Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 14

дополнительными вещами, чтобы улучшить условия – должна была приехать Мариам с ребенком. Позже вскрылись другие недостатки – электропроводка, сантехника, и др – которые пришлось устранять, а скаредные хозяева отказались засчитывать расходы в счет аренды. А самый главный недостаток Андрей обнаружил наутро после первой проведенной на квартире ночи. Уже на подъездах к площади Мужества начиналась пробка, Лесной проспект вообще стоял, дорога на работу заняла два часа. Андрей не мог себе представить, что может быть такая проблема, и конечно же, не надо было слушать Быстровых, а селиться поближе к заводу – