Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 167

Когда Ренат заводит свою странную паническую чушь из области товарно-денежных отношений и плохо кончившихся кредитных историй, оказывается, что у него до сих пор остались в запасе какие-то неожиданные формулировки на этот счет. Опять же, ему очень идёт весь этот душераздирающий замес из поучительных историй и нехитрых жизненных убеждений.
Шокирующие результаты инвентаризации заставили Андрея переосмыслить предупреждения Рената. Андрей признал, что затея с аптеками оказалась пагубной для его карманов. Вместо того, чтобы всё заранее как следует просчитать, он бросил кучу сил и средств на этот участок, а потом уже посмотрел, что же из этого вышло. А вышел чистый проект: никакой ценности для бизнеса, строго говоря, отрицательная ценность. Предпринимательский энтузиазм приобрёл характер азартной спортивной горячки. Андрей был убежден, что, как гонщик Формулы-1, уверенно обходит виражи и вот-вот выйдет на финишную прямую и выиграет заезд, а на самом деле, находясь в дезориентированном состоянии, катится под откос. Полагал, что диверсифицировал бизнес и контролирует все направления, а на самом деле шарахается из стороны в сторону, не в состоянии выбрать одно-единственное центрообразующее направление деятельности. Хотя правильное решение очевидно, оно лежит на поверхности: аккумуляторная компания Экссон!


Сейчас Андрей мрачно констатировал, что живёт под игом сурового закона, который вполне можно причислить к законам Мерфи: если вы предусмотрели N возможных способов утечки денег (и как следствие возникновений проблемных долгов), утечка произойдёт благодаря N+1-му. Деньги он раскидал сильно, такою рукой, какою мечет только могущественный гений: ни один аудитор не найдёт концов. Потому как его творческий мотор работал на самом неходовом топливе: алкоголь, вечеринки, красотки; в его могучей груди бьётся неугомонное сердце, но чем больше он экспериментирует с бизнесом, чем настойчивее толкает его на край очередной малознакомой пропасти, тем дальше отдаляется от обретения своего священного Разгон-Грааля. Заветной мечтой Андрея было проживание на вилле на берегу теплого моря на роялти, поступающее с предприятий, в деятельности которых не надо принимать участие; ну так получай фашист гранату: сам себе устроил жизнь в формате 25/8 (рабочий график 25 часов в сутки 8 дней в неделю) и накалил себя до предельных температур!
Одна надежда осталась – на старого седого полковника, Иосифа Григорьевича Давиденко, выходца из тайного милицейского учреждения, управляющего людьми и мирозданием. А также на его протеже, работающих на Совинкоме. Они крепки, деятельны, трудолюбивы, и, видимо, добросовестны. Силами этого батальона удастся остановить скатывание компании в пропасть – несмотря на странности последних дней, Андрей продолжал верить в старого седого полковника.

***

И именно в момент тяжелых размышлений о причинах недостачи и о том, как избежать катастрофы, в этот момент из Петербурга позвонила Мариам и принялась расспрашивать о состоянии дел на фирме. Что было довольно странно – она никогда не звонила в рабочее время, обычно, находясь в командировке, Андрей сам звонил ей по вечерам и сам же говорил то, что находил нужным, а она только комментировала.
- Что за десятимиллионный долг, про который говорил Игорь? – предъявила она.
Андрей что-то ответил в своей витиеватой манере, но она, не слушая его, продолжала сыпать вопросы: что с кредитами Волгопромбанка, дают ли аптеки ожидаемую прибыль, откуда на Совинкоме такая недостача, как вообще мыслится спокойная работа с компаньонами, у которых взята в долг такая крупная сумма, и так далее.
«Откуда у неё информация по Совинкому?» – недоумевал Андрей, гадая, кто мог ей проболтаться и думая прежде всего на Рената.
Андрей вяло отбивался от нападок жены и ни по одному вопросу не дал внятного ответа, и она, будто ожидая именно такое объяснение, прервала разговор.
