.
Несколько рюмок спустя Андрей заметил рядом с собой незнакомых ему людей, которых Артур, побродив по залу, приволок и усадил за стол. То были его знакомцы, они представились, Андрей назвал себя и пожал всем руки, не затрудняя память запоминанием их имён. Сколотилась активная алкогольная опергруппа
Устроенная на сцене цирковая буффонада создавала обстановку упаднического веселья –
в ней правили бал эклектика и всеядность: недружелюбная электронная муть, танцовщики всех известных природе полов с жуткими стрижками и в одеяниях из перестроечного фильма про «неформалов», какое-то умопомрачительное шоу в формате «битва педерастов с трансвеститами».
Время от времени на сцене появлялся ведущий, выкрикивавший мантру «Упакуй себя в БМВ!», а после грязных танцев появился обещанный английский ди-джей, с места в карьер погнавший лаунжевую бодягу – по-хорошему заунывную музыку, идеальный саундтрек для сияющего ада супермаркетов; а возникшая расслабленная похмельная атмосфера экспериментам с крепкими напитками только способствовала.
Ближе к полуночи народ стал расходиться, и в зале стало заметно преобладание перекормленных дам, приближающихся к бальзаковскому возрасту, с визгом заново переживающих первое пробуждение сексуальности. По сцене же бродила пятерка потрепанных красавцев, демонстрировавших всё ещё завидные торсы и временами пытавшихся пританцовывать с шоу-герлз – то был голубоватый бойз-бэнд, популярный двадцать лет назад, а теперь вместо концертных залов выступавший на корпоративах и таких вечеринах, как нынешняя. Вслушиваясь в балалаечно-булькающий бас вокалиста, Андрей сам не заметил, как его пальцы сложились в козу. Волшебная сила искусства, что и говорить.
Собравшиеся за столом с энтузиазмом уничтожали зло, – в смысле, выпили много дармового виски. Пили так, что дождю было бы завидно. Компания не расходилась, наоборот, за столом появлялись всё новые лица, в частности, корпулентная очень ухоженная мадам приятной наружности в возрасте 25-40 лет; поправляя на носу Рэй-Бэн, с ничем не замутненной радостью она явила собравшимся свою чуткую душу:
- Я вам расскажу, как законы притяжения изменили мою жизнь. Перед тем как разбить машину, я сидела у компьютера и часа четыре смотрела ролики автокатастроф. Думаю я притянула ту аварию. Однако загрязнение окружающей среды заботит меня куда больше личной безопасности. Я всегда старалась жить так, чтобы не было стыдно перед планетой. Вместо новой БМВ я решила купить электромобиль. Что вы думаете по этому поводу?
Душой собравшейся за столом компании был Артур, обладатель небедного набора примочек. Размахивая стаканом, он рассуждал:
- Общество какое-то андрогинное стало. Появилось много девушек, которые могут дать по лицу. Совсем не понимают мужских потребностей. Мужику всего-то надо: новая тачка, правильное бухло и девчонка, чтобы весело потрахаться.
С этими словами он размашисто заехал Андрею по плечу:
- А АндрейСаныч любит чтоб с гарниром: «весело потрахаться» плюс блины, икра и берёзы!
И Артур расхохотался, подражая последней деревенщине. Он был добрым парнем: если и соприкасался вплотную с пороком, то делал это смеясь и распевая.
Общая беседа не выходила за рамки вопросов потребления: распродажи, скидки, бонусные программы, новые супермаркеты, новые товары и брэнды, и так далее. Когда Андрей допил свой ключевой бокал, он уже не понимал половины из того, что говорилось. Он вообще не привык к такой тусовке, хотя ему потихоньку начинало всё это нравиться. А масштаб духовного слияния с музыкой достиг такой глубины, что захотелось охолониться.
Вечеринка, которую с полным правом можно было бы назвать “Bullshit & Party”, закончилась в час ночи. Резиденты Евросиба стали разъезжаться раньше – многим нужно было успеть до разведения мостов на другой берег. У Андрея с Артуром открылось второе дыхание, и после недолгих совещаний решено было поехать в Магриб.
Артур выглядел как паук с Марса, травмированный при приземлении, он долго вспоминал, где оставил свою машину, Олеся тоже не помнила, пришлось искать шестерку по всем переулкам, в итоге её обнаружили на Полтавской улице почти у Старо-Невского проспекта.
- Приятно садиться в демократический автомобиль, – Андрей, устроившись на переднем сиденье, одобрительно похлопал по торпеде.
