Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 73

Воскресенье было посвящено сборам. Эти два дня, занятый семьёй, Андрей не вспоминал про Таню. И только в воскресенье вечером, проводив жену с сыном (поезд Петербург – Волгоград отправлялся в 19-00 с Московского вокзала), он задумался, как поступить. С Мариам договорились следующим образом: он урегулирует в Петербурге все дела (ей было сказано, что на Экссоне рабочие дни вплоть до 30 апреля), затем съездит в Казань отвезет комиссионные клиентам (святое дело!), уделит внимание ключевым фигурам, договорится насчет будущих перечислений и оттуда прямиком приедет в Волгоград. Перемещаться будет на машине, поэтому прибудет примерно к 5-му мая (это крайний срок, а вообще надо рассчитывать на второе-третье мая). Ей была выдана сумма, достаточная для оплаты двухнедельного отдыха в Сочи вместе с сопровождающим лицом (обычно она ездила с тещей, помогавшей присматривать за ребенком), поэтому она могла не дожидаясь его, повидавшись с родственниками в Волгограде, отправляться на море. Его объяснение было столь многословно и витиевато, что Мариам так и не усвоила, когда же точно он присоединится к семье и где это произойдёт – в Волгограде или Сочи.


Перед Андреем открылись следующие перспективы. 1) сделать так, как запланировал – сейчас вечером проанализировать финансовую ситуацию, чтобы наутро, забрав деньги из банковской ячейки, внести их на расчетный счет и перечислить поставщикам, после чего поехать на машине в Волгоград, забрать там Таню, поехать с ней на море, побыть там дней пять, отправить её домой, а потом уже возвращаться в семью, которая будет ждать в Сочи. 2) остаться в Петербурге с компаньонами и вместе с ними самолетом вылететь на Сочи и там уже дожидаться Мариам, сделать всё так, как они говорят, поселиться с семьей в «Заполярье» в отдельном корпусе. 3) завтра, в понедельник, поехать в Волгоград, не звонить Тане, посвятить несколько дней делам – разбираться на Совинкоме, а потом отправиться с семьей в Сочи. 4) действительно, как было сказано, поехать в Казань, уделить внимание клиентам, в первую очередь Азимову, он всегда рад встрече, и там зависнуть с Алсу… а если вдруг она его не ждет, найти другую девицу, в Казани с этим не проблема.
Самым разумным выглядел вариант номер два. Да, налицо все признаки того, что компаньоны пытаются его вытолкнуть. Но с другой стороны они всё чаще проводят время вместе – еженедельные футбольные матчи, совместный отдых семьями, на лето запланирована поездка в Хорватию – всем коллективом вместе с семьями. Еще два года назад, когда ему было сказано, чтобы он закончил курсы по бухучету или освоил финансовый менеджемент, он рассказал об этом Мариам, и она с тех пор постоянно его долбит, чтобы он сделал это и стал для компаньонов чем-то большим, нежели специалист по обналичиванию и прочим грязным делам. Если бы он тогда послушался и получил второе высшее образование (в области экономики и финансов), набрался бы ума, то, возможно, сейчас бы к нему было бы совершенно другое отношение. И, конечно же, в свете всех обстоятельств имеет смысл держаться коллектива, никуда от них не отрываться.
С такими мыслями он подъехал на стоянку, рядом с гостиницей «Охта». Оставив машину, пошел домой. Там, переодевшись, уселся за компьютер. Раскрыл блокноты с записями и приготовился к напряженной мыслительной работе. Обычно в таких случаях он заваривал крепкий кофе или чай – своеобразный ритуал. Этот раз не стал исключением. Разложив бумаги, он пошел на кухню, поставил чайник. Но едва он, водрузив на письменный стол заварочный чайничек и чашку, уселся в кресло, посмотрел в окно, на Неву, собрался с мыслями, как раздался телефонный звонок.
«Кого там черти дергают?!» – недовольно подумал он, потянувшись за трубкой.
То был Артур. В приказном порядке он велел собираться и выходить на улицу, он только что забрал Алексея, живущего неподалеку, на Шоссе Революции, и скоро будет на Большеохтинском проспекте. Планы следующие – Невский проспект, потом ночной клуб «Метро». Конец связи.
«Не иначе всей толпой решили подорваться в ночной клуб?» – подумал Андрей, с горечью глядя на раскрытый ноутбук, на разложенные бумаги. Но в целом предложение выглядело довольно привлекательно – учитывая взятый курс на то, чтобы не отрываться от коллектива.
И тут позвонила Алсу. Довольно эмоционально (Андрей давно не выходил на связь, хотя много чего наобещал) она попросила назвать точные сроки его приезда в Казань. А может, он хочет её куда-нибудь пригласить, ведь обещал…
- Гм… у меня сложности, возможно я не приеду! – бодро отрапортовал он.
- Что?! Как это понимать?
Она стала возмущаться, выговаривать ему, чего никогда ещё не делала, и в её голосе он уловил новые нотки: она предъявляла претензии.