Пикник на фоне таких событий выглядел как пир во время чумы, но Андрей всё же принял приглашение Вадима Второва поехать на недавно купленном им катере за Волгу – надо поддерживать отношения, ведь наверняка придётся обращаться за деньгами. Вадим указал время и место встречи – полдень на набережной в районе музея-панорамы «Сталинградская битва» и попросил захватить с собой «пивка или винца». Выехав из кардиоцентра, Андрей купил по дороге и то и другое, и, переодевшись дома, поехал на набережную. Вадим командовал по телефону где останавливаться, и последнее его указание было – напротив памятника-корабля. Андрей остановил такси напротив установленного на бетонном постаменте боевого катера времён Великой Отечественной Войны, расплатился и вышел, прихватив два тяжелых пакета, набитых напитками – вином и пивом. Подойдя к реке, Андрей не увидел ни одной пришвартованной лодки. И позвонил Вадиму, чтобы уточнить место. Тот расплывчато сказал: «Спускаешься от Панорамы вниз и там увидишь оранжевый с белым катер».
Ничего себе! До Панорамы топать и топать. Деваться некуда, и Андрей пошёл вверх по течению, высматривая нужную лодку. Но дойдя до конца бетонного парапета, он так ничего не увидел. Далее начинался песчаный берег, но и вблизи него не наблюдалось никаких плавсредств вплоть до видневшейся вдалеке лодочной станции. Одни отдыхающие. Снова звонок, в этот раз Вадим дал новую вводную: напротив памятника-судна.
- Но я только что оттуда! – возмутился Андрей.
Вадим, видимо, занятый каким-то деловыми переговорами, лишь отмахнулся – я мол, с самого начала сказал подходить туда и ждать.
- Что значит «ждать»! – чуть не закричал Андрей, но его товарищ отключился.
Пришлось тащиться обратно. Однако, пройдя более километра почти до Речного Вокзала, Андрей не увидел ни одной пришвартованной лодки, только крупные теплоходы. Он взмок от пота – таскаться по жаре с тяжелой ношей не самое большое удовольствие, и собрался уже поехать на работу, как никак рабочий день, хоть и пятница; как вдруг Вадим позвонил сам:
- Ну как, дружище, ты нашёлся?
- В смысле? А ты что, не видишь, что я еще не нашёлся?
Оказалось, самого Вадима на лодке не было, там был его брат. Узнав, что Андрей до сих пор в поисках, Вадим еще раз повторил: «Разворачивайся и иди в сторону Панорамы, и напротив корабля-памятника увидишь пришвартованный оранжево-белый катер».
Андрей так и сделал. И прошагав с полкилометра вверх по течению, встретил Константина, младшего брата Вадима Второва.
- У тебя очки слишком темные, три раза мимо нас прошёл!
Действительно, в бетонном кармане, куда вела лестница, был пришвартован катер, Андрей, идя не по самому краю парапета, сверху его просто не заметил. А ему, оказывается, махали, но не зная телефона, не смогли позвонить.
На палубе четырехметрового катера с достаточно просторной носовой каютой находились две незнакомые девушки, а также Виталий Шаганов, арендатор с оптово-строительного рынка, хозяин фирмы, торгующей сплит-системами и холодильным оборудованием. Константин закинул принесенные Андреем пакеты в каюту и стал возиться со стереосистемой. Девицы чинно молчали и даже не соизволили представиться. Всегда веселый Виталий как-то непривычно помалкивал, ну а Второв-младший никогла не был душой компании. Время коротали, слушая музыку и высказывая предположения, на каком участке пути находится устроитель мероприятия. Все уже устали, запарились и даже холодное пиво не особо лезло – туалета рядом нет. Полчаса ожидания, и к причалу подъехал Ахмет, водитель Вадима – он привёз продукты, выпивку и еще двух чикс. Всё это погрузили на катер. Насчёт Вадима опять же никакой информации. Новые девчата внесли некоторое оживление – но среди женской половины. Они, оказалось, из одной компании. Обстановка напоминала салон маршрутки в ожидании задержавщегося водителя.
В районе трёх часов, на два часа позже установленного им самим времени, явился Вадим Второв, и, пересчитав девушек по головам, спросил: «Где пятая?» Ему ответили, что Вика ещё на работе. Поняв, что это надолго, Андрей перебрался с качающейся лодки на берег. Вадим последовал за ним, чтобы дать указания водителю. Девушки в этот момент принялись звонить Вике.
