Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 10

Галишникова и Галимуллина не посмели выбрать в меню то, что им хотелось, зная, что бюджет регламентирован, не дай бог, они не уложатся, и тогда их не выпустят отсюда, пока представитель Джонсона не урегулирует с Москвой овердрафт. Уже в конце благотворительного обеда Галимуллина не удержалась от колкости, сказав, что директор Совинкома водит своих клиентов в Танго каждый раз, когда бывает в Казани, и делает это ежедневно, пока тут находится.


К моменту отъезда в Петербург работа на Совинкоме организовалась таким образом, что хозяин может управлять компанией, находясь на удалении. А Игорь Викторович Быстров рушил за собой все мосты. Узнав об отъезде ведущего хирурга, главврач кардиоцентра не на шутку встревожился – оголяется ответственный участок, смена не подготовлена. В свое время Быстрова пригласили в Волгоград из Питера, чтобы он наладил работу кардиохирургического отделения и воспитал кадры, ему дали четырехкомнатную квартиру (которую он продал летом 2001 года одному из врачей кардиоцентра). На тот момент это был лучший кардиохирург в Южном регионе, и единственный детский кардиохирург Волгограда. Поэтому ему прощались многочисленные жалобы по поводу того, что он требовал с пациентов дополнительные комиссионные (он мотивировал тем, что берет по московским тарифам, где за подобные услуги совершенно открыто врачи берут по $15-20 тысяч долларов, а в Волгограде медработники почему-то должны работать за бесплатно). Халанский устроил ему встречу с руководителем облздравотдела и заместителем губернатора по социальной политике, на которой все трое уговаривали Быстрова остаться и предлагали зарплату $1000. Быстров отказался. Андрей слышал описание встречи от обеих сторон. Халанский так искренне возмущался, что заведующий отказался от сверхвысокой зарплаты, что Андрей бы наверное сам возмутился, если б не знал, сколько получает главный врач. А Игорь Викторович рассердился, что ему, специалисту с уникальными навыками, предложили такие нищенские условия. В Питере на фирме брата светило гораздо больше.
В один из апрельских дней он будничным тоном (что контрастировало с пропагандой, которую он вел в течение года) поставил Андрея в известность, что надо вносить по $40,000 и ехать работать в Питер. И что сейчас в городе находится Артур Ансимов, с ним нужно встретиться, чтобы подробно все обсудить. Андрея разбирали сомнения:
- Но мы же не показали себя в продажах, одна вшивая сделка…
На что Игорь Викторович ответил, что продажами будут заниматься Артур с Владимиром, в задачи Андрея входит делопроизводство и организационные вопросы. Заведующий кардиохирургией был тем самым человеком, который, что называется, умеет заронить надежду в сердце не только воина, но и камня. И Андрей априори соглашался со всем, что говорит ему деловой партнер.
Встреча с Артуром была коротка. Он подъехал к пиццерии «Арка» на проспекте Ленина рядом с мостом через Царицу, все вместе прошли вовнутрь. Там он встретил знакомых с лицами, которые нельзя показывать нервным и впечатлительным людям. То были «офисные», недавно побывавшие в перестрелке, их до невозможности брутальные лица были испещрены шрамами и кровоподтеками, у двоих забинтованы головы. Пока он общался с бойцами, Андрей с Игорем Викторовичем успели заказать и съесть пиццу. По дороге к их столику Артур зацепил одетую по-весеннему девушку, и вести деловой разговор при ней было не с руки. Говорили о весне, о разных молодежных делах. Когда вышли на улицу, Артур посадил девушку в свою БМВ, и подошел к своим спутникам:
- Ну чего, у тебя есть фирма с московским ИНН?
(вопрос предназначался Андрею, и из того немногого, что рассказал Игорь Викторович, стало ясно, что Артур с Владимиром, работая у Фарида, будут скидывать сделки на новую структуру и постепенно перетянут туда весь бизнес. Это явно не то, о чем мечтает Фарид, и у Андрея возникли сомнения):
- Как мы будем появляться на заводе? Фарид нас знает, как облупленных – меня, Игоря, и Алексея – всех!
