Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 11

которые должен перечислить на Медкомплекс – впрочем, не утрируя, чтобы не испортить отношения. Сложилась такая ситуация, при которой Совинком постоянно ходил в дебиторах у Медкомплекса. Но как назло именно в июле-августе продажи по этим позициям встали, товар лежал на складе нереализованным, а Василий имел полное право потребовать оплату. Именно 100% оплату, а не возврат – учитывая сроки реализации. Начать торговаться, юлить – означало навсегда потерять этого человека. Но Василий молчал, и уже одно это радовало.


В начале августа 2001 Андрей неделю провел в Петербурге. Артур должен был ввести в курс дела, но за все время пребывания они всего дважды встретились, причем Андрею пришлось дожидаться больше часа против назначенного времени на Адмиралтейских верфях (завод находился недалеко от этого места, на углу Калинина и Трефолева). Но на завод они так и не попали – у Артура возникали срочные дела, нужно было ехать в другую сторону, и он по дороге рассказывал новому компаньону в общих чертах, чем предстоит заниматься. Описание деятельности было проведено так суммарно, что создавалось впечатление, будто аккумуляторный проект существует в далекой перспективе, и уставные деньги ни разу не внесены. С Владимиром Быстровым Андрей в этот приезд так и не увиделся.
В следующий раз Андрей приехал в конце августа – позвонил Игорь Викторович и удивленно поинтересовался, чем это компаньон занимается в Волгограде, почему не свернул все дела и не переехал в Питер. Пришлось срочно выезжать на машине вместе с Тишиным – 1800 километров тяжело одолеть одному, а машина необходима для разъездов.
Перед отъездом состоялся крупный разговор с родственниками. До самого последнего момента Андрей не представлял, как будет жить на два города и управляться с делами и там и тут. Мариам вообще не брала в голову проблему переезда, ее поглотили текущие заботы – еще бы, полуторагодовалый ребенок на руках. Да, она поддерживала разговоры о Петербурге, но все это представлялось в туманном далеке, поэтому конкретное известие об отъезде мужа повергло ее в панику. Родители Андрея не обозначили четко свою позицию, предложили лишь взвесить на весах разума все обстоятельства и по возможности закрыть все дела здесь, раз речь зашла о переезде, чтобы не ездить туда-сюда и не похоронить в итоге оба предприятия. Они сами провели молодые годы в Петербурге (отец учился в аспирантуре, начал там трудовую деятельность, потом вернулись на родину, Андрей пошел в Питере – тогда еще в Ленинграде – в первый класс), поэтому тема переезда была им близка. Тесть же однозначно воспротивился, заявив, что Андрея хотят подставить. И его доводы не были лишены разумных оснований. Совсем наоборот.
- Фирма твоя, – убеждал он, – твоя, ты светишься на заводе. Твои компаньоны остаются с Фаридом и пускают тебя как пробный шар. Если тебя не грохнут и дело выгорит, они уйдут от своего хозяина. А если грохнут…
- В том-то и дело, что фирма моя, – оправдывался Андрей, – я распоряжаюсь счетом, то есть всеми общественными деньгами. Они же не могут так рисковать своими средствами. Все договора, все бумаги будут за моей подписью. То есть не предполагается смертельный риск. Ладно я, чужой человек, но в компании со мной их родные братья – Алексей и Игорь – их же не могут подставить.
Реваз не сдавался:
- Думай о самом худшем. Братья выкрутятся а тебя подставят – скажут, что ты их вынудил, тем более что подписи везде твои стоят.
- А деньги, расчетный счет в банке?!
- Что ты как маленький, – расплылся в улыбке Реваз, – сделают «Банк-клиент» и перегонят по компьютеру все бабки, или подпись подделают, дадут операционистке штукаря, она проведет любой платеж, чего, не знаешь, как это делается, предприниматель…