- Нормальный пипл? – спросил Вадим.
Андрей осмотрел девушек с высоты дебаркадера, до этого, находясь, что называется, в тесном контакте, счёл неудобным на них пялиться. Действительно, было на что посмотреть – все как на подбор молодые, красивые, длинноногие. Вадим пояснил, что одну из них, блондинку, он еδέτ, и она по его просьбе организовала своих подружек на прогулку.
- Как-то они неконкретно ведут, – заметил Андрей.
- Ничего, разойдутся.
Вадим поручил водителю отогнать машину, взять такси и на обратном пути забрать Вику. По своему настроению Андрей понял, что с девками ничего не выгорит, старайся не старайся. И это даже не тот случай, когда намеренно не предпринимаешь активных действий, разжигая любопытство девушек, а потом вдруг само собой всё получается. Всё же он внимательно изучил каждую. Две крашеные блондинки стандарта Playboy, Света (наложница Вадима) и Алёна, выглядевшая, как деревенская копия Пэрис Хилтон, были не во вкусе Андрея и слишком примитивны даже на один раз. Длинноногая черноволосая Настя, как-то даже невероятно красивая, вела себя слишком развязно, чтобы можно было всерьёз принять эту развязность. Молчаливая, скромно державшаяся Лена, судя по всему, была единственным конкретным вариантом, но Андрей навсегда зарёкся насчет девушек с таким именем.
Будучи уже не в силах переносить жару, он разделся и прыгнул в воду с дебаркадера. Вадим последовал за ним. Его брат с Виталием угрюмо наблюдали за ними с катера.
- Что с Виталей? – спросил Андрей, подплыв к Второву.
Тот был на своей волне и поинтересовался насчет денег.
- Деньги? – переспросил Андрей.
- Ты просил деньги, дружище!
Очень своевременно – спустя две недели после просьбы. Андрей ответил, что уже не нужно… хотя, возможно, скоро понадобится.
Они плавали вокруг катера, брызгая водой на находившуюся в нем компанию, пока Света с Аленой не присоединились к ним. Они вчетвером купались, время от времени забираясь на катер, чтобы нырнуть с него. Взобрались на лодку лишь по прибытию Вики с Ахметом. Андрей надел на мокрое тело майку с джинсами, Вадим же, в своих плавках-шортах, ничего надевать не стал. Из динамиков доносилась музыка группы Би-2:

«Скользкие улицы, иномарки целуются,
Помятые крылья несчастной любви.
Минуты отмечены случайными встречными,
Но никто не ответит, что ждёт впереди»

Андрей рассмотрел Вику, примостившуюся на корточках возле бортика – худая миниатюрная шатенка в очках на пол-лица, одетая в белый коттоновый костюм – брюки и куртку, она производила впечатление даже более конкретной, чем Лена. Но он уже решил для себя, что сегодня никого приходовать не будет.
Пройдя километра три вверх по течению, Вадим развернул катер в обратную сторону. Остановились на пустынном песчаном берегу Сарпинского острова со стороны, противоположной городу. Пока перетаскивали вещи, раскладывали и накрывали стол, Ахмет развёл костёр (дрова предусмотрительно были прихвачены из города). Мрачный Константин, намучившись с раскладным сборным мангалом, стал ещё мрачнее. И отчитал брата, беспрерывно экспериментирующего с покупными мангалами – каждая новая модель оказывалась хуже всех предыдущих.
В ожидании шашлыков закусили магазинными салатами и мясными нарезками. К удивлению Андрея, все девушки, кроме Вики, пили водку – Света с Аленой неразбавленную, Настя с Леной мешали с апельсиновым соком. Вика цедила вино (которого, в расчете на девчат, набрали слишком много). Константин и Виталий пили пиво. Вадим с Андреем, не изменяя традициям, пили водку, запивая пивом.
- Тебе не холодно? Может принести бушлат? – Вадим подковырнул Вику, которая производила странное впечатление в своём джинсовом костюме в компании людей, из-за жары беспрерывно бегающих к реке окунуться.
