Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 12

- Подозрительно выглядит – вы оба у него работаете, а ваши братья создают конкурирующую вам организацию, которая перебивает всю мазу…
- Он боится, – обратился Владимир к Артуру.
Тот начал терпеливо объяснять:
- АндрейСаныч, я тебя очень понимаю, ты уезжашь в другой город, и должен просчитаь все варианты. Но я тебе уже говорил в Волгограде, кто такой татарин, и повторю еще – он ссыкун. У него договор с официальным охранным агентством. Они, конечно, парни серьезные и могут тебя отметелить, если ты спиздишь у Фарида мастерок, но вопросы конкуренции – не их компетенция. С «офисом» Фарид не работает, он не станет тебя заказывать, ты уж мне поверь. Так что, мужайся, это тебе, конечно, не кардиоцентр, где вы с Игорем Викторовичем медсестер петрушили, но тут свои прелести.
- Так что отправляй своего мудилку картонного обратно в Волгоград, – подытожил Владимир, недовольно покосившись в сторону машины Андрея, в которой ожидал Тишин, – и начинай работать. Лучше бы ты свою волгоградскую контору прикрыл, чтобы она тебе не мешала. Возьми себе местный номер, за каким хером переплачивать в роуминге, волгоградский телефон тебе уже не нужен.
На заводе, куда поехали знакомиться с основными действующими лицами, Андрею понравилось.

