Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 77

В закутке, убогость которого диссонировала с выставочным залом Авто-Хамма, расположились четверо: изрядно помятый Николай Смирнов, с залитым кровью лицом, Андрей Разгон, закусивший удила и действоваший в режиме «пан или пропал», а также двое нанятых Радько милиционеров. Сам он удалился по очень срочному делу, организовав здесь что-то вроде пресс-хаты, – снабдив Андрея наручниками, выкидухой, молотком и шилом. Радько был настолько сосредоточен предстоявшим делом, что не вник в суть вопроса: запытать козла, похитившего товар на сумму свыше 10 миллионов рублей, и добиться, чтобы козёл вернул товар. По сути – взыскать долг. Андрей был этому только рад: если бы Радько и Блайвас встряли в дело, то за своё участие потребовали бы половину стоимости товара – стандартная такса что у ментов, что у «офисных». А за пять миллионов Андрей бы с удовольствием и сам применил на испытуемом разложенные на столе аргументы.
Со скованными за спиной руками Смирнов был усажен на стул. Как затравленный зверь, озирался лейтенант мутными обезумевшими глазами. Внезапно он почувствовал, как трескается у него череп: то стукнул молоток по железному столу.
- Ну, с чего начнём… – Андрей провёл молотком по лбу Смирнова, слегка постучал по виску, затем резко ударил по правому колену.
Смирнов громко закричал, и Андрей предупредил, что заклеит рот скотчем, если подопытный будет шуметь. В этот момент зазвонил телефон. Побеспокоили из офиса Экссона, находившегося в двухстах метрах отсюда. Андрей мысленно застонал: ну вот, начинается… и нажал зеленую кнопку. Из трубки раздалось несколько возбужденных голосов – компаньоны наперебой спрашивали, где Андрей находится и приказывали никуда не выходить из здания Внешторгбанка. Наконец Владимир забрал трубку себе и спросил:
- Кто там орёт?
Зажав телефон, Андрей замахнулся молотком и жестом приказал Смирнову заткнуться.


- Э-э… я в банке, в холле, жду когда выпишут вексель… смотрю телевизор… тут сериал идёт… «Менты»…
- Значит так: никуда не выходи на улицу, там начались беспорядки, Исаакиевская площадь и Большая Морская оцеплены, не выходи из банка. Мы тебе позвоним.
Одновременно послышались голоса Алексея и Артура:
- Ну их на х** деньги, не снимай со счета, завтра снимешь!
- Да какой «снимешь», у него вексель, который он обналичит на бирже!
- Пусть держит вексель и сидит в банке!
- Андрей, звони нам каждые пять минут, и мы тебе тоже будем…
- Какой «звонить», сейчас менты будут глушить сотовую связь в районе беспорядков!
Некоторое время компаньоны спорили между собой, что делать Андрею, в итоге Владимир резюмировал:
- Вексель у тебя? Отлично! Сиди в холле смотри телевизор и никуда не выходи из банка!
Закончив разговор, Андрей отключил трубку – есть уважительная причина, он вроде как находится в зоне беспорядков. Что за беспорядки – он не вникал. Важно, что они есть и дают неожиданную отсрочку. Хорошо ещё, что компаньоны не пытали насчет денег, которые так и не дошли до Стрэндлера. Но это незначительная отсрочка – максимум до закрытия банка, то есть до пяти часов. Ну ладно, пускай до утра. А завтра с открытием банка, если этот урод Смирнов не расколется, наступит конец. Буря в голове Андрея ещё не стихла, но миролюбивый настрой компаньонов и наличие связанного пациента – отличное болеутоляющее.
Андрей обратился к милиционерам:
- Хм… пациент Смирнов не верит, что его сейчас ёбнут, а тушку скинут в гидролизный пруд на территории аккумуляторного завода – где она растворится через две минуты.
Милиционеры хохотнули:
- Гы… новая партия аккумуляторов выйдет под названием Smirnoff Battery!
- Гы-гы… уперся баран, жизни своей не жалеет.
Высматривая, чем бы ещё нахлобучить испытуемого, Андрей увидел валявшуюся на полу свинцовую чушку – этот свинец Экссон поставлял на Электро-Балт сотнями тонн. И вот по чьему-то недосмотру дорогостоящий товар бесхозно завалялся в сдаваемом в аренду помещении. Андрей поднял 50-килограммовую чушку и уронил её на ноги Смирнову. Тот закричал от боли и тут же получил зуботычину: «Заткнись, пидорас! Отвечай, где мой товар!» Схватив его за грудки, Андрей стал трясти, выкрикивая угрозы и требования выдать, куда спрятан товар. Затем он ударил с локтя Смирнова так, что тот повалился вместе со стулом на пол. Андрей присел рядом с ним на корточки:
- Где товар?!