Набрав градус, Андрей почувствовал себя более уютно. Звездой меропрития оставался Вадим, он находился в ударе. Под шашлыки он сделал вброс:
- Ну, чо, британские учёные дефки, давайте-ка таки выясним всё про сферический æ¥й в вакууме. Рассказывайте, какой размер, длина, диаметр, какой формы – прямой, сукакривой и какой он ваще – ИДЕАЛЬНЫЙ æ¥й. Стойкость æ¥я принимаем равной единице – то есть æ¥й крепок и стоек, мужик – привлекателен для вас лично, ɘδля предполагается во все дыхательные и пихательные.
Посыпались ответы:
- Длина:15-17, диаметр: 4-6. Форма?! да не имеет значения. Головка чтоб не маленькая была, вот еще что.
- Сантиметров 15, толщина не разбираюсь, но не узкий. Ну не меньше четырёх сантиметров в диаметре. Ровные люблю, или немного вверх смотрящие.
- 17-18 см в длину, 5-6 в диаметре, форма непринципиальна, но если он не везде ровно одинаковой толщины, а скажем морковка, бочонок али грибок, а то и с изгибом – еще лучше. Но и абсолютно ровный при таких параметрах будет восхитителен.
Девушки очень компетентно доказали, что в теме и давно приручили одноглазую змею. Выслушав все мнения, Виталий вслух отметил, что «Укладывается в рамки», и тут же пожалел – его дружно попросили показать.
Особенно порадовала Алёна:
- Двадцать на шесть сантиметров и необрезанный если чо, короче!
Виталий моментально вычислил объём:
- 565 кубических сантиметра.
- Поллитровый æ¥й – моё всё! – обрадовалась Алёна.
- Какая разработаная пи$Δа, – вполголоса процедил Константин.
Вадим осведомился:
- Не страшно свою жопку под такое чудовище подставлять?
- Неа, главное чтоб смазка была хорошей. Как был лозунг у одной из фирм-производителей – «впихнуть невпихуемое».
- Ты отважная женщина!
Алёна со Светой продолжали описывать свои любимые размеры пенисов, Вика с Настей задумались, унеслись в мир светлой мечты о мужских гениталиях, словно прислушиваясь к стонам, издаваемым во время совокупления. Вадим встал со стула, вытянул руки вперед, и, двигая ими одновременно с тазом, изобразил характерные движения, как бы показывая, что до мечты рукой подать.
От таких разговоров с лица Андрея исчезла его фирменная загадочная полудетская улыбка. Виталий сказал:
- Писец, Вадик! Куда нам деваться с нашими семью сантиметрами гордости? Хочется закрыть лицо ладошками, заплакать и убежать в чулан.
- Не дрейфь, дружище, мы сделаем Алёну на два смычка – как раз в ней оба поместятся.
После шашлыков Константин с Аленой пошли играть в бадминтон, все остальные, кроме Вики, оставшейся за столом, отправились к реке. Вадим уже который раз предложил Андрею открыть ресторан. Если раньше это дело немного, но всё же интересовало Андрея – помещение 19-й аптеки в горсаду идеально подходило для этого – то сейчас все затратные проекты вызывали у него резкую реакцию отторжения. Всё же он поддержал разговор – да, это здорово, иметь своё заведение, превратить его в клуб, где можно встретиться с друзьями.
«Скользкие улицы, иномарки целуются,
Помятые крылья несчастной любви.
Минуты отмечены случайными встречными,
Но никто не ответит, что ждёт впереди», – всё так же звучало из динамиков, Вадим подсел на Би-2, и весь день крутил этот диск.
Когда плыли обратно, дважды останавливались посередине реки, чтобы попрыгать с лодки. Вадим повёл в сторону Советского района, на лодочную станцию. Оттуда Ахмет в два захода (машина предусмотрительно была отогнана на станцию) перевёз всю компанию на принадлежащую Второву базу, где находилась баня. До сих пор не сложилось ни одной пары. Костин с Аленой бадминтон ничем не закончился, Виталий по-прежнему держался несколько отстраненно и больше общался с парнями, чем с девушками, Андрей даже не пытался кого-либо кадрить, ну а Ахмету как обслуге не полагалось (он не относился к категории водителей, трахающих хозяйских женщин гораздо чаще чем сами хозяева).
