Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 17

представится возможность побывать здесь в будний день. Что касается выходных, необходимость еще раз прилететь в Волгоград на этой неделе, в субботу, то есть уже через три дня, выявилась во вторник во второй половине дня, когда надо было выезжать в аэропорт. В офис позвонил, а потом и подъехал Сергей Верхолетов, который прошлой зимой куда-то пропал, исчез, растворился в кокаиновой метели, а сейчас, оказывается, работает юристом в Кировском отделении Волгопромбанка.


- В Волгопромбанке очень низкие требования к сотрудникам, – заметил Андрей, встретив Верхолетова, – если такого имбецила, как ты, взяли юристом, то я могу смело претендовать на должность председателя правления.
Это был все тот же худощавый, не отбрасывающий тени милый, но нестабильный йуноша с лицом воспитанника исправительного учреждения. Под действием веществ, расширяющих границы сознания, он все чаще стал видеть парящее в небе распятие, на котором болтается зеленый человечек, прибитый туда злобными синими белками. Денег на вещества стабильно не хватало, и он пришел к Андрею, чтобы предложить взаимовыгодный проект – кредит в Волгопромбанке на условиях 10%. Со слов Верхолетова, управляющий – свой человек, начальница кредитного отдела – дубина стоеросовая, а основная роль в проверке поданных документов отводится юристу. В качестве залога можно указать несуществующий товар в обороте, а бухгалтерскую отчетность необходимо подрихтовать – увеличить доходную часть и убрать убытки. Проверять достоверность поданной документации никто не будет. Управляющий берет на себя получить «добро» на кредитном комитете в головном офисе.
Предложение было настолько заманчивым, что Андрей тут же согласился. Еще бы, есть разница – 24% годовых + единовременный платеж 10% или навязываемые Быстровыми условия – 10% в месяц. Единственное, что смущало – так ли все просто, как говорит ненадежный товарищ Верхолетов.
К сожалению, он появился уже перед отъездом, не было возможности поехать на переговоры с управляющим, и Андрей дал бухгалтеру указание открыть расчетный счет в Кировском филиале Волгопромбанка, перечислить туда все деньги и выписывать клиентам счета на этот банк, чтобы показать движение по расчетному счету. Созвонившись с управляющим, Верхолетов выяснил, что тот сможет принять в выходной дней, в субботу – для реальных дел не существует выходных. По разговору сложилось впечатление, что юрист и управляющий на короткой ноге и хорошо ладят друг с другом.
Андрей уезжал окрыленный надеждой, что все сложится наилучшим образом. Он вылетел вечерним рейсом в Москву, а из Москвы добрался до Петербурга ночным поездом; и уже в семь утра, как обычно, сидел в своей любимой кофейне на углу Большой Морской и Невского проспекта. За машиной решил не ехать, чтобы не налететь на пробки, и в начале девятого поехал на работу на такси. Там его ждал неприятный сюрприз – Артур жестко дал понять, что если в ближайший день-два не будут внесены уставные деньги, то Андрей будет получать дивиденды в соответствии с внесенными средствами, то есть половину. А вообще-то неравноправные члены коллектива как бы не приветствуются, это рождает нездоровые тенденции… Требование разумное, и удивительно, что партнеры так долго не высказывали его. 100% уставных денег должны были быть внесены в июле, на дворе уже октябрь, а отговорки не добавляют денег, а усиливают раздражение. Было очевидно, что Ансимовы подозревают его в том, что он может расплатиться, но не делает этого, потому что крутит деньги в другом месте а компаньонов держит за круглых идиотов, испытывает их терпение. Андрей извинился перед Алексеем и Артуром и заверил, что деньги будут в указанные сроки. Позже Игорь Викторович, отведя в сторону, предложил свою помощь – напомнив про разговор в «Жили-Были», сказал, что готов ссудить необходимые $20,000. Но Андрей, следуя принципу «Хороший понт дороже денег», отказался, хотя и не представлял, где можно за два дня раздобыть двадцатку зелени. Ближайшие крупные поступления планировались не ранее, чем через две недели.
