Реальные истории Rotating Header Image

Избыток целей – глава 29

Второв достиг такого уровня, что процентные платежи по займу контролировал не сам, а приспособил для этого своего помощника, Женю Тулякова. То был их с Андреем однокурсник. После окончания института он вечно ошивался у Второва на разных должностях – экспедитор, менеджер, помощник. С застывшей раз и навсегда презрительно-ехидной ухмылкой, он был постоянно недоволен своей зарплатой, с периодичностью полгода-год увольнялся по причине низкого дохода, где-то перебивался и один раз даже открыл свой бизнес; но неизменно возвращался, и Второв всякий раз принимал его обратно.
И вот ему поручили в определенные дни звонить Андрею, напоминать насчет очередного платежа и сообщать реквизиты. Второв становился настоящим барином – скинул с себя всю рутину.


В этот приезд, минуя Тулякова, Андрей привёз Второву наличные, так было удобнее. И тот пригласил в баню:
- Я офигительный сруб поставил, избушку на курьих ножках, поехали покажу.
Ему оставалось доделать кое-какие дела, и Андрей около часа находился в его директорском кабинете, наблюдая за кипучей деловой жизнью своего товарища, соучредителя бывшего деревообрабатывающего завода, постепенно превращавшегося в оптовый строительный рынок. Чтобы его арендные площади не превратились в очередной многопрофильный маркет, в котором покупатель не может найти то, что ему нужно, Второв изначально выбрал строительную специализацию, и информировал об этом арендаторов. А что еще можно хранить под открытым небом и в неотапливаемых ангарах!? Только строительные материалы – лес, кирпич, шифер, плитку, металлоконструкции, стекло, и так далее.
Один из учредителей, сотрудник городской администрации (Андрей вычислил что сам мэр) поддержал на своем уровне инициативу, и, документально обосновав её пользу для города (была составлена специальная научно обоснованная программа), добился выделения субсидий на проект. Но основная задача была не деньги, а шумиха в прессе – чтобы жители города поняли предназначение оптово-строительного рынка – удовлетворение нужд горожан в строительных материалах. Почти по Ленину: «Говорят стройматериалы – подразумевают оптово-строительный рынок на Тулака!»
Не удержавшись, Второв открыл и свою оптовую фирму, которой сам себе сдал в аренду торгово-складские площади (арендные платежи шли в общую кассу, а прибыль фирмы конечно доставалась ему как хозяину). Нанял торговых представителей, в обязанности которых входила реализация кирпича, леса, шифера, утеплителей, тротуарной плитки, и так далее. В присутствии Андрея он обсуждал с одним из заместителей рекрутинговые вопросы. Проблемы те же, что и у всех – при кажущейся безработице и дефиците рабочих мест грамотных людей не найти. А мало-мальски умный сотрудник не выкладывается на 100%, но вместо этого использует работодателя как трамплин для создания своего бизнеса или для дальнейшего продвижения и трудоустройства в крупную российскую или иностранную компанию (довольно распространенный идиотизм среди реднеков – мечта о крупной иностранной компании, в которой можно расслабиться и просто так получать высокую зарплату плюс соцпакет; видимо в детстве им часто читали сказку про Емелю-дурака и чудо-щуку, по щучьему велению, по моему хотению).
Андрей считал себя не очень-то демократичным руководителем, но Второв его переплюнул – платил мизер, и за такую оплату труда эксплуатировал как рабовладелец, и разве только не наказывал палками. Мотивации особо никакой, он общался с народом, оперируя набором банальностей, почерпнутых из клишированных книжек по менеджменту. Он часто повторял любимую фразу: «Одно из моих правил в бизнесе – не жалеть людей, потому что жалость унижает». И что удивительно, народ роптал, но слушался. А в интеллигентном высокоумном медицинском бизнесе приходится платить высокую зарплату и терпеть быдлянские выходки подчиненных.
Второв занимался рабочими вопросами до семи вечера – звонил, принимал людей, проводил переговоры. После этого он повез Андрея на свой участок – тот самый, находившийся по соседству с ДОЗом, купленный в своё время за бесценок – символические $5000 (отжали хозяина при помощи ОБЭП). Чтобы туда добраться, нужно выехать через южные ворота оптово-строительного рынка, и немного проехать над Волгой. С одной стороны участок граничит с ДОЗом, с другой – примыкает к поросшей камышом балке. Эта балка, а также виднеющиеся вдали постройки, называется «поселок Купоросный», здесь (как собственно по всему побережью) в 1942-1943 проходили ожесточенные бои с немецкими захватчиками. До сих пор тут находят оружие, боеприпасы, и трупы солдат.
На свой участок Второв перевез кое-какое деревообрабатывающее оборудование и планировал начать производство окон и дверей. По центру, ближе к ограде, он поставил двухэтажный бревенчатый сруб – баню. Вокруг планировалось создать рекреационную зону – лужайку, фонтан, летнюю кухню, и т.д.