На базе многое изменилось с 2000 года, когда Вадим Второв её приобрёл (точнее отжал при помощи начальника Советского ОБЭП, наехавшего на тогдашнего хозяина и заставившего уступить базу за смешную цену, пять тысяч долларов, в противном случае хозяину грозило уголовное преследование). Участок находился над Волгой, в районе поселка Купоросный, и граничил с оптово-строительным рынком. На территории находился большой ангар, несколько пристроек, в которых Вадим установил оборудование и развернул производство окон и дверей, и собственно баня – двухэтажный домик с русской парилкой, бассейном, камином, длинным столом на первом этаже, бильярдом и пианино на втором. Эти стены видели много разврата, еще ни разу не было такого, чтобы девок приводили сюда просто так, напоить-накормить-попариться. (А кто вообще их водит просто так в баню?!)
Уединившись в парилке, Вадим спросил:
- Одного не пойму, зачем ты связался с ментом?
Андрей мотнул отяжелевшей головой.
- Он давно не мент.
- Малыш, ты меня волнуешь… Бывших ментов не бывает, дружище! Иосиф Григорьевич Давиденко… это бывший начальник ОБЭП? Эники-беники ели блядь вареники… Давиденковские банды грабили Совинком.
Вадим пустился в рассуждения – насколько неразумно платить за «крышу» и привёл пример: лично ему оказывают услуги только по дружбе и он дарит за это какой-нибудь подарок – дорогую бутылку, сувенирную продукцию, картину, и так далее. Никаких денег! Даже для важных шишек. Даже заместителю начальника УВД.
И он назвал несколько фамилий. Андрей знал этих людей – видел их тут, в этой бане, а также на дне рождения Вадима, на оптово-строительном рынке и в других местах.
Андрей понимал, что Вадим утрирует… но в целом школьный товарищ был прав.
- Почему ты не хочешь сам решать свои вопросы, зачем платить каким-то посредникам? – разошелся Вадим, охаживая себя дубовым веником. – У тебя же есть язык! – тут он высунул свой язык и пошевелил им. – И ты неплохо им работаешь. Приболтать чиновника гораздо проще, чем тёлку, ты это сам знаешь. Мазафака, какого хрена ты нанял этого Иосифа? Что с тобой, дружище?!
- Ну… я живу в Питере, мне тут нужен человек, – неуверенно сказал Андрей.
- Ну так плати мне, дружище, и я буду решать те же самые вопросы, что твой Иосиф, только дешевле и лучше. Сколько ты ему платишь?
Андрей был вынужден признать, что мнение друга до черствости объективно, но уклонился от ответа и заговорил о том, что святой Иосиф был навязан начальником горздравотдела, Евгением Карманом, и это сотрудничество является обязательным условием выигрыша городских тендеров. Потом сотрудничество углубилось, пошли другие дела, Иосиф подтянул знакомых из других городов – Ростов, Саратов.
Напарившись, они вышли из парилки и бултыхнулись в бассейн, обрызгав сидевших за столом девчат.
- Дефки, а у вас пелотка часто труселя зажёвывает? – обратился Вадим к девушкам, выбравшись из бассейна.
Они, пронизанные единой творческой волей, отреагировали полнейшим разоблачением. Все сняли купальники, кроме Вики, которая даже надела длинный махровый халат, чтобы не красоваться своей наготой. Из мужчин идею нудизма поддержал лишь Вадим. Он подошёл к каждой и внимательно осмотрел промежность.
- Мазафака, мне интересно, у вас дырка от пелотки строго внизу организма или таки чуть спереди относительно вертикальной оси?
Они покорно дали себя осмотреть – все, кроме Вики. Это Вадима не устроило и он потребовал дать ответ на поставленный вопрос, если она стесняется то пускай сходит в туалет и проделает необходимые измерения.
- Транспортиром надо мерить, – попыталась отговориться она.
- Так померяй, мазафака! Или отвес возьми.
Вика заныла, что не знает, как делать, тогда Алёна её научила: «В положении стоя засунь в пи$Δу карандаш и посмотри, в какую сторону и на какой угол он отклоняется!»
Виталий развил целую теорию – описал случаи, когда все на месте и вульва тоже находится там где нужно на своем месте, а также когда вагина придвинута ближе к анусу, (киска рядом с жопой), и когда киска задрана вверх.
Когда, попарившись и искупавшись в бассейне, все собрались за столом, Вадим предложил отведать «суп из семи залуп» – разогретый Ахметом вчерашний шулюм из баранины, разлил в рюмки водку и продолжил заданный еще на Волге вектор:
- Дефки, нук расскажите про ваши сексуальные предпочтения. Ну типа «люблю сверху, люблю снизу, люблю раком, люблю в жопу, люблю морковкой, люблю мужика отстрапонить, люблю молочка попить вместо ɘδли, люблю огромный æ¥й» и так далее! Мужики внимательно слушают.
Девушки заголосили, словно желая произвести максимально мощный резонанс в ноосфере, в их глазах светились все оттенки восторженного энтузиазма, перекрикивая друг друга, они торопились поделиться самыми самыми сокровенными переживаниями:
- Люблю так, чтоб даже соседи выходили нервно покурить!
- Люблю сверху! Ещё люблю когда меня мужчина берёт силой, слеганца, без травм и фанатизма!
- Обожаю минет! Запах, вкус…
- От анала кончаю на раз, два, три. Но я не за частоту, а за качество…
Если эскимосы пользуются полусотней слов для обозначения снега, то у Светы нашлось совершенно невообразимое количество словосочетаний для описания событий в области промежности:
- Люблю играть… убегать и догонять… люблю дарить себя… люблю его ласкать… люблю силу и страсть, скорость и жесткость… люблю бороться… падать с кровати, перебираться по ковру… лезть на стену… люблю нежно-нежно во сне… люблю спокойно и очень медленно, как в первый раз… люблю раскрываться полностью… люблю не пускать его в себя… А вообще все зависит от моего лунного цикла.
Вадим предупредительно сказал ей:
- Представил тебя, ползущей на стену… Ну и как тебя ɘδсти?
Света не растерялась:
- А ты пристраивайся сзади – а там разберемся!
В обсуждаемом предмете – сексе – конечно не было ничего страшного, все делают это, но у Константина возникли опасения за самочувствие Вадима: не собирается ли он оставить всё это на уровне разговоров. Эти стены видели один только порок, причем в большом количестве и во всем его неприглядном бесстыдстве, но фарс – никогда.
- Вот, блин! Секса захотелось! – объявил Константин всем собравшимся, и обращаясь к Алёне прибавил: «Ваæуе такой…трахни меня что-ли!»
- Сейчас народ в очередь начнет записываться, – сказал Андрей в сторону. – Кто тут крайний?
Гипнозом этой застольной беседы за секс стало заявление Лены, в котором прозвучало её желание “привязать мужика к койке, завязать ему глаза. и, сперва ласкать, доводить до самого до…, но не давать кончить. А потом оттрахать его с ахрененным удовольствием!”
- Я чуть в обморок не обосрался! – прокомментировал Вадим, а Алёна вступила с Леной в полемику: «Думаю, после такой предвариловки оттрахать не получится. Если не давать, не давать кончить, а потом дать, то как только, так и сразу! Если конечно у мужчины все ОКей с потенцией и этим делом. Хотя… может мы из разных миров?»
Виталий в бессильной злобе рвал волосы в своих интимных местах и делал знаки Вадиму: мол, прекращай болтать, давай уже действовать, либо поговорим о чем-то более одухотворенном, но Вадим, ворвавшись, веселился как ребенок, привязывающий к кошачьему хвосту консервную банку, он неудержимо комментировал ответы девушек и задавал всё новые и новые вопросы.
Монолог Вики был поистине характеристикой поразительно яркой личности:
- …люблю догге-стайл и чтоб волосы мои на руку намотали. Вообще легкое садо-мазо и чтобы по жопе отлупили. А еще тащусь когда меня вертят как угодно, без просу. Ну вот мужику захотелось сменить позу, он ее поменял, соответственно я помогу. но вот эти “а давай поменяем по-о-о-о-зу” вот у меня сразу все падает и хочется пяткой по яйцам дать.