Артур долго искал ключи, поняв, что до утра, пока не протрезвеет, не найти, привлёк к процессу поисков Олесю. Она вежливо попросила Андрея освободить место. Они поменялись, и Олеся, пошарив Артура по карманам, нашла ключи, вставила в замок зажигания, завела машину, положила руки Артура на руль, и скомандовала: «Трогай!». Дальше он повёл самостоятельно, ей пришлось временами подсказывать, чтобы он перестроился в другой ряд, включил поворотник или переключил передачу. Но даже по прямой (до Магриба было несколько кварталов по Невскому проспекту) добрались не без приключений. Артур сказал, что ерунда, в случае чего, можно бросить это ведро и уехать на такси. Но пассажирам стало страшно – в случае аварии, возможно, не все смогут выбраться из этого ведра, чтобы пересесть в такси.
В Магрибе им пришлось заплатить за вход – это только Владимиру Быстрову с его хитрой наглой физиономией всегда удается пройти бесплатно, а на сэкономленные на проходках в клубы и кинотеатры деньги покупать квартиры и Мерседесы. От кассы компания двинулась в сторону танцпола (в этом заведении, имеющем Г-образную форму, в помещении, выходящем окнами на Невский проспект, находится кафе, в перпендикулярном аппендиксе – ночной клуб, по центру вход-выход, холл, раздевалка и касса). На входе в собственно клуб две девушки спорили с не желавшими их пускать охранниками. Девчата утверждали, что им по двадцать лет, суровые парни в черном требовали предъявить документы в доказательство того, что отроковицам есть хотя бы восемнадцать. В одной из них, обладательнице never end’s legs, одетой то ли в микроплатье, то ли в длинную рубашку, Андрей узнал Урсулу. Во всём её облике было что-то хрупкое и вызывающее. Всегда, когда он видел её, испытывал упоительное чувство новизны. Она выглядела порочно-невинно… и точно на свой возраст – на шестнадцать, ни больше, ни меньше.
- Это моя сестра – ей двадцать лет! – объявил он, разглядывая ремешки на её лабутинах, обхватывавшие тонкие щиколотки.
На лице охранника промелькнуло сомнение, но всё же он позволил девушкам пройти в клуб. Андрей неотрывно смотрел на Урсулу. Из-под белокурых кудрей, спускавшихся ей на лоб, её глаза улыбались неуловимой и очаровательной улыбкой. Идя рядом с ней, он чувствовал свежий цветочный аромат её духов. Они с подругой не слишком беспокоились о правилах приличия и для похода в ночной клуб выбрали довольно провокационные наряды; правда фигурки у них были безупречные. Всё же, две малолетки инди-кидс явно не вписывались в местный зверинец, состоявший из проституток, высматривавших иностранцев; вышагивавших как похотливые павлины иностранцев, высматривавших проституток; подвыпивших пум и богатых пердунов сильно за сорок; горцев двух типов – зверообразных и шейхообразных, которые типа не общались друг с другом, но зыркали на одних и тех же баб; девушек легкого поведения с трудной судьбой, мечтавших, чтобы им кроме платы за интимные услуги заплатили бы еще и за такси до родного Колпино\Тихвина\Шушар и прочего Тосно; в общем, Урсула и её подруги выглядели чужеродно в этом вертепе, где водка лилась рекой, кокаиновая пыль плясала в лучах стробоскопа, – словом, разворачивалась нешуточная алкоголическая баталия полов.
Воздух разрывали зубодробительные треки с гиперскоростным битом, девичьими воплями и нойзом, который могут издавать только сошедшие с ума компьютеры. Официантка организовала свободный столик и приняла заказ. Развалившись на диване, Артур, ничуть не удивившийся присоединившимся девушкам, в первую очередь разоблачил буржуйскую сущность Владимира Быстрова, который жмется за каждую копейку и не умеет широко гулять; – впрочем говорил Артур беззлобно, даже на пьяную голову не забывая, что на этой особенности неформального лидера Экссона держится благополучие всей компании.
Посетителей клуба накрывал бушевавший электронный ураган с акцентами аутентичного африканского ритма, на который импульсивно реагировали все конечности разом. Олесе не сиделось, она потащила Артура на танцпол, подруга Урсулы подорвалась вслед за ними. Сама же Урсула потягивала какой-то энергетический напиток, адское пойло для школьников, лучилась и искрилась в предвкушении комплиментов. Оставшись вдвоём, они с Андреем обменялись долгим взглядом.
Эта встреча была случайностью, но то, что будет дальше – это уже неизбежность. Её неприкрытый доверчивый интерес, его раздевающие взгляды, всё это подготавливало почву для сегодняшнего свидания. Андрей нравился Урсуле внешне, его голос, мягкая и элегантная манера двигаться, и его образ казался ей невероятно сексуальным, сотканным из множества эмоциональных нюансов, каждый из которых восторженная школьница смогла распознать и оценить. Его энергетика вступила в чудовищной силы резонанс с пульсом девочки, в которой, отягощенной неведением и метаниями молодости, было что-то по-детски наивное и по-взрослому зрелое, а также все те ослепительные искры, которые можно высечь из этого сочетания.