Милиционеры флегматично комментировали происходящее: «Ты вынес ему челюсть. Ты сломал ему коленный сустав». Одни разговоры, толку от них никакого. Всё на уровне констатации фактов. Смирнов потихоньку выл, обливаясь кровью. Осатанев от запаха крови, Андрей схватил выкидуху и ткнул ею Смирнова в бок:
- Мы сейчас поедем за товаром. Ты поедешь в багажнике. Поэтому, будь добр, назови адрес.
«Да ты его щас убьёшь!» – испуганно ахнули милиционеры. Давясь пылью, кашляя и отхаркивая, Смирнов плямкнул губами: «Гамлет…» Андрей поднял чушку над головой бывшего сотрудника Управления «Э»:
- Опять за своё?!
Глухим, застревающим в горле голосом, Смирнов сообщил, что товар спрятан с подачи Гамлета Исаевича Салтанмурадова, начальника Управления по борьбе с экстремизмом. Который в данный момент находится здесь, в помещении Авто-Хамма. Милиционеры подтвердили: да, есть такой, явился с проверкой в сопровождении десятка милиционеров. Высокие люди из администрации его тормознули, мол, дай спокойно провести открытие, и судя по всему, к концу мероприятия вопрос будет улажен. А пока гражданин начальник ходит по залу, торгует небритой физиономией, половина его бойцов отозвана на Исаакиевскую площадь в связи с беспорядками.
Выслушав, Андрей принял решение: вести Смирнова в зал. Риска никакого, по словам Давиденко этот Гамлет уже никто, на его место сегодня будет поставлен Юрий Пышный. Всё равно идти на улицу к машине через холл. Смирнова подняли, сняли наручники, вытерли платком кровь с лица и повели под руки – сам он идти не мог. Прежде чем выйти в зал, Андрей ткнул Смирнова шилом – под правую ягодицу, чтобы не смог бежать.
В холле было шумно – свадьба была в полном разгаре. «Свадьба» – в профессиональном слэнге это процесс соединения кузова автомобиля с его шасси. Это одна из самых ответственных операций при отверточной сборке автомобиля, так как она является очень трудоемкой и сложной.
Сумрачный Андрей выделялся на фоне радостных лиц собравшихся. Он почти свыкся с мыслью, что через час-другой придётся сматываться из города и недоумевал, почему Смирнов так и не проникся доводами, достигшими неотразимой силы убедительности – кулаки, молоток, нож.
После автомобильной “свадьбы”, конец которой торжественно объявил ведущий, под бурные аплодисменты собравшихся рабочие стали подсоединять все недостающие детали и агрегаты. На мониторе полным ходом шёл процесс сборки – этот ролик Блайвас вымутил на Калининградском заводе, где действительно собирают Хаммеры. Здесь же мастера просто возились под днищем джипа, изображая работу. Содержание которой бодро озвучивал ведущий:
- … сейчас будет подключена вся электропроводка, шланги и трубки. После этого в автомобиль зальются все необходимые технические жидкости: масло, антифриз, тормозная жидкость.
Андрей в компании милиционеров, волочивших за собой Смирнова, толкался среди собравшейся публики. Гамлета нигде не было. Его высматривал Смирнов и милиционеры, знавшие его в лицо. Также отсутствовали все те, кто прибыл сюда с Гамлетом – его подчиненные, сотрудники Управления по борьбе с экстремизмом. Все уехали на Исаакиевскую площадь – специальным приказом Управления УВД. Остался лишь сержант – водитель, который должен отвезти начальника обратно на работу.
Радько и Блайвас куда-то уехали, оставив вместо себя шестерку, Лося – здоровенного неуклюжего мужлана, на котором дорогой пиджак болтался, как на корове седло.
Андрей в открытую гвоздил Смирнова шилом, но тот никак не реагировал. Казалось, бывшему лейтенанту было уже наплевать на всё, в том числе на собственную судьбу – на его лице можно было прочесть такую же тусклую любовь к жизни, какой была и сама его жизнь. У него пропало желание навредить Разгону – точно так же как пропало желание спастись и ради спасения выдать, куда спрятал чужой товар. Единственное, что хотелось Смирнову – чтобы всё поскорее завершилось, причем неважно как. Мир вокруг него стал приобретать фактуру сна. Стремление безжалостного мира уничтожить замученную скотину встретило у этой скотины полное понимание.
Андрей начал терять терпение. «Высокого бородатого нерусского в милицейской форме» – так Смирнов описал Гамлета – нигде не было. Похоже, это какая-то левая придумка, и Андрей уже решил убираться отсюда и не светиться в общественном месте с покалеченным ментом с оторванным погоном, но тут его внимание привлек всеобщий шум и новый залп аплодисментов.
- … последние шаги в “отверточной сборке” можно объединить в один – это контроль готового автомобиля! – с преувеличенной экспрессией надрывался ведущий. – Специальными тестерами проверяют работу электронных систем нового собранного автомобиля, а также проверяют состояние тормозных систем. Далее автомобиль поступает на трек, для тестирования его на пригодность к эксплуатации в дорожных условиях. Трек из себя представляет дорожку на несколько сотен метров, где проверяют на подозрительный шум и стуки, смотрят на работу подвески и АБС. А этап заключительной проверки – это «водный тест», контроль на пропускаемость воды при дожде, и проверка лакокрасочного покрытия.