Бондаж, обездвиживание, порочка по жопе, спине, груди ваще ОК, флогером только, рукой, кошка-семихвостка и кнут тут не канают. Насильственный минет, чтоб за волосы и в гланды, фистинг, пальчики-ручки, руки вообще мой фетиш. Ну а позы, стоя сзади, раком, лежа на животе, или сверху со связанными руками. Вообще бля, чем больше я связана завязана, в том числе и глаза, тем острее ощущения – отвлекающие факторы сводятся на нет.
Расфокусированная речь Лены походили на бред гриппующего школьника:
- Ну а иногда люблю и медленно и печально, чтоб так нежно, ути-пути, трам-пам-пам. Настрой – великая вещь, но чаще люблю пожеще. А да, люблю, когда кончают в рот и глотать, вот.
Говорила она таким утомленным голосом, будто докладывала о том, чем занималась последние несколько суток.
Заявление Насти привлекло внимание всех мужчин:
- Люблю ɘδαться с незнакомцами.
Вадим тут же отреагировал:
- Насколько незнакомым должен быть незнакомец?
- Менее двух встреч – считай незнакомец.
Разговаривать за секс в бане с голыми девушками – всё равно что после продолжительной голодовки обсуждать еду за накрытым столом. Но Второву-старшему, судя по виду, явно нравилось эпатировать своих друзей, и он вопреки традициям не торопился переходить от слов к делу.
Андрей с трудом выдерживал это буйство плоти, которое, он был уверен, относится к разряду визуальных эффектов – ни одна девка в итоге не даст. Особенно приковывала его взгляд Настя, длинноногая породистая самка с идеальной фигурой.
Релакс пати продолжилось. Когда, очередной раз попарившись и искупавшись в бассейне, собрались за столом, Второв-старший стал нагонять градус кипения мозгов своих друзей, сделав очередной вброс:
- Как-то одна мисс с большими сиськами поведала мне о том, что бегать без лифчика ей жутко неприятно ибо сиськи болтаются и причиняют массу неудобств. В то же время, если тьолку поставить раком так, чтобы естественной гравитацией её сиськи оказались висящими перпендикулярно полу, то при активной половой ɘδле эти самые сиськи начинают раскачиваться в такт фрикциям. Внимание, вопрос! Дефки, а раскачивающиеся сиськи вам неудобств не причиняют?
И снова пошло бурное обсуждение, ответы девушек явились плодом подлинного и счастливого вдохновения. Всё говорило об их многоопытности и широте разнообразных запросов:
- Очень неприятно. Даже при моем недовтором размере.
- У меня третий, и во время секса приходиться держать грудь руками – ибо адская боль, и без лифчика мне ходить противопоказано по той же причине.
- Не знаю кому как, а мне не очень приятно. Приятно когда чувствуешь поддержку горячих мужских рук.
- У блин, чо еще никто не додумался не стоять как лошадь на четвереньках, а прогнуться в позвоночнике, подняв жопу повыше, и лечь сиськами на кровать, если так больно и неприятно?
- Болтаются, хрен с ним, главное чтобы в резонанс не вошло.
Вадим расслабленно пробормотал себе под нос:
- Да если в резонанс войдет – жопой начнет вилять, можно промахнуться, промахнешься –
попадешь в гавно, что тогда делать?
Виталий попытался перевести наконец разговор на более светлую для обсуждения тему, но его никто не услышал, все продолжали обсуждать женскую грудь.
- Хрен с ним, первый или какой размер, лишь бы одинаковые были, а то точно при ɘδле заносить будет, – сказал он сердито.
- На поворотах тоже заносит.
В отличие от своих друзей, находившихся на взводе, опьянение Вадима носило благодушно-эротический характер, он готов был продолжать круглый стол хоть до утра и посоветовал Лене, которую «на поворотах заносит»:
- В сторону заноса рули.
И поинтересовался у неё как у обладательницы третьего размера:
- А у тебя было такое, чтобы ты во время секаса в коленно-локтевой позе хватила в лицо своими же сиськами?
От таких разговоров, которые ни к чему, кроме разочарования, не приведут, Андрей совсем пригорюнился и всё сильнее налегал на водку. Время тянулось невыносимо долго. И он обрадовался, когда, наконец, кто-то предложил поехать в ночной клуб Пиранью.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net