Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 8

далее. Чтобы разобщить информационные потоки, Андрей перевел отдел продаж на склад, в «бункер», оборудовал там рабочие места, но народ по привычке гуртовался в офисе.


Это был самый стабильный коллектив за всю историю Совинкома. До этого Андрей увольнял сразу всех и с чистого листа начинал набирать новую команду. Сейчас же все нормализовалось, отдел продаж перестал быть экспериментом, или прикрытием (как во времена Штейна), а превратился в самостоятельную бизнес-единицу, начал приносить доход. Да, попадались возвышенные йуноши, жившие по книгам, вместо работы просиживавшие в офисе за разработкой стратегий продаж. «Нужен маркетинг, исследование рынка», – говорили они, и составляли планы, осуществление которых разорило бы фирму – проведение презентаций, выставок, собственный сайт, продвижение доселе неизвестных производителей, высокобюджетные рекламные кампании от кутюр. «У вас даже нет собственного сайта», – вытаращив глаза, вопрошали они. «У меня блять самые крупные клиенты в этом городе зацеплены», – отвечал Андрей и без лишних объяснений выпроваживал таких умников.
Была сделана попытка создать филиалы в других городах. В Казани даже арендовали офис и склад (на КМИЗе), но идея себя не окупила. Люди – они везде одинаковы. Глупо предполагать, что где-то могут быть более сознательные граждане, чем там, где ты живешь. Известная дилемма, возникающая всегда, когда имеешь дело с гомо сапиенс: если работник умный, он обворует тебя и уведет твой бизнес; тупой просто развалит дело. Третьего не дано. Когда цифры расходов на этот проект стали зашкаливать, Андрей приказал уволить всех иногородних, закрыть все офисы, а имущество перевезти в Волгоград. Казань была освоена больше других, поэтому там оставили человека по поручениям с личным транспортом, и сняли квартиру. Каждую неделю кто-нибудь из волгоградских сотрудников наведывался в Казань и объезжал клиентов.
Взаимозачетная схема с принадлежащей Рафаэлю казанской фирмой «Парамита» работала примерно полгода. Это был аналог волгоградского «Городского аптечного склада», только более продвинутый и прибыльный. Парни каким-то образом получили доступ к бюджетным средствам, предназначенным для нужд здравоохранения, пускали их на свои предприятия, а в конечном счете закрывали задолженность перед бюджетополучателями, выкручивая руки поставщикам фармпрепаратов (готовых на любые условия, лишь бы что-то продать). Совинком торговал медицинским оборудованием и медицинскими расходными материалами, на эту продукцию не было регулируемых цен, как на фармпрепараты, никто на Парамите не разбирался в стоимости продукции, и Андрей убедил исполнителя, Дамира Алимова, в том, что представленные цены – «заводские», и дал от них 50% скидку (наценив предварительно 100%). И конечно же, отсрочка платежа полтора месяца.
В один из дней Алимов позвонил Андрею среди ночи и приказал немедленно выехать в Казань и разобраться в ситуации, иначе никакой оплаты за поставленный товар не будет. Оказалось, что некий Миронов, эксперт из Министерства здравоохранения, выбрав наугад несколько кодов, нашел в интернете тот же самый товар по ценам в несколько раз ниже (Парамита делала наценку 200% плюс к тому, что накручивал Андрей). И Парамите заблокировали отгрузки в лечебные учреждения.
Встретившись с Алимовым, Андрей в первую очередь заявил, что в Минздраве тупые мудни собрались, и что уладит вопрос в течение двух-трех дней. Он угадал с определением – Парамита не дружила с Минздравом, так как уводила у тамошних чиновников большие суммы и распоряжалась ими как хотела. Реальную обстановку Алимов не знал, и вынужден был верить тому, что ему говорят. И Андрей повел челночную дипломатию. Не найдя никого, кто бы смог вывести на Миронова и представить нужным образом (Галишникова с Галимуллиной пробили его и оказалось, что этот чиновник держится обособленно, влияния на него никакого нет), Андрей отправился лично в Минздрав, чтобы познакомиться с этим таинственным человеком.