«Где удовольствия – там и я. Если ты чего-то не познал, значит в чем-то себя обокрал», – решил для себя Андрей, отдавшись очарованию этой встречи. Приблизившись к ней вплотную, он вдохнул, коснувшись носом её виска, её запах:
- Дай тебя понюхаю!
Отстранившись, оценивающе кивнул:
- Вкусно пахнешь.
- Это J.Lo! – Урсуле пришлось почти кричать из-за громкой музыки.
- Тебе нравится как она поёт?
Она мотнула головой, он спросил, почему. Приблизившись к нему, она сказала ему на ухо:
- Я слушаю Мэрилин Мэнсон, Флоренс, много чего ещё, а-а-а… Некоторых я не слушаю, но снимаю манеру движения, поведения… как это сказать… spirit… ongoings. Например, глядя на Леди Гагу, я поняла, что отличаться от других нормально, Кеша…
Электронная долбёжка поутихла, появилась возможность говорить, не перекрикивая музыку. Андрей спросил:
- Ну а J.Lo, чему она тебя научила?
- J.Lo… а-а-а… я не знаю, она такая влюбчивая, чувственная, женственная, она прописала в брачном контракте, что её муж обязан заниматься с ней любовью не реже трёх раз в неделю, мне бы хотелось, а-а-а…
Она запнулась, и Андрей, приобняв её, сказал:
- У тебя получится.
И взял её руку в свою:
- Давно хочу спросить: почему ты всё время заклеиваешь пальцы пластырем?
- Фиг знает. Не то чтобы у меня что-то болело. Просто пластыри нравятся.
Она держалась намного увереннее, чем в офисе, не было уже никакого «напуганного зверька в свете фар». Немного позже, отпив сок, Урсула начала нервно двигать челюстями, и у неё, как у котенка, выплёвывающего клок шерсти, изо рта вылетел кусочек пластика. Оказалось, что она носит так называемые невидимые брекеты.
- Зубы болят, – резюмировала она. – Немного не угадали с размерами, вот и давит теперь.
Немного подувшись, она вставила брекеты обратно и сделала это просто мастерски. Андрей изобразил предельный восторг:
- Мне нравится, как ты берёшь в рот!
Она никак не отреагировала на этот вброс, и Андрей пустился в пространные и пугающие рассуждения о демонах, живущих внутри него. Его голос продирался сквозь плотные биты и заполошные афроритмы, как партизаны – через тоннель метро, и смысл его слов почти не достигал сознания Урсулы, она же, в свою очередь, почти одновременно что-то рассказывала про свои «цацки», по обыкновению очень плохо и невнятно выражая свои мысли, исполняя головой экспрессивные движения, во время которых её волосы двигались в воздухе по сложной траектории; на невербальном уровне собеседники отлично понимали друг друга.
В прокуренном воздухе стоял запах духов, возле входа разминались чечены в полосатых костюмах, ныкая по карманам ножи; на танцполе нешуточный переполох вызвала внезапная блэк-мама – великанских размеров афродива с прической из тысячи косичек, уложенных в дичайшую икебану – она так зажгла, что все расступились; возле барной стойки сновали бледные местные завсегдатаи с тяжелым дыханием и кругами под глазами; а пятеро ветеранов тихонько по-стариковски качали в дальнем углу, высматривая новых девочек.
Под музыку небесного леса Андрей наговаривал эротический текст, сильно смахивающий на описание увлажняющего средства. Урсула мало понимала, что ей говорят, но по интонациям вполне догадывалась, на стороне Андрея была эйфорическая алхимия ритма, звука, танца, алкоголя, световых и визуальных эффектов. Сморенный усталостью и грустью, он откинулся на подушки и сразу же впал в полузабытье, смущаемый видениями в равной мере сладострастными и мрачными. Чему способствовал сонно-эротический лаунж. По жилам разливалась струнно-клавишная психоделия, сознание ловило полупрозрачный шелковистый лепет Урсулы, ёрзавшей на диване так, что её движения запросто могли всерьёз смутить даже святого.
- Если в тебе живёт хоть чуть-чуть креативности, ты всегда разрулишь свой гардероб. Видишь, я сегодня при цацках! На кулоне брюлик, между прочим, хочешь потрогать!? На, возьми, я вообще предпочитаю черные брюлики, а не обычные, потому что я не какая-то дешевка…
Она протянула Андрею свой кулон от Стивена Уэбстера. Внутренние токи, невидимые, но ясно ощутимые, струились от его руки к руке Урсулы и заставляли трепетать и изгибаться всё её тело.
Находившийся в приятно расфокусированном состоянии Андрей нацелился рукой на её кулон, но ухватился за её грудь. Урсула не стала сетовать на его пристрастия, вместо этого принялась их самым смелым образом поощрять. Люциферианская оргия, в которой свет и тьма перемигивались всеми оттенками друг друга, закономерным образом продолжилась.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net