- Татарин ссыкун, – уверенно произнес Артур.
И показал на своих забинтованных корешей, которые хорошо просматривались через панорамное стекло кафе:
- Вон, видел, с кем ему придется иметь дело, если залупится.
Это впечатлило Андрея, но вопросы остались:
- Да, но не думаю, что он беззащитен со своим многомиллионным бизнесом.
Артур уже собирался идти к машине, но, внимательно посмотрев в глаза Андрею, ответил:
- Это хороший вопрос, странно, если бы ты его не задал. Татарин не работает с офисом. У него официальный договор с охранной фирмой «Торнадо», которая не решает такие вопросы, как наш. Это сигнализация, охрана объектов от вооруженных нападений. Там серьезные ребята, но они не влазят в такие дела, как у нас. Можешь сказать своей семье, что тебе ничего не угрожает.
Артур еще раз повторил примерно то же самое, и, увидев понимание в глазах собеседника, попрощался и направился к машине.
Поскольку больше никаких встреч и разговоров не было, то Андрей не воспринял переезд как что-то осязаемое. Рутинная работа продолжалась – заявки, посещение клиентов, командировки, офисные вопросы; не было никаких признаков того, что гендиректор собирается куда-то уезжать. В июле 2001 Андрей уехал с семьей на две недели в Турцию, а когда вернулся, в Волгограде ждал Артур – ему были нужны уставные деньги для закупки свинца на Рязцветмете (Рязанский завод цветных металлов). Андрей не предполагал, что вот так надо запросто выдать такую крупную сумму, и не планировал в ближайшее время инвестиции. Но поскольку Артур уже прибыл, пришлось снять со счета все, что там находилось (оборотные средства – перечисленные клиентами платежи) и отдать ему. Набралось только половина требуемой суммы. Подъехав к условленному месту, Андрей пересел к Артуру в его машину и передал пакет с деньгами, шестьсот тысяч рублей мелкими купюрами (как выдали в банке). Узнав, что там только половина, Артур некоторое время шумел (когда звонил в офис, он долго пересчитывал, сверяясь с сегодняшним курсом доллара, какая должна быть сумма в рублях, выверяя все вплоть до копейки, а тут привезли примерно половину); затем, успокоившись, принялся считать деньги. Закончив, подал руку для прощального рукопожатия, и сказал, чтобы оставшееся было передано его брату Алексею, так как ему придется добавлять из своих денег – из Волгограда Артур отправляется в Рязань, где должен сделать 100% предоплату за свинец, а там на заводе не понимают «привезу потом».
Провожая взглядом серебристую БМВ, Андрей вспомнил, что не взял расписку за деньги, а ведь он видит Артура четвертый раз в жизни. Но он уже настолько сблизился с Игорем Викторовичем, выступавшим гарантом, что был уверен в надежности предприятия.
Образовалась очередная финансовая дыра, накоплений не было, все вложено в дело, а прибыль от петербургского проекта намечалась не раньше сентября, и предстояло как-то выкручиваться. Пришлось брать у поставщиков в долг, писать гарантийные письма. Сложнее всего обстояло дело с продукцией для рентгенхирургического отделения кардиоцентра. Это 100% предоплатный товар, закупаемый на Джонсоне, и его еще предстояло растаможить. Из-за того, что из оборота изъяли крупные средства, нужную сумму удалось собрать только к середине августа. Срок поставки – около двух месяцев, а учитывая то, что на Джонсоне периодически бывают сбои поставок, прогноз был неутешительный. Вполне возможно, что у московских дилеров не окажется нужных кодов, чтобы перехватиться, так как эта специфическая продукция поставляется строго под определенных клиентов.
Большие надежды Андрей возлагал на московскую компанию «Медкомплекс», а точнее, на ее директора, Василия Кохраидзе. Они достаточно хорошо сотрудничали, Василий отгружал на Совинком без предоплаты крупные партии продукции – рентгенпленку, шприцы, системы, химреактивы, инструменты, недорогое отечественное оборудование, и т.д. Сроки реализации не оговаривались, и Андрей часто перехватывался деньгами,

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net