Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 24

Войдя в офис Совинкома, Ренат, едва удостоив кивком присутствующих сотрудников, стремительно прошёл на директорскую половину. Так и есть – Таня уже на месте, приехала раньше него. Она сидела за приставным столом, и, перебирая бухгалтерские документы, подносила чеки, на которых был очень мелкий шрифт, к своим красивым глазам, внимательно рассматривала цифры, и заносила их в ноутбук. Понаблюдав за ней, даже несведущий человек сообразил бы, что девушка занята не своим делом.
Изначально Андрей поручил ей наладить внятный управленческий учёт – это означало, что ей необходимо освоить программу 1С и уметь интерпретировать все цифры и составлять толковые отчеты гендиректору. Раньше это делала Лена Гусева, но она уволилась. В 1С не заносились сведения о комиссионных для клиентов, суммы возвратов заведующих отделениями кардиоцентра и многие другие данные, не предназначенные для широкой огласки. Андрей поставил задачу: сводить в какой-нибудь одной программе всю эту информацию и доходчиво ему объяснить, как эта система работает, чтобы он в любой момент времени мог получить информацию о финансовом положении фирмы. Самостоятельно он эту программу освоить не мог. Ирина была слишком занята, чтобы заниматься ещё и учётом. Родной брат, Максим, восстановился в мединстиуте и не успевал следить за всеми событиями на фирме, он бывал в офисе нерегулярно, наездами. На фирме никого не оставалось, кому можно доверять на 100%. И Андрей привлёк Таню. Поначалу она ворвалась и почти что уяснила, что от неё требуется, но потом что-то пошло не так.


Ренат посмотрел на неё с тем мрачным видом, который лучше всяких улыбок говорит о любви. Она взглянула на него с чуть-чуть насмешливой гримаской, слегка прищурив серо-зелёные глаза. Ей приятно было сознавать себя любимой, и если бы её спросили, ждёт ли она какого-то признания либо решительных действий, она не смогла бы внятно ответить.
Ответив на его приветствие, она притворилась, будто вся ушла в работу. Ренат смущенно заметался между разложенным на приставном столе папками, оставленными им вчера, и директорским столом. Поставленная им задача – соблазнить Таню, казалась теперь гораздо более трудной, чем месяц назад, когда он окончательно понял, что влюбился. Боже, как уверенно он чувствовал за своим компьютером, когда писал ей электронные письма, находясь за две тысячи километров от неё, как он был неистов и полон страсти наедине с самим собой… и каким беспомощным чувствует себя сейчас! Даже на людях – в городе ли, или в офисе среди сотрудников, и то легче, чем когда они вот так вдвоём.
Таня старательно всматривалась в цифры и что-то набивала, лишь бы стучать по клавишам. Этакая трудолюбивая кокетка.
- А где приход по аптеке на Еременко за январь? – громко спросил Ренат, обращаясь на другую половину офиса.
Сверкнув глазами, Таня поправила темно-шоколадные локоны, выбившиеся из-под обода.
- Да вот же!
И она ловко извлекла нужную папку из груды сваленных в кучу документов. Из-за шкафов, с людской половины, ответа не последовало. Всецело поглощенный одной целью, в настоящий момент устроившейся за ноутбуком, Ренат отложил в сторону объяснение с Андреем по поводу аптечного проекта, на автомате выполнял рутину, отчеты составлялись кое-как.
- Кстати! – обойдя вокруг стола, он полошёл к Тане, склонился над ней. – Здесь же есть данные аптечного прихода?
Она одарила его божественно-шаловливой улыбкой:
- Давай посмотрим…
И стала тыкать на все кнопки подряд. Если Ренат вообще ничего не смыслил в бухгалтерской программе 1С, то Таня знала, что у неё ограниченные полномочия и она с этого компьютера не может посмотреть проводки, касающиеся розницы.
- Что это за непонятный регистр? – сказала она, продолжая стучать по клавишам, открывая и закрывая все проводки подряд.
На другой половине офиса как минимум двое сотрудников, бухгалтер и секретарь, могли дать исчерпывающий ответ по любому бухгалтерскому вопросу. Но Рената и Таню в данный момент не интересовала бухгалтерия.
Танина грудь вздымалась под тонкой блузкой словно от переизбытка нежности; взгляд, дыхание, трепет плоти – всё в ней говорило сердцу и сулило любовь. Ренат не умел притворяться. Да и любовь, придавая смелость, побуждала его быть откровенным.
- Ты прочла моё последнее письмо?
Она моментально свернула программу 1С, открыла электронную почту. В последнем послании он, помимо комплиментов, направил ей несколько ссылок на иностранные госсип-сайты.
Он ещё ниже наклонился над ней: её локоны коснулись его щеки. Руки их встречались, скользя по клавишам клавиатуры, их дыхание смешивалось. Ренат испытывал в эту минуту бесконечную радость, но, чувствуя Танины губы так близко от своих губ, он побоялся сделать что-то не так и испортить отношения, и быстро отстранился.
Он нравился Тане – высокий, широкоплечий, мускулистый, с выразительными карими глазами, грубоватым, не лишенное приятности лицом с выступающими скулами, густыми черными волосами («прямо грива» – думала она). Особенно великолепными она находила его выступающие клыки. А его осанка, холодный вид, суровость обращения, уверенная речь, свободная от всякой лести!
…Но всё это в прошлом. Любовь сделала его совсем робким. Куда подевались его непринуждённые, немного вольные шутки! В эту минуту Таня находила, что Ренат слишком сдержан. А она не была поклонницей мужской скромности: её нравственное чувство нисколько не было бы задето, если бы мужчина, уступив голосу страсти, удовлетворил свои желания. В данном эпизоде с Ренатом дело обстояло именно так – ведь у них уже достаточно долгая история общения, чтобы можно было бы выйти на более высокий уровень отношений.
Он отошёл, и, не зная как продолжить разговор, направился к директорскому креслу. Таня открыла программу 1С, и продолжая думать о Ренате, принялась заносить данные по комиссионным, которые ей дал Андрей.
- Знаешь, Ренатик, – вдруг сказала она, разом прервав ход своих мыслей и работу, – на Экссоне клиентам платят комиссионные за вычетом процента за обналичивание, тогда как клиентам Совинкома Андрей носит откаты копейка в копейку.
- Это его проблемы, – ответил он с мрачным одушевлением.
Пододвинув себе калькулятор, Таня углубилась в подсчеты. Наконец, она вывела цифру:
- Ничего себе! На сэкономленные деньги он мог бы купить приличную машину!
Послышался голос Ирины, которая вошла в офис и привела в движение всех, кто в нём находился. Раздался шум отодвигаемых стульев, стук клавишей по клавиатуре, звук отодвигаемых ящиков тумбочки; принтер как бы сам собой начал выплевывать напечатанные документы. Отдавая приказания, задавая вопросы сотрудникам и одновременно отвечая на их вопросы, Ирина пересекала людскую и двигалась в направлении директорской половины, где притаились Ренат с Таней.
Оказавшись там, Ирина, а вместе с ней двое менеджеров, увидели любовницу шефа и его двоюродного брата погруженными в работу, зарывшимися в бумаги – рабочая идиллия.
- Какую рентабельность ты заносишь по Эгамеду? – обратилась Ирина к Тане.
Удивительно, но Таня знала эту чехословацкую фирму, дистрибьютором которой являлся Совинком, и даже помнила условия контракта.
- 25%.
- Запиши, что они нам скинули ещё 10% при условии, что мы будем оплачивать вовремя.
Ирина сделала ещё пару уточнений и несколько минут пообщалась с Таней по поводу управленческого учета, в налаживании которого была заинтересована не меньше, чем Андрей. После чего подступила к отрешенному от всего, с опустевшими глазами Ренату:
- Когда, наконец, ты разберёшься с Ярошенко, он вконец оборзел!
И вывалила на него целую кучу фактов, о которых он не имел ни малейшего понятия: перерасход по ремонту, необоснованно высокая смета на ремонт помещений, информация от дистрибьюторов о том, что Ярошенко берёт у них откаты, и многое другое.
И Ренат был вынужден покинуть милый офис и, созвонившись с Ярошенко, выехал на встречу с ним.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net