Более менее благоустроенная территория (в отличие от промышленных предприятий, на которых до этого приходилось бывать), чистые асфальтированные дороги, клумбы, зеленые насаждения. Никогда не подумаешь, что здесь находится вредное производство.
Артур представил Андрея генеральному директору, и двум его заместителям (официально они значились как коммерческие директора). С первым лицом встреча состоялась чисто формальная – тому было важно убедиться, что новый контрагент – не фиктивная прокладка, учредитель которой бомж или труп, а работающая фирма с живым адекватным учредителем. О делах не говорили, генеральный заострил особое внимание на том, чтобы сотрудники ООО «Экссон» не заезжали на территорию завода на дорогих иномарках. Позже Андрей узнал, в чем дело. Гендиректор узурпировал исключительное право пользоваться благами жизни, одна только коробка его коттеджа (строительные работы вела фирма Фарида «Базис-Степ») обошлась в $700,000, плюс еще столько же на отделку, обстановка – еще два раза по столько; насчет автомобилей он тоже не стеснялся; в то время как рабочие жили в условиях коммунистического рая – без денег, находя удовольствия в работе. Из динамиков, установленных повсюду – на улице, в цехах, в кабинетах, в столовой – доносилась музыка советских времен, и кое-что из современных авторов (бодрые социальные агитки с текстами о том, что неплохо бы взяться за руки, друзья, если нам не наплевать, куда катится мир, – мысль не ахти какая свежая, но воплощение что надо), периодически прерываемая пролетарскими речами гендиректора; присутствовали доски почета с изображениями передовиков производства, был красный уголок. Сам гендиректор внешне и всеми своими манерами напоминал пролетарского вождя – гибрид Ленина, Дзержинского и Троцкого, только борода у аккумуляторного вождя была не черная заостренная, а в виде округлой коричневой какашечки.
Мотивация рабочих, да и остальных работников завода, представлялась загадкой. Крепкие физически, деятельные и трудолюбивые люди, былинные герои а-ля лубок-style, объединялись общим порывом выполнить и перевыполнить план, а за свой тяжелый труд получали в год столько, сколько сотрудники Совинкома получали за месяц. Причем последние далеко не все отрабатывали свою щедрую совинкомовскую зарплату, за что собственно, и приходилось время от времени проводить зачистки и увольнять таких зажравшихся скотов.
А гендиректор «Электро-Балта» воплотил в жизнь великую предпринимательскую мечту – внушил своим работникам, что счастье не зависит от предметного мира.
С коммерческими директорами обсудили конкретные вопросы. Со дня на день с Рязцветмета должны прибыть оплаченные Артуром вагоны со свинцом (свинец С-1 и свинцово-содержащий сплав ССУА), который нужно оприходовать на Экссон и отписать заводу. Артур сообщил все номера вагонов (позвонив на ж-д, можно узнать, на каком участке пути они находятся), и указал, какие из них завод получит от Базис-Стэп, а какие – от Экссона. Проговорили механизм взаимодействия с заводчанами – к кому обращаться, чтобы выбирать продукцию, у кого оформлять накладные, акты сверок, и прочие документы. Насчет приема свинца трудностей никаких, так как вагоны приходят на станцию Новый Порт, это недалеко от Электро-Балта, и от станции тянется ветка прямо на завод. Маневровый тепловоз подгоняет вагоны непосредственно к нужным цехам. А выбрать продукцию с завода оказалось делом сложным. Утром гендиректор подписывал расходные документы на вчерашнюю сборку. На заводе, помимо Базис-Стэп, паслись еще несколько фирм, заводивших сырье и работавших точно так же по бартеру, и все они стремились поскорее забрать свое. Завод был хронически должен своим поставщикам, время от времени «аккумуляторный вождь» кого-нибудь кидал. Находясь под крышей Минобороны (предприятие выполняло военную программу и выпускало аккумуляторы для танков, военных судов и подводных лодок), финансовую дисциплину соблюдал он плохо и жил по принципу «платят только трусы».
В такой ситуации только материальная заинтересованность могла заставить заводчан предпочесть Экссон другим компаниям. Для замов установили таксу 500 рублей на двоих за каждую выбранную с завода тепловозную батарею 32ТН450 (это 16 аккумуляторов с перемычками на поддоне общим весом 1250 кг, стоимостью около $1000, самая ходовая позиция); + 500 рублей за каждую тонну заведенного на завод свинца. Для генерального директора – по 1000 рублей и за то и за это.
(предприятие было полугосударственным, форма собственности – ОАО, впоследствии – ЗАО, доля государства – 52%, остальные акции распределены между членами трудового коллектива, которым было запрещено продавать их на сторону, а если заводчанин увольнялся, то согласно устава терял свои акции – обычное наебалово, в ходе которого акции вымывались у простых работников и оседали в директорате. Кроме того, во избежание форс-мажора, все более-менее ценное имущество перебросили на карманную структуру).
Логичнее всего, чтобы зацепить заводчан еще и нематериальными якорями, устроить офис и склад прямо на заводе – так же, как это сделано в кардиоцентре. Андрей предложил такой вариант на обратном пути, когда ехали с Электро-Балта, и эта простая, но вместе с тем гениальная мысль, так поразила Артура, что он развернулся через две сплошных и рванул обратно на завод. Ему без труда удалось уговорить руководство выделить помещения. На территории предприятия находилось шестиэтажное здание (по плану значилось как корпус номер 40), на первом этаже которого располагалось производство моноблоков, на втором – «представительство заказчика» (госприемка из министерства обороны), на третьем – инженерные службы, половина четвертого этажа пустовала, пятый и шестой этажи занимали инженера, лаборанты, научные работники, и эти этажи тоже наполовину пустовали. Экссону выделили кабинет на четвертом этаже – помещение площадью 50 квадратных метров с шестиметровыми потолками и гигантскими окнами, начинающимися от высоты примерно 1,5 метра и до самого потолка.
Чтобы не париться в пробках, Андрей переехал поближе к заводу, в гостиницу, расположенную в конце Рижского проспекта, недалеко от порта. Игорь Викторович самоустранился от бытовых вопросов, и обстановкой офиса пришлось заниматься Андрею с Алексеем вдвоем. Они обошли магазины, торгующие офисной мебелью, выбрали все, что нужно, но Артур с Владимиром так и не решились на покупку. В итоге Артур приобрел ДСП черного цвета, которое ему распилили по размеру, крепеж, привез материалы в своей БМВ на завод, и объявил, что из этого нужно собрать мебель. Размеры были все попутаны, пришлось на месте все подпиливать, и за целый день три человека – Андрей, Алексей и Артур собрали один только стол, удобный разве что для великана – с высотой не угадали, а дополнительно подпиливать уже было лень. К тому же

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net