- Если я тебе надоела, так и скажи: мы расстаёмся!
- Мы расстаемся, – ответил он и отключил трубку.
Итак, один вариант проведения майских праздников отпал.
Когда Андрей, собравшись, вышел на Большеохтинский проспект, «шестерка» Жигули Артура уже стояла напротив гостиницы «Охта», в ней были оба Ансимовых, а также Олеся, давняя любовь Артура – они познакомились семь лет назад, когда он еще работал у Фарида Зарипова на Базис-Степ. Андрей сел на заднее сиденье, рядом с Олесей, поздоровался со всеми. Артур взял курс на Охтинский мост.
Шестерка была куплена еще зимой, чтобы ездить по территории аккумуляторного завода. Дело в том, что гендиректор Балт-Электро запретил проезжать на предприятие на иномарках, чтобы заводчане не пускали слюни. Пролетариат не должен видеть перед собой пример, что можно работать и жить иначе чем у станка за прожиточный минимум.
Ансимовы бросали шестерку где попало – у завода, возле ночных клубов, порой забывая наутро где её оставили. Это была, что называется, доезжалка, которую без особого сожаления можно потерять. Но потом Артур продал две иномарки, Рэйнж Ровер и БМВ, оставил только мотоцикл, и сделал шаху своей основной машиной. Это были меры самовоспитания, своеобразная программа по разбычиванию, чтобы заглушить в себе понты и выйти из зоны личного комфорта. Кроме этого, он отказался от дорогих шмоток и от всего того, что позволяют себе обеспеченные люди (за исключением недвижимости и заграничных поездок). И даже ездил иногда общественным транспортом, полностью игнорируя такси.
Андрея ждал сюрприз – в кофейне Марко Поло на Невском проспекте, куда они приехали, их поджидали Быстровы. Такой организованности давно уже не было – последний раз выбирались в ночной клуб всей компанией примерно год назад. Не реже чем раз в две недели кто-нибудь поднимал вопрос совместной тусовки, но всю компанию никогда не удавалось собрать, обязательно кто-то соскакивал. Обычно все утверждали: «Да, я точно буду!», но в итоге до ночного клуба доходили двое-трое из пяти. Самыми последовательными тусовщиками были Андрей с Владимиром, а самым бессовестным динамщиком – Игорь.
Присутствие Олеси немного сковывало, обычно Владимир в общественном месте начинал кадрить всех подряд, включая официанток, а в присутствии девушки, эффектной фигуристой блондинки, беседа пошла между собой, даже по сторонам особенно никто не смотрел.
«Вот они, двойные стандарты», – отметил про себя Андрей. Сколько было критики в его адрес по поводу Тани: мол, нечего разводить любовь на стороне, только семья и спокойный разврат – а сами что!? Владимир рассказывал (да и сам Артур подтверждал это), что первый год, когда Артур познакомился с Олесей, они сутками зависали на квартире – семья, работа, всё на свете отодвинулось на второй план. Это было помрачение рассудка. Артур рассказывал о каком-то очень крутом парне, у которого он её увёл, что ему угрожали и даже спалили машину. Ей на тот момент было около 23-х (он на пять лет старше), и пора определяться. Он разводиться не собирался, и, понимая, что поступает нехорошо, неоднократно рвал отношения. Но потом они снова сходились, расставались, и эта Санта-Барбара длится уже седьмой год.
Принимая участие в общем разговоре, Андрей думал о Тане. Она, кажется, приняла его модель поведения – что он постоянно что-то обещает просто потому что надо что-то говорить, но это никогда не выполняется. Разумеется, она не верит, что он приедет к ней на майские каникулы и уже приготовилась к тому, что проведет их одна.
«Одна??!» – Андрей поперхнулся кампари и закашлялся. Он вспомнил про Рената.
Сидевший рядом Артур похлопал по спине. Андрей, покраснев, еще долго откашливался. Затем, вынув из кармана телефон, сделал вид, будто смотрит сообщение.
- Дай пожалуйста ключ, – сказал он Артуру. – Жена звонит из поезда, я пропустил звонок.
Выйдя на улицу и устроившись в «шестерке», Андрей некоторое время соображал. Шумоизоляция отвратительная, несмотря на закрытые окна, в салон проникают уличные звуки – шум транспорта, разговоры прохожих. Что он будет говорить насчет того, где находится?
«А неважно, буду говорить громко и убедительно!» – решился он.
И набрал заветный номер. Абонент был занят, автоответчик попросил подождать, потом заиграла музыка. Андрей не стал ждать и отключился. Что за черт! Он был уверен, что она разговаривает с Ренатом.
«Он меня опередил!» – злобно сжав трубку, Андрей уставился в окно.
Снаружи гудел Невский проспект, пестрели толпы прохожих. Андрей любил Невский, это своеобразный energizer, наверное, он на всех так действует – вот почему здесь у всех такие счастливые лица. Странно, что за прогулку по Невскому проспекту не взимают плату.
Внезапно трубка завибрировала. Разжав ладонь, он увидел на экране Танин номер.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net