Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 168

Было около полуночи, когда, одевшись, вышли на улицу. Ахмет завёл свою «девятку» и спросил, кто поедет первым заходом. Вадим, покачиваясь, громко вбросил:
- Тёлки… метёлки… а как вы минет учились делать – литературу какую изучали, кино смотрели или так, чисто инстинкты сработали и всё само собой поехало?
- А где твой Мерседес? – напористо спросила Света. – Не хочу на девятине!
Она была из тех блядей, кто открывает рот не только для минета. Неожиданно Вадим повёлся, и, шатаясь из стороны в сторону, поплелся в сторону ангара.
- Вадим Сергеич! – Ахмет увязался за ним, уговаривая его не садиться пьяным за руль.


Однако бесполезно – тот всё-таки вывел из ангара свой Мерседес Е-класса, и подъехал к поджидавшей компании. Света, Алена и Настя с визгом запрыгнули в машину. Андрей счёл своим долгом отговорить от опасной поездки друга, находящегося где-то на пути между состояниями «сильно пьяный» и «бухой в говно». То же самое сделали Виталий Шаганов и Второв-младший. Но тщетно – Вадим уперся и заявил, что отлично себя чувствует. Две машины выехали с территории базы, сторож закрыл ворота.
Рассекая фарами ночной мрак, девятка и Мерседес проехали над Волгой, и через оптово-строительный рынок выехали на улицу Тулака. Андрей ехал в девятке – на заднем сиденье вместе с Виталием и Константином. Вика, включив музыку на полную громкость, дергалась на переднем. Ахмет опасливо поглядывал в зеркало на ехавший сзади Мерседес, то и дело вилявший и выезжавший на встречную полосу. Улицы были пустынны, но это здесь, в этом районе, а в центре такая езда чревата столкновением. Ахмет позвонил шефу, чтобы ещё раз уговорить оставить машину и поехать на такси, но тот не ответил.
На Рабоче-Крестьянской улице Ахмет разогнался и вырвался вперед примерно на полкилометра.
- Странно как-то медленно шеф едет, – сказал он, притормаживая на светофоре.
И посмотрел в зеркало.
- Вадим Сергеич!!! – вдруг закричал он, и, резко развернувшись через две сплошных, погнал в обратную сторону.
Вдалеке в среднем ряду виднелся микроавтобус со включенной аварийкой. Мерседеса не было видно. Вика сделала потише музыку, Ахмет выключил магнитолу совсем. Когда подъехали поближе, то увидели Мерседес, вернее то, что от него осталось – он был на той же стороне, на тротуаре. Капот практически отсутствовал – вместо него покореженное железо. Пассажиры, потирая ушибленные места, потихоньку выбирались из машины. Все были живы. Вадим, выйдя наружу, первым делом наехал на водителя Газели, маршрутного такси, с которым произошло столкновение. Тот, испугавшись внушительной компании, полез к себе в салон, заперся изнутри и принялся звонить по мобильному телефону. Странно, что у Газели оказалось гораздо меньше повреждений, чем у въехавшего ей в лоб Мерседеса. Удар пришелся по касательной.
- Я не понял, как всё случилось, – виновато сказал Вадим. – Светка расстегнула ширинку и стала сосать æ¥й, я повернулся к остальным девчатам, говорю, мол, не стесняйтесь пристраивайтесь тоже. Тут бац! Удар. Гляжу – мы на противоположной стороне. Приехали!
Несмотря на поздний час, быстро образовался затор – проезжавшие мимо водители притормаживали, чтобы полюбоваться на аварию. Лена стала ныть, что не попали в ночной клуб, и вместо этого вынуждены тут торчать, как идиоты. Света стала её стыдить – как можно, ведь произошло несчастье, надо проявить сочувствие.
Водитель Газели всё же вышел, чтобы поговорить с хозяином Мерседеса. Выяснилось, что микроавтобус принадлежит компании, застрахован, и водителю как-то безразлична вся эта ситуация, завтра он выйдет на маршрут уже на другой машине. Когда подъехала милиция, Ахмет сказал им, что это он находился за рулём Мерседеса и это по его вине произошла авария. Сначала Вадим спрятался в девятке, но потом вышел и присоединился к обсуждению. Его не устраивал ни один из предложенных вариантов – оплатить на месте и разъехаться без составления протокола, составить протокол с участием аварийного комиссара, и он стал настаивать на обоюдке. Пока спорили, подъехал аварийный комиссар.
- Ваша машина застрахована? – спросил милиционер, и этот вопрос вывел Вадима из себя.
- Тебе, блядь, какая разница? – закричал он.
Мерседес не был застрахован, и владелец не мог не злиться в связи с понесенными убытками. Между милицией и Вадимом моментально образовался живой щит, его друзья поспешили увести его на безопасное расстояние. Андрей хорошо помнил, как четыре года назад его товарищ попал в кутузку – пьяный Вадим сорвал с милиционера фуражку, бросил в лужу и сказал, чтобы тот нырял за ней. Вызволение из милиции дорого обошлось Вадиму, к тому же ему подрихтовали лицо.