И, как это часто стало с ним случаться в последнее время, его спасло провидение – вечером он получил по электронной почте финансовый отчет из Волгограда, и увидел, что на расчетный счет поступили деньги из РКБ за мониторы – очередной платеж в размере 750,000 рублей. Товар уже частично был отгружен без предоплаты, а с поставщиком, компанией РИПЛ, предоставившей товарный кредит, можно было покрутить, ссылаясь на «казанскую специфику и медлительность тамошних чиновников». Разбег времени был, причем вполне достаточный для того, чтобы все остались довольны. Директор РИПЛа в свое время часто бывал в Казани, ничего там не добился, и очень удивлялся, как это Андрею удается там работать: «Это очень сложный регион!» Схожее мнение высказывали и другие люди. А для Андрея Казань был как дом родной – любимый город во всем Южном регионе, не случайно удалось прижиться и развить продажи именно там, а не в каком-нибудь Краснодаре или Саратове.
И $20,000 были перечислены на Металл СВ, московскую компанию, поставлявшую Экссону свинец, а наличные для Артура Андрей предложил снять с петербургского счета. Подозрительный Владимир узрел подвох в этом взаимозачете, но когда на Металл СВ подтвердили, что получили по безналу $20,000, все встало на свои места.
А в субботу Андрей встретился с управляющим Кировским филиалом Волгопромбанка. Этот лысый коренастый крепыш меньше всего походил на банковского служащего. А среди своих коллег, климактеричных засушенных каракатиц, вовсе смотрелся нелепо. В его кабинете, рядом со столом, стояла штанга с комплектом блинов, набор гантелей, а его кисти, когда не были заняты подписанием документов, сжимали и разжимали мощные эспандеры. По разговору он оказался довольно приятным человеком, оказалось, что «по своим каналам» пробил Совинком, узнал, что это серьезная фирма и занимает хорошие позиции на рынке медицинского оборудования, поэтому нет ничего такого, что бы препятствовало этой фирме получить кредит в Волгопромбанке. Обсудив главное, коснулись деталей. Начальница кредитного отдела изложит требования – как должна быть составлена кредитная заявка и пакет документов (технико-экономическое обоснование, залог, сведения о контрагентах, состояние взаиморасчетов, отчет о прибылях и убытках, и тд), и эти документы должны быть подготовлены бухгалтером Совинкома, курировать которую будет Верхолетов. Что касается суммы – остановились на цифре 400,000 рублей – если заемщик и кредитор сработаются, то сумму кредита можно будет увеличить. Особые условия – также курирует юрист. То есть управляющий дал понять, что 10% – это не выдумка Верхолетова.
Переговоры прошли успешно, стороны ударили по рукам.
Продажи Экссона росли, у Базис-Степа – соответственно падали, при этом Артур с Владимиром все еще работали у Фарида, и это, конечно же, не могло продолжаться вечно. Первым уволился Владимир. Как-то раз он приехал на завод и оставил машину на стоянке возле дальней проходной (откуда было ближе до 40-го корпуса, в котором находился офис Экссона) – это со стороны таможни и проспекта Стачек, в то время как на главную проходную заезд с улицы Калинина. Владимир находился в офисе, занимался делами со своими четырьмя компаньонами, и в этот момент ему на трубку позвонил Фарид и спросил насчет местонахождения.
- На дороге, – не задумываясь ответил Владимир.
(имелось в виду управление Октябрьской железной дороги, а точнее – служба материально-технического снабжения – МТС, находящаяся на Фонтанке, 117, это был самый крупный клиент, обеспечивавший около 50% оборота, и этого клиента Владимир полностью перевел с Базис-Степа на Экссон, а шефу объяснял падение продаж тем, что «перестали платить»).
- Я стою возле твоей машины, ты где находишься? – сказал Фарид.
- Ну и стой дальше, – последовал ответ.
С этими словами Владимир отключился. Потом узнали, что его сдали рабочие Базис-Степа, которых выполняли на заводе строительные работы. Получив наводку, Фарид

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net