Министерство здравоохранения республики Татарстан находилось на территории Кремля. Разыскав Миронова, Андрей обнаружил, что это совершенно нормальный парень примерно одного с ним возраста, никаких интриг он не плетет, а просто выполняет свою работу.
- Я бы может закрыл глаза на 20-30%, хотя и это ненормально, – извиняющимся тоном сказал он, – но здесь все триста, полюбуйся.
Полюбовавшись тем, что уже видел у Алимова, Андрей нашел способ выманить собеседника на улицу, подальше от любопытных сослуживцев, и предложил компенсировать моральные издержки. Миронов наотрез отказался от комиссионных, но разговор поддержал и стал выпытывать насчет взаимоотношений Совинкома с местными руководителями здравоохранения. Он был наслышан об этой волгоградской фирме, активно конкурирующей с местными. То, что в его глазах Совинком не ассоциировался с «местным жульем», было Андрею на руку.
- Почему ты не выходишь напрямую на больницы, зачем связался с Парамитой? – спросил Миронов.
Андрей объяснил, что не мазохист, и работать напрямую и получать предоплату гораздо интереснее, чем кредитовать разные левые фирмы. Так оно и было раньше. Но начиная с 2000 года бюджетными деньгами стали распоряжаться посторонние организации – КМИЗ, Татхимфармпрепараты, Парамита и так далее. И поставщики вынуждены искать расположение у руководителей этих структур, по сути своей торгашей и проходимцев. Куда приятнее работать с врачами – конечными потребителями продукции.
Миронову понравилось определение, данное посредникам – «торгаши», «проходимцы»; он попросил предоставить ему прайс-листы Совинкома, а также тех фирм, у которых закупает Совинком – Johnson & Johnson, B.Braun, и так далее. Манипулировать цифрами не представлялось возможным, тут пошел откровенный разговор, и Андрей был вынужден раскрыть все карты и предоставить требуемую информацию. Комментируя цены (это было на втором раунде переговоров), Андрей объяснил, что работает на скидках, поскольку является крупным оптовиком, и существование таких, как он, оправдывается тем, что в России не развита дистрибьюторская сеть заводов-производителей. «Когда в каждом городе появится филиал Johnson & Johnson, мне придется искать другую работу», – закончил он свое выступление.
Они уже общались достаточно долго (Андрей пробыл в Казани неделю) для того, чтобы Миронов понял, что директор Совинкома оказался заложником ситуации и потеряет деньги, если эта ситуация не разрулится. А «торгаши» и «проходимцы» останутся при своих. И он принял решение – закрыть глаза на это вопиющее нарушение ценовой политики и взял с Андрея слово больше не безобразничать. От комиссионных опять же отказался, а в обмен на услугу попросил снабжать его маркетинговой информацией. И с этого момента секретарь Совинкома раз в две недели отправляла ему мониторинг рынка расходных материалов.
Итак, поставки через Парамиту могли продолжаться при условии, что Андрей будет лично согласовывать цены с Мироновым. Но это был не тот человек, доверием которого можно злоупотреблять бесконечно, и Андрею пришлось забыть старенькое здание на территории бывшей плодовоощной базы позади гостиницы Татарстан, в котором находился офис Парамиты. Алимов догадался, что у Андрея сложились дружеские отношения с Мироновым, и принялся уговаривать – «Давай, будешь толкать наши проекты». Но Андрей отвелся, чувствуя, что такие номера с Мироновым не пройдут.
Некоторое время в Казани оставался рабочим один только крупный клиент – Республиканский родильный дом, где за закупки отвечали главный врач и начмед, Вера Ильинична Галишникова и Нонна Ильинична Галимуллина соответственно. К сожалению, они не имели доступ к деньгам, и поставки проходили то через КМИЗ, то через Татхимфармпрепараты, то через другие организации, руководителям которых удалось получить доступ к бюджетным средствам. Это неизбежно приводило к увеличению цен –

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net