Да, он был 100% прав, а если бы знал, что Андрей рискует не своими деньгами, и к тому же на Совинкоме крайне запутанная финансовая ситуация, то разговаривал бы гораздо резче. Но интуиция подсказывала, что рискнуть стоит. К тому же, Реваз был как толкиеновский эльф, у которого нельзя спрашивать совета – скажет и да, и нет. Если бы речь шла не о родной дочери, которая остается с маленьким ребенком, пока муж будет обустраиваться в чужом городе, то Реваз бы сам навязался в компаньоны – от Андрея не укрылось, с каким интересом он выспрашивает.
В конце концов Реваз предложил поступить таким образом – выждать и посмотреть, что получится у Ансимовых-Быстровых, и уже по обстановке принимать решение, ехать или не ехать. Ибо сказано: «Приглашают к свадьбе, а неторопливый приходит на крестины».
Это был мудрейший вердикт, для полноты счастья неплохо предложить компаньонам повременить с внесением уставных денег и сообщить им расчетный счет для пересылки дивидендов в Волгоград. Но это конечно совсем не то, что нужно компаньонам от Андрея. А другого Реваз и не мог посоветовать – тот еще джигит, всегда предпочитающий жаркие слова опасным действиям.
И Андрей, следуя правилу: «Успех дела – в тайне», сказав всем, что «ненадолго», отправился вместе с помощником в Петербург. Остановились в гостинице «Карелия» на проспекте Тухачевского, в которой уже приходилось бывать. О чем Андрей на следующий же день пожалел – чтобы добраться поутру до нужных адресов, приходилось подолгу выстаивать в пробках. Первый деловой визит был нанесен Игорю Викторовичу. Он жил в новом доме, в просторной четырехкомнатной квартире (правда на первом этаже) по улице Курчатова, ремонт был сделан заранее, зимой, когда еще никто в кардиоцентре не знал об уходе заведующего.
- Выносить удобно будет, помню батю хоронили – тоже жили на первом этаже, – почти весело объяснил он.
Андрей осмотрел квартиру, потом они устроились на кухне, и за чашкой кофе обсудили бытовые вопросы (Игорь Викторович не владел ситуацией по заводу, всем распоряжался его брат). Тишин ждал в машине. Потом, когда позвонил Владимир, Андрей вышел на улицу, Игорь Викторович остался дома. Там, возле ансимовской БМВ, его ждали Владимир с Артуром. Увидев шефа, из машины вылез Тишин.
- Это кто? – заметив его, спросил Владимир с гримасой на лице, рябом как терка.
- Сотрудник.
Тишин сконфуженно забрался обратно в машину. Устроившись в БМВ, стали обсуждать план действий. Прежде всего нужно заключить с аккумуляторным заводом Электро-Балт два договора – купли-продажи аккумуляторов, и поставки свинца заводу. Это бартерная схема работы, время от времени стороны будут делать акты сверок и таким образом закрывать взаиморасчеты. Электро-Балт выпускает не всю продукцию, которая востребована клиентами, поэтому кое-что придется закупать у других поставщиков за деньги. Это, опять же, Андрея не касается – так же, как и вопросы реализации. В его задачи входит вести учет и делопроизводство.
Еще раз проговорили, что в проекте будет задействована принадлежащая Андрею фирма «Экссон» с московской регистрацией и расчетным счетом в московском банке «Австрия Кредитанштальт», а для обналичивания надо сделать тут, в Питере, местную поганку.
- У Фарида тебе поучиться, – прибавил Владимир, – я принесу из офиса все бумажки для примера. Чтоб на твоем сраном ноутбуке было все зафиксировано, каждая мелочь. За свою работу ты будешь получать столько же, сколько и все – одну пятую чистой прибыли.
Нужно было начинать все с нуля – подыскать офис, купить мебель, оргтехнику, канцтовары, все мелочи. И сделать это предстояло самому (точнее – вместе с Алексеем и Игорем Викторовичем, никаких работников брать не планировалось).
Вспомнив легенду, придуманную на случай, если на заводе повстречается Фарид, Андрей коснулся этой темы:

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net