- Слышь, ты, козёл, я – директор оптово-строительного рынка! Мент, не знающий меня в лицо, не должен работать в ментовке! – выкрикивал Вадим, пытаясь вырваться из рук друзей, чтобы лично разобраться с милицией.
Оказавшись на обочине, вдалеке от разбирательства, Вадим позвонил заместителю начальника областного УВД, своему знакомому, тому самому, который будучи в 2000 году в должности начальника Советского ОБЭП, помог с приобретением базы. Тот, выслушав и вникнув в ситуацию, посоветовал вести спокойно и не нарываться на милиционеров, которые могут сначала избить, а потом уже спросить фамилию.
- Какая обоюдка, если ты выехал на встречную полосу? – резонно спросил высокопоставленный милицейский чин и предложил смириться с неизбежными расходами по восстановлению машины.
Действительно, Вадим был наказан за жадность – пожалел на КАСКО и теперь попал на большие деньги.
Алёну, Лену, Вику и Настю пришлось отправить на такси в Пиранью – они так уже изнылись, в основном первые две, что Вадим, не выдержав, поймал им такси и заплатил чтобы их поскорей увезли. Света осталась изображать жену-декабристку – висла на шее, произносила сочувственные речи, и Вадим был вынужден спрятаться от посторонних глаз в «девятке» – на месте аварии скопилось достаточно машин, в которых могли оказаться знакомые. По мере составления протокола до него доходил смысл произошедщего – уже сегодня необходимо раздобыть несколько тысяч долларов, чтобы через неделю, к приезду жены из Ялты, машина была полностью отремонтирована, а это весьма сжатые сроки с учетом повреждений (фактическое отсутствие капота вместе с частью содержимого).
Когда покончили с формальностями, компания перешла на другую сторону улицы. Стали ловить такси. Ахмет, официальный виновник аварии, был оставлен, чтобы отвезти эвакуатором Мерседес на базу. Виталий и Константин откололись – на сегодня с них довольно впечатлений, сев в отдельную машину они поехали по домам. Андрей тоже чувствовал, что на сегодня хватит, но всё же послушно поехал с Вадимом и Светой в Пиранью.
В ночном клубе царила атмосфера безмозглого веселья. По ушам долбил бескомпромиссный звуковой поток – барабанно-гитарная нарезка, насыщенная цифровым битом и пузырящимися синтезаторными звуками. По танцполу скакала молодёжь с притупленным инстинктом самосохранения.
Едва войдя в зал, Вадим направился к ди-джею и стал требовать, чтобы поставили эту злополучную песню Би-2 («Скользкие улицы, иномарки целуются…») Ему было отказано – такой песни в фонотеке нет, к тому же русская попса неформат для клуба. Тогда он потребовал, чтобы трек скачали с интернета. Ди-джей позвал охранника. Кое-как вопрос уладили – совладелец клуба был знакомым Вадима.
Как только Андрей подошёл к барной стойке, его обступили сегодняшние феи в полном составе: Алёна, Лена, Настя и Вика – в клуб они прошли, а им тут никто не наливает.
«Грёбаные пассажирки!» – мысленно выругался Андрей.
Не то, чтобы он пожадничал на продолжение всеобщего веселья, просто его бесило откровенно потребительское отношение этих хамок. Они перетусовались здесь с половиной зала, никто не взял им выпивку, поэтому они быстро сориентировались, заметив потенциальных плательщиков. Одна лишь Вика спросила для приличия, что там с аварией.
- Ахмет повез мерина на эвакуаторе, – ответил Андрей.
Тут его словно током пронзило: краем глаза он увидел Лену Калашникову, лучшую Танину подружку. Она прошла мимо, покосившись на компанию. В конце стойки на высоком барном стуле примостился Сергей Волкорезов, её жених.
У Андрея застучало в висках: «Они меня заметили?!»
Вика что-то говорила, бармен уже выставил напитки, надо расплачиваться, но Андрей, не обращая внимания, резко отошёл от стойки и с ощущением, что скоро произойдёт что-то значительное, стал пробираться сквозь толпу на выход.
В туалете он немного пришёл в себя. «Таня! Она с ними – здесь в клубе, со своими друзьями? Даже если нет, то сейчас они ей позвонят, и через несколько минут она будет здесь. Если я позвоню ей сейчас – только не это, слишком поздно».
Он вынул из кармана телефон, чтобы отключить его и спокойно подумать, но трубка завибрировала. Звонил Вадим. Сквозь грохот танцпола Андрей услышал возмущенный голос:
- Куда пропал, дружище?!
- Сейчас, я в сортире!
Ничего не слыша из-за шума, Вадим прокричал, что ждёт у барной стойки. И Андрей решился: надо подойти сказать, что обстоятельства, плохо, его тошнит, и срочно убираться отсюда.
Зал был наполнен мрачным электронным звуком и леденящими кровь завываниями; холодный механистический саунд вкупе с надрывным вокалом подготавливал публику к очередному танцевальному треку. Когда Андрей подобрался сквозь толпу к барной стойке, то увидел очередную проблему. На Вадима, облепленного со всех сторон девушками, которым он оплатил-таки коктейли, наседали двое быков. Один из них, вспухшая гора мышц, поблескивающая то ли от геля, то ли от пота, приблизившись к Вадиму на расстояние хватания, грозно сипел, указывая на Настю:
- Это моя девочка. Пойдем, будем разбираться.
Вадим, не понимая, чего от него хотят, безразлично помахал стопкой, и, опрокинув, её, дыхнул в лицо собеседнику:
- Если твоя, то забирай, какие проблемы.
Вспухший бодибилдер ещё больше надулся, казалось, ткни иголкой – и вся эта груда мяса сдуется со свистом, как шарик. Андрей подошёл поближе, чтобы оппоненты поняли, что его товарищ здесь не один.
- Я знаю, ты со строительного рынка, – продолжил наседать бычара, – а знаешь, кто я такой?!
Тут Андрей его узнал – то был племянник мэра города. Неизвестно, чем он занимался, помимо поездок в спортзал на своем напоминающем лакированный танк Хаммере, но очевидно, что у человека, покупающего себе в условиях всё возрастающего трафика огромный грузовик, есть проблемы с размером немаловажной части мужского организма. Он как бы пытается кого-то напугать, хотя никто и не думает его бояться.
Вадим скинул с себя Свету с Алёной и слез со стула:
- Так, а при чем здесь «кто я» и «кто ты»? Давай поговорим, раз ты хочешь, но как мужик с мужиком!
Они отошли в сторону, чтобы помериться пиписьками, доиграть спектакль, сценарий которого не пришёл бы в голову даже законченному психу. Света с Алёной, не глядя друг на друга, цедили коктейли. Настя за тем же самым занятием стояла поодаль, выжидая, кому достанется. Вика танцевала в проходе между барной стойкой и еще одной стойкой, за которой уже начинался танцпол. Лена нашла себе спонсора и потихоньку исчезла. Андрей нервно ждал – конечно, надо уйти отсюда как можно скорее, но нельзя оставлять товарища в такой проблеме.
По итогам переговоров, во время которых родственник главы администрации, играя мускулами, ломился в открытые ворота, он добился того, что у него никто и не отнимал – право поить Настю дорогими коктейлями. Андрею одновременно было весело от всего этого цирка, и больно от мыслей о Тане – то есть карнавально. Вадим вернулся на своё место, и пока усаживался, успел сказать Андрею на ухо:
- Займись Викой, чего стоишь?
Сам же занялся опросом:
- Дефки! А вы когда-нить кончали еще не успев снять трусы? Рассказывайте подробности.
В достаточно широком и пустом проходе, в котором мог выступать целый кордебалет, Вика другого места не нашла для танцев, кроме как в полуметре от Андрея. В опасной близости от его лица мелькал бокал с коктейлем цвета тосола, который Вика держала в руке. Как можно оставаться в форме, поглощая такое количество пойла, содержащего столько сока, сиропа и ещё хрен знает чего, что у тебя отрастет третий подбородок ещё до того, как ты допьёшь один такой? Девкам, очевидно, важен факт того, что они держат в руках огромный бокал с кислотного цвета жидкостью и всякими трубочками-финтифлюшками. Вадим рискует увидеть свой член позеленевшим наутро после интимного общения с Аленой и Светой – а всё к триплу и шло: Света настойчиво массировала его промежность, тогда как сам он самозабвенно покусывал Аленину ногу, задранную ему на плечо (Алена оказалась гимнасткой – задрав ногу, стояла практически в позе шпагата).
И тут в висках Андрея загудело – он заметил приближение столь знакомой женской фигуры. Когда он навёл резкость на эту фигуру, находившуюся в середине зала, когда она блеснула перед ним, в мыслях его, как молния, пролетело: «Таня!» Он узнал её. Её облик вмещал в себя ту поэзию, которую чувства Андрея всегда знали и видели отличительные признаки её, но он никогда не мог выразить словами всё, что чувствовал. Колорит этой поэзии был так ярок, каким никогда не являлся прежде; его краски горели и метались в глаза. Они были так нестерпимы, что Андрей на мгновение зажмурился… они были облечены в ту гармонию и дышали той внутренней музыкой, которой исполнены самые прекрасные творения природы. И этот вертеп, в который она вошла, был недостоин её, и все, кто тут находился, не достойны были и ползать у её ног.
Она подошла к нему, бесцеремонно отодвинув Вику. Словно из горных глубин долетело его имя:
- Андрей… нам надо поговорить…
Качнулись стены, дрогнул пол. Тяжело передвигая словно сковаными ногами, пробирался Андрей вслед за Таней через ледяные провалы устремленных на него глаз (не осталось незамеченным, как она отшвырнула в сторону Вику, которая попыталась дать отпор, но её нейтрализовали Лена с Сергеем, Танины друзья).

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net