Реальные истории Rotating Header Image

Сбывшееся ожидание – глава 25

1_StrawberryShoot

Как и было запланировано, Андрей отправил семью в сочинский санаторий «Заполярье», в котором отдыхал с компанией на майских праздниках. Он не мог вырваться туда на две недели, и само собой получилось, что путевки были куплены на Мариам, Алика, её мать и бабушку. Тёща ездила с ними отдыхать, даже если присутствовал Андрей – она помогала присматривать за ребенком, и конечно же, должна была поехать в отсутствие Андрея.
Он так и не определился, на сколько дней поедет в Сочи, а чем дальше, тем больше возникало сомнений, поедет ли вообще. На Экссоне его бы отпустили, возможно, даже на две недели. Строгого распорядка не было, каждый компаньон самостоятельно мог взять себе отпуск, предполагалось, что все люди сознательные и будут выкраивать время для отдыха по минимуму, и не во время авралов. Так оно и было, никто из членов команды не утрировал и не злоупотреблял доверием.
Так обстояло дело на Экссоне. Но у Андрея был еще волгоградский бизнес, Совинком, здесь никак не представлялась возможность расслабиться. Эта фирма, как газ, заполняла весь предоставленный объем, – то есть всё свободное время хозяина. Сколько ни уделяй времени, всё равно остаются нерешенные вопросы.