Внутри домика всё оказалось очень прилично: душевая, туалет, русская парная, бассейн, длинный общий стол, большой камин. На втором этаже – русский бильярд и пианино.
К восьми часам собралась компания десять человек, из которых Андрей знал только Трезора и Рыбникова, остальные всё новые лица – Второв постоянно заводил новые знакомства, в том числе среди арендаторов своего рынка, из тех, кто мог пригодиться в дальнейшем, через кого можно было бы решать разнообразные вопросы, всех этих ребят он тащил в баню, в ресторан, вывозил на природу, в общем, вовлекал в свою орбиту.
Нескольких человек привез Туляков, но сам не остался – уехал со своей вечной ухмылочкой.
Андрей никак не мог выбрать момент, чтобы решить главную задачу вечера – по просьбе Тани выведать насчет Еремеева и его компаньонов. Второв ни секунды не оставался один, а если уединялся, то вел серьезные разговоры по телефону. А чтобы выведать интимные подробности, нужно не только остаться наедине, но и подгадать момент; прямой вопрос всегда вызывает подозрение.
И вот такой момент наступил. Все сидели в парилке, Трезор все поддавал и поддавал, и в конце концов остались самые стойкие, огнеупорные – сам поддающий, Андрей и Второв.
Андрей спустился на нижнюю ступеньку, и пересел поближе к выходу – не так жарко:
- Кому теперь Еремеевский дом достанется – у Шмерко своих детей нет, Денис облюбовал райские кущи.
- Э-э-э, Разгон хочет набиться в приемыши.
- Нет, Трезор, просто не люблю, когда имущество пропадает без хозяина.
Второв предположил, что у Шмерко найдутся пронырливые родственники либо бывшая жена Еремеева, мать Дениса заявит свои права.
- Ты выбрал правильную политику с той малышкой – Таней, – произнес Трезор с дворовой прочувствованностью. – Наверное женишься в итоге. Не понимаю на кой хер тебе сюда мотаться из Питера каждую неделю. Самолет у тебя как «девятка» – запросто сел и прилетел. Одна поездка баксов триста обходится. Сидел бы в одном месте и не высовывался.
Последние слова он произнес в дверях – спекся, находясь в углу на верхней полке, ближе всех к раскаленным камням. Договорив, вышел из парилки, закрыл за собой дверь и шумно плюхнулся в бассейн.
Андрей продолжил расспросы.
- Это же Еремеев тебя привёл на ВХК?
- Да, Андрюхо, он самый.
- А сам он там как очутился? Странно – адвокат с такими крутыми клиентами вдруг подался в бизнес.
Второв помедлил с ответом. Он взял из ведра веник, немного похлестал себя, потом передал Андрею. Поддерживая отношения с бывшими коллегами-судмедэкспертами, Второв бы в курсе многих вопросов, которые не фигурировали в официальных протоколах.
- Еремеев был с Першиным вась-вась, решал ему серьезные вопросы. Посмотри на факты, дружище, только факты: Зосимов, предыдущий гендиректор ВХК, дважды увольнял Першина и хотел выпиздить с завода. Першин судился – адвокатом был Еремеев, судился-судился, и в конце концов Зосимова застрелили в подъезде. Першин развернулся на заводе и привел туда Еремеева. Зосимов еще лежал в морге, а его акции уже переписали на Захарыча. Потом появился Кондауров. Он хотел купить завод и вышвырнуть оттуда в первую очередь Першина – сразу не сработались, не сошлись характерами. И вот Короля застрелили возле дома Еремеева, и адвокат, как ты помнишь, участвовал в покушении. Долгая история, смысл такой, что Першин лично знал исполнителей, они работали на ВХК охранниками. Не нужно кончать университетов, чтобы понять, кто заказал Кондаурова. В офисе не знали эти тонкости, поэтому пошла стрельба в других местах – ты помнишь трупное лето 96-го, мазафака, жмуры каждый день.
- Но Першина все равно выпиздили с завода.
- Того, кто это сделал, не так-то просто застрелить. Самое хуевое то, что Першина навязали мне в соучредители.
- На ДОЗ? Он твой соучредитель?
- Да, дружище, нас пятеро, я управленец – гендиректор, но Першин не просто учредительствует, как остальные, а в своей ебанутой манере сует колеса в палки. Короче он мне на хуй не усрался здесь.
- Да уж, неуютно находиться рядом с парнем, который периодически отстреливает своих гендиректоров и компаьонов. А с учредителями всегда так – они вечно мешаются. Хотя… бывают исключения. На Совинкоме я не представляю других хозяев кроме себя; но в Питере не представляю чтоб я делал без команды. Это их бизнес, я лишь винтик в их машине.
- Ты аквариумный карась, Андрюхо. Трезор дело говорит: если то, что ты рассказываешь про Питер, про аккумуляторный бизнес и твоих компаньонов – это правда, то тебе лучше держаться их, а про Волгоград забыть.
Трезор так раскочегарил, что дольше находиться в парилке уже не было сил. Андрей с Второвым вышли и одновременно прыгнули в холодный бассейн, обрызгав при этом всех сидевших за столом.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net