Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 150

Воскресный день не задался. За завтраком Алик много хулиганил – бросал в людей за соседними столиками тарталетки и эклеры. Потом, когда вышли на территорию отеля, он вдруг побежал и с разбегу прыгнул в глубокий бассейн. Можно представить ужас родителей четырехлетнего ребенка, не умеющего плавать. Мариам, подбежав, прыгнула следом в воду – прямо в верхней одежде. Андрей прибежал следом и принял сына из её рук. Мальчишка успел наглотаться воды, но, слава богу, быстро отошёл и уже через несколько минут снова стал носиться по территории как угорелый, Андрей еле успевал за ним.


Ближе к обеду у Мариам заболел живот. Критические дни у неё всегда протекали тяжело, но в этот раз она чуть не кричала от боли. Обычный баралгин не помог, и она решила прибегнуть к Стадолу. Упаковку этого опиоидного анальгетика Андрею подарил его знакомый, работавший на фирме-производителе – Бристоль-Майерс-Сквибб . С его слов, это ненаркотический анальгетик с наркотическим действием. Поэтому Андрей предостерег жену, может, лучше поискать в аптеках что-то попроще. Но объезд аптек ничего не дал – фармацевты таращили глаза и без рецепта врача не могли отпустить ничего, кроме зубной пасты и презервативов. На аптечных полках не было даже витаминов – все лекарства строго по рецепту, а чтобы взять рецепт, надо заплатить врачу за приём даже если у тебя прыщик на заднице. Вот оно, торжество демократии! Демократический картельный сговор врачей и фармацевтов.
Мариам не пошла на обед, ей стало так плохо, что она уже взмолилась: «Сделай мне укол!» И Андрей сделал. Когда, пообедав, они с Аликом пришли в номер, то обнаружили её лежащей на кровати в полубессознательном состоянии. Она с трудом говорила, и всё, что Андрей смог разобрать, было: «Я умираю». Он помчался на ресепшн, вызвал скорую помощь, и, вернувшись в номер, не зная, что предпринять, позвонил товарищу, у которого взял препарат. Но тот не смог ничего внятно сказать, как купировать побочные эффекты, и существует ли эффективный антидот. Он даже ничего не знал о самих побочных эффектах, знал лишь только, что «препарат серьёзный».
Скорая помощь приехала быстро и поразила своей представительностью – три человека с кучей всякого оборудования. Мариам измерили давление и сделали ЭКГ. Затем поставили два укола, врач порекомендовал капельницу. На вопрос, каков диагноз, выдал длинную фразу на ломаном английском, из которой Андрей понял только одно слово: «брадиаритмия». А стоимость услуг прозвучала четко: триста долларов. Андрей предъявил страховой полис, который врач проигнорировал, типа, у нас это фуфло не канает. Вот так, водительское удостоверение канает, а полис нет. И Андрей позвонил в Петербург по указанному в полисе телефону. Ответивший сотрудник записал все данные – название отеля и клиники, от которой прибыла скорая, и сказал, что перезвонит. Врач стал подавать признаки нетерпения – он сделал дело и должен идти, время – деньги, а за капельницей и медсестра последит. Но Андрей на такие моменты никогда не обращал внимание, да и Мариам уже достаточно отошла, чтобы выразить протест: «Мы заплатили за страховку, какого черта вам надо!»
Через десять минут позвонил представитель компании и сообщил, что именно эта фирма не входит в систему обслуживания, вот если бы обратились в какую-нибудь столичную, в Загребе, было бы всё в порядке. Не выдержав, Андрей закричал: «Когда я оплачивал медицинскую страховку, мне сказали, что в отеле Sol Aurora в Умаге со мной может случиться всё, что угодно, распроёб вашу мать, и мне окажут необходимую помощь!» Представитель компании на бетоне повторял одно и тоже: ничего не могу поделать, вы обратились не в ту медицинскую компанию. «А если бы у меня не было трехсот баксов, или мне зарядили бы десять тысяч, что тогда – я должен помереть, потому что мне не хватает денег?!» – продолжал возмущаться Андрей. Парню на том конце провода было плевать, и если бы клиент помер, даже лучше – наконец заткнется и не будет приставать со всякой ерундой. Всё, что он смог предложить – это расплатиться за услуги наличными, сохранить все квитанции, и предъявить их по приезду в Петербург. Фирма рассмотрит и «постарается оплатить». Андрей, вынужденный заплатить, попросил у врача рецепт на какой-нибудь анальгетик – достаточно эффективный и достаточно гуманный, чтобы снова не пришлось вызывать скорую помощь. Это был следующий эпизод, безотносительно уже оказанных услуг, и врач за дополнительные пятьдесят долларов выслушал жалобы, укладывающиеся в картину ПМС (что Мариам как врач прекрасно знала и сама), и выписал рецепт на какой-то препарат, название которого Андрей не знал, но, после ухода хорватских медработников, порывшись в интернете, обнаружил, что данный анальгетик является почти полным аналогом баралгина, который на Мариам вообще не действует.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net