Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 72

Ночью они гадали, кто родится: мальчик или девочка? Марианна сказала, что если мальчик, то она назовёт его Витей – пусть будет Виктор Викторович. Штрум согласился – во-первых потому, что, как большинство мужчин, желал сына, а во-вторых, потому что обычно мальчики похожи на мать, и он хотел бы, чтобы ребенок унаследовал красоту Марианны.
Потом он забылся, найдя в её объятиях забвенье, сон, восхитительное предвкушение небытия.
Утром, едва позавтракав, он быстро оделся и выбежал во двор. Марианна в домашнем халате бросилась за ним. Она окликнула его, когда он был в нескольких метрах от угла дома, ещё секунда, и он бы скрылся.
- Витя! Витенька!
Он обернулся. Она подбежала к нему, запыхавшаяся, пряди белых волос прилипли к влажной шее.


- Не уходи! Ты напрасно погубишь себя.
- Ты хочешь, чтобы я был трусом?
- Наоборот, сейчас мужество заключается в принятии разумного решения.
На его суровом лице отразилось сложное чувство.
- Я собрал народ, меня ждут.
- Туда придут одни бараны.
- Кого ты называешь «баранами» – Паука, Лимона, Змея?
- Паука и Лимона закрыли – ты сам говорил.
- Их выпустят – сегодня утром.
- Это ловушка! – убежденно сказала она. – Зачем идти навстречу тому, что следует избегать?!
Он взглянул на неё: никогда ещё не казалась она ему такой желанной; никогда этот голос не звучал для него так страстно, так убедительно. Она увлекла его к высокому газону, на котором находился давно разрушенный фонтан. У дельфина был отломан хвост, а на дне круглого бассейна валялись обломки голубой керамической плитки.
Погода была ветреная, небо в тучах. Штрум смотрел ввысь, слушал, как стонут на ветру верхушки деревьев, и чувствовал, что всем его существом овладевает бесконечное желание покоя и уединения.
И, словно сладостный отголосок его мысли, звучал рядом тихий голос Марианны:
- Помнишь, как при виде полей тебе захотелось быть фермером? Ведь это было бы счастьем. Мы бы уехали в Великие Луки, там у моего деда участок.
Штрум кивнул – да, уже говорили об этом. Что может быть прекраснее, чем, оставив ликвидационный бизнес, заняться другой деятельностью, с меньшим расходом гемоглобина! Но, покрывая шелест листьев и голос любимой женщины, до него доносились откуда-то воинственные крики, удары, предсмертное хрипенье и стоны жертв. Надо идти. Невозможно остановить пулю в полёте. Он схватил руку Марианны и тотчас же выпустил её.
- Я испортил тебе жизнь. Забудь меня!
Она обратила на него свой умоляющий взгляд.
- Обещай, что вернёшься!
Несколько мгновений он смотрел на неё, не мигая, потом послушно произнёс то, что она просила: «Обещаю вернуться».

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net