Собранный Хаммер сиял во вспышках многочисленных камер. Как минимум сто пар глаз пожирало черную громадину. Практически всем собравшимся этот джип был недоступен по цене. А тот, кто мог бы купить, не стал бы брать из-за дороговизны эксплуатации.
Свет вспышек слепил глаза, а Смирнову представлялось, что в зале нет воздуха, что он дышит какой-то кровянистой жидкостью, что эта жидкость течет с потолка, выступает из каждой телекамеры.
Ведущий подошёл к водительской двери, взялся за ручку. Обернулся к телекамерам:
- Ита-а-ак!!! Сейчас водитель сядет за руль Хаммера, который был собран на наших глазах в автосалоне Авто-Хамм! И под ваши аплодисменты!!!
Под шум аплодисментов ведущий распахнул водительскую дверь джипа. Хлопанье ладоней сменилось истошными криками. Кто-то из впереди стоявших в ужасе отпрянул назад, кто-то наоборот приблизился к Хаммеру. Из раскрытой двери которого вывалилось окровавленное тело и стало медленно сползать на пол. Андрей увидел тело массивного бородатого нерусского в милицейской форме – судя по описаниям, это был искомый Гамлет. Его ноги заканчивались на переднем пассажирском сиденье, а головной конец под собственной тяжестью неумолимо приближался к полу. Судя по всему, до того, как джип открыли, голова с верхней частью туловища была прислонена к двери.
Работая в судебно-медицинском морге, Андрей уже видел что-то подобное, но большинству зрителей было в новинку зрелище разрезанного от уха до уха горла, и высунутого из образовавшегося отверстия языка – так называемый колумбийский галстук. Считай, второй рот на горле. Отсюда и такая реакция – от истошных воплей заломило в ушах. Казалось, свет электрических ламп немного побледнел от этого нечеловеческого воя. Толпа заколыхалась – кто-то опрометью бросился к выходу, кто-то, наоборот, пробирался вперёд, чтобы зафиксировать небывалое зрелище в памяти, своей собственной и той, что в фотокамере. Кого-то стошнило, кто-то принялся вытирать с себя чужую блевотину.
Андрей быстро пришёл в себя. Схватив Смирнова, он принялся колошматить его прямо посреди шокированной публики:
- Смотри туда! Ты понял – как поступают с наёбщиками! Понял, мразь!
Выхваченный из рук милиционеров, которые его поддерживали в вертикальном положении, Смирнов повалился на пол – это произошло как раз в тот момент, когда его мертвый начальник окончательно сполз на политую своей же кровью кафельную плитку. Но Смирнов пока что был жив. Андрей поволок его в сторонку. Подняв при помощи милиционеров, схватив за грудки, стал бить головой о задний бампер джипа:
- Понял, козёл! Понял, что бывает с наёбщиками? Ты видел – КАК-ПОСТУПАЮТ-С-НАЁБЩИКАМИ!
Андрей схватил Смирнова за волосы и повернул голову, так что его шея согнулась наподобие дуги, чтобы он мог еще раз взглянуть на мертвого Гамлета:
- Как считаешь – лучше всем красный язык показывать, чем синий, а? Как тебе больше нравится?
И он бы свернул Смирнову шею, но его остановили милиционеры:
- Харэ, брат! Валим отсюда! Нас снимают на камеру!
Андрей оглянулся: действительно, кто-то из телевизионщиков оторвался от съемок основного шоу, чтобы зафиксировать боковой сюжет. Смирнова потащили на улицу. Андрей раскрыл багажник Вольво:
- Говори адрес, тварь! Потому что боюсь ты не доедешь живым в багажнике!
Багажник был полон – Андрей собрал вещи на случай бегства из города. Но Смирнов этого не видел – он покачивался, поддерживаемый с двух сторон милиционерами, голова его была низко наклонена вперёд, глаза закрыты. Голова и вся фигура мелко раскачивалась и подергивалась в такт шумному, судорожному дыханию.
- Твоё последнее желание – что ты хочешь сделать, отправляясь в далёкое путешествие? – со свирепой ласковостью спросил Андрей.
Не услышав ничего, кроме шумного дыхания, он выхватил шило и сунул его Смирнову под ребро. Смирнов слабо вскрикнул, тело его дернулось. Его конвоиры сильнее испугались, чем он сам. Они принялись уговаривать: один Андрея, другой – его оппонента, чтобы стороны, наконец, пришли к взаимному пониманию.
Наконец, Смирнов почти бесшумно прошептал: «Апраксин двор».
Андрей вытащил из багажника покрывало, которым укрывался, ночуя в машине, раскрыл заднюю дверь, и набросил покрывало на сиденье.
- Кладите сюда!

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net