Отрицательное сальдо (это помимо кредитов Волгопромбанка и прочих займов – $50,000) составляло около $20,000. Происхождение задолженности (общая сумма достигала свыше $70,000) оставалось непонятным, скорее всего это долги, тянущиеся с 2000-2001 годов, когда было много организационных вопросов, связанных с переездом в Петербург и началом работы на Экссоне (внесение уставных денег). Постепенно долг нарастал, это явление Андрей объяснял себе тем, что вынужден обслуживать кредиты. $20,000 (забота о других $50,000 как бы отодвигалась на далекую туманную перспективу) – не экстремальная сумма, при существующих доходах можно расплатиться в течение двух-трех месяцев, однако, сколько Андрей ни просчитывал, какие бы графики ни составлял, как ни сводил дебет с кредитом, у него не получалось навести порядок в своих волгоградских делах.
Структура задолженности – это долги поставщикам. Фирма постоянно перехватывалась товаром, брала на условиях отсрочки платежа, а когда подходил срок оплаты, расчет производился из средств, перечисленных клиентами (предоплатные деньги), и снова брался товар на реализацию – в этой или в другой компании. Динамить клиентов с поставками было опасно – могли прекратить сотрудничество.
Кроме двадцатитысячного долга перед поставщиками расходных материалов и пятидесятитысячного – перед банком и Быстровыми, существовал долг в размере свыше $30,000 перед московской компанией РИПЛ за поставленные кардиомониторы и центральную станцию (всё это было продано в Республиканскую клиническую больницу, город Казань, а деньги благополучно освоены в 2000-2001 гг). Андрей вёл бесконечные переговоры с руководством РИПЛа, рассказывал истории о недобросовестных плательщиках (реальную информацию никто не мог узнать, для этого необходимо иметь очень хороший контакт с бухгалтерией Минздрава РТ, откуда перечислялись деньги); в общем крутил динамо. Если на РИПЛе начинали серьезно возмущаться, угрожать судом, Андрей переводил мизерные суммы – просто чтобы показать динамику платежей. Существовала вероятность того, что РИПЛ перейдет от угроз к делу, выиграет суд, бросит инкассо на расчетный счет и заберет причитающиеся деньги. Но Андрею почему-то казалось, что в ближайшее время этого не произойдет. И в его таблице взаиморасчетов компания РИПЛ отсутствовала.
Оставался еще один неурегулированный денежный вопрос – с московской компанией «Медкомплекс». Василий Кохраидзе, бывший директор этой фирмы, взял у Андрея $30,000 наличными (эти деньги Совинком должен был перечислить на Медкомплекс – оплата за полученную продукцию), и уехал в Абхазию. Что касается линии поведения с учредителями Медкомплекса, своими хозяевами, Василий посоветовал «валить всё на него». Между учредителями пошел раздрай, и Василий был уверен, что в возникшей путанице следы Совинкома потеряются. Однако, в середние прошлого, 2002 года на Андрея вышел один из учредителей Медкомплекса, и, угрожая судом, потребовал вернуть долг. Но показал при этом другие реквизиты – не те, что фигурировали в договоре поставки. Возникло подозрение, что он мухлюет и хочет присвоить эти деньги, скрыв от своих компаньонов, которые не знают о дебиторе под названием Совинком.
Андрей вступил с ним в переговоры, и, используя ту же тактику, что и с РИПЛом, заволокитил процесс.
Весной снова побеспокоили из Медкомплекса – позвонила новая бухгалтер и попросила акт сверки. Её, разумеется, продинамили. Больше никто не тревожил.
Тогда, в 2001 году, Василий взял в долг $5000, и эта сумма в числе прочих храпела в том самом отрицательном сальдо, которое Андрей закрывал кредитами, за которые соответственно платил проценты. Но он не решался потребовать назад эти деньги, так как перед этим Василий долгое время кредитовал Совинком, отгружая без предоплаты товар с Медкомплекса. Пять тысяч он попросил в трудное для него время, и Андрей рассчитывал на его джентльменское отношение и сознательность – что он, выпутавшись из сложной ситуации, сам вернет долг. Эта сумма значилась в его таблице взаиморасчетов в колонке со знаком «плюс», то есть как актив, но со знаком вопроса.
Слабо веря, что сможет расплатиться с долгами постепенно, наладив грамотную финансовую политику и не прибегая к рискованным методам, Андрей надеялся, что подвернется сделка, на которой он поднимет крупную сумму и решит все свои проблемы. С такими мыслями он прилетел в Волгоград в первой половине июля, сразу после отъезда Мариам в Сочи. Он чувствовал, что в родном городе много скрытых возможностей, есть неиспользованный потенциал, нужно только найти его. Он бы повременил с визитом, но ему не давала покоя Таня. Она не захотела ехать к нему в Петербург, это был тревожный симптом. Андрей начал ревновать, ему вдруг стало казаться, что Таня чересчур долго не снимает трубку, когда он звонит (с ней рядом кто-то находится, и ей приходится выходить, чтобы ответить?!), и как-то неласково разговаривает, будто с посторонним. А уж если она не брала трубку, а потом перезванивала, в таких случаях Андрей вовсе терял голову.
Как обычно, Андрей прилетел в Волгоград в субботу в полдень. Таня встретила его в аэропорту. Это был сюрприз – его должен был встречать Тишин и везти в кардиоцентр. Сначала Андрей планировал позаниматься делами, а уж потом – встречаться с Таней. Но она позвонила и сказала, что приедет в аэропорт. И ему пришлось отменить Тишина.
Она приехала на мамином «Пассате». Андрей отметил светящиеся глаза и по-новому уложенные волосы. Встретила она, как ему показалось, немного суховато, буднично, и только когда устроились в машине, за темными стеклами отдалась чувствам. В её объятиях он успокоился. Да, это была его Таня, зря он волновался, подозревал. Эта девушка не может обмануть.
На Самарском разъезде она повернула на Третью Продольную в сторону, противоположную кардиоцентру. Андрей указал ей на это, и она удивилась:
- Ты собрался на работу?
Он напомнил, что всегда по субботам работает, и сегодняшний день – не исключение, в офисе его уже ждут. После работы, часов в семь, можно встретиться – для начала поужинать в ресторане «Волгоград», давно там не были, потом уединиться в гостиничном номере того же «Волгограда»…
Она снизила скорость, деловые планы Андрея шли вразрез с её планами.
- Вечером мне нужно к маме на дачу! – вдруг выпалила она. В этом поспешном завлении, и в её неуверенном взгляде чувствовалось отражение каких-то смутных колебаний.
Это была шокирующая неожиданность, Андрей даже не нашелся сразу что ответить. Опомнившись, сказал:
- Что значит «к маме на дачу»? Я же приехал, ты не видишь – на мне вроде нету шапки-невидимки.
Она ничего не ответила. Приняв какое-то решение, прибавила скорость, продолжая двигаться в том же направлении.
- Алло, Таня! Что всё это значит? У тебя на вечер какие-то планы?
Она оставила вопрос без внимания, так же как не потрудилась объяснить, куда направляется вместо кардиоцентра. Возле поста ГАИ машину остановил милиционер с радаром. Таня вышла объясняться, Андрей в это время отзвонился в офис, сказал что скоро будет. Когда она, заплатив штраф за превышение скорости, вернулась, он строго спросил:
- Объясни, что происходит.
- Ты так хочешь?
- Нет, буду сидеть жевать сопли, пока моя девушка за моей спиной крутит шашни! Кто он?!
Не заводя машину, она положила руки на руль, потом опустила на колени и отвернулась к окну. Андрея бувально трясло, он не представлял себе, как переживёт её признание. Выйти из машины, бежать куда глаза глядят? Внезапно он понял, что ничего не сделает, даже если она признается, что изменяет ему, и он будет ещё просить, чтобы она не бросала его.
- Никого у меня нет, – глухо сказала она, повернувшись, – я не такая блядь, как ты…
Он широко раскрыл глаза.
- …и твои друганы, – добавила она.
Он успокоился – она не имеет ничего конкретного, просто накручивает под впечатлением того, что увидела в Сочи. Словно тяжелая гора свалилась с плеч. Он облегченно вздохнул.
- Думаешь мне приятно сидеть тут одной и ждать, когда его величество оторвется от своих дел и привезет сюда свою задницу на денек – большую часть которого будет торчать в офисе?! Давай, катись на свою работу!
Сказав это, она устремила свой взгляд прямо перед собой, на дорогу, где неутомимый милиционер с радаром останавливал одну машину за другой. Стоящий на обочине Пассат был для него хорошим прикрытием.
- И ты решила отвезти меня похоронить?! – полушутливо сказал Андрей, указывая на видневшеся за постом ГАИ Краснооктябрьское кладбище. – Лопату не забыла?
Он наклонился к ней, и она, схватив его шею, с силой притянув к себе, стала жадно целовать.
- За что я люблю тебя, скажи, за что?!
Они прекратили целоваться, когда заметили, что остановленные ГАИшником водители, обходя Пассат, с любопытством глазеют на них через незатонированное лобовое стекло. Показав им поднятый кверху средний палец левой руки, Таня повернула ключ зажигания. По круговому движению она развернулась и поехала в обратную сторону. Вынув трубку, Андрей позвонил в офис, и сказал Ирине, чтобы все расходились, потому что у него непредвиденные обстоятельства, о своих дальнейших планах он позвонит дополнительно.
Таня ударила по тормозам:
- Блина! Что ты раньше не сказал, я уже развернулась!
- А куда ты хотела поехать?
- На дачу.
Когда приехали на дачу, находящуюся сразу за Волжской плотиной, на так называемом Зеленом острове, Таня оставила машину у забора, после чего прошли на участок. Не дойдя до дома, откуда-то из-за виноградника послышался обрадованный голос Арины:
- Вы приехали? А я еще не накрыла вам…
Тут показалась она сама, и улыбка моментально слетела с её лица:
- Андрей?!
Таня выступила вперёд:
- Лена… не смогла приехать, у ней там с Сергеем какие-то дела…
Арина с легким замешательством выдала экспресс-объяснение – мол, Танина подруга, Лена, приезд которой ожидался сегодня, никак не привезёт сюда своего парня, который должен тут сделать одну мужскую работу; и очень хорошо, что приехал другой мужчина – Андрей. Он почувствовал некоторую неловкость, и, оставшись с Таней наедине, высказал сомнения:
- Что-то я не понял – здесь что, ждали другого парня? О какой «мужской работе» идёт речь?! Мой соперник, кто он?
- Не он, а они – футбольная команда «Ротор», – ответила Таня с ясной улыбкой и уклончивым жестом.
Солнечные блики на потолке то становились ярче, то тускнели.
- Я тебе покажу Роттер…дам через Попенгаген, – нахмурившись, Андрей стал приближаться к ней, но она попятилась от него к окну.
Он сумрачно разглядывал обстановку девичьей комнаты, пытаясь разглядеть среди постеров с изображениями кинозвёзд фотографию какого-нибудь задрота, а среди её вещей – что-либо мужское. Она, угадав его мысли, ткнула пальцем в плакат, на котором красовалась сладенькая мордашка Киану Ривза:
- Вот он – мой любовник, только что прыгнул в окно и убежал по стенам – как только завидел тебя, такого стра-а-шного!
Бросив быстрый взгляд на голливудского красавца, повинного в ускорении полового созревания целого поколения девочек-подростков, Андрей рванулся к Тане, но она, перескочив через кровать, швырнула в него свои шортики:
- А вот его штанишки, он их не успел надеть!
Андрей не мог злиться, глядя на задорную и несколько развязную улыбку на Таниных по-детски припухлых губах, назревавшая ссора перешла в веселое пререкание. Таня позволила ему загнать себя в угол комнаты, горячие руки обвились вокруг его шеи. Он попытался отпустить язвительный комментарий по поводу слишком сладенькой внешности Киану, но его губы обжег опьяняющий поцелуй. Андрей тотчас потерял дар речи, но не сообразительность, ибо поспешил набросить на дверь задвижку, чтобы не ворвался Кирилл, Танин младший брат.

3D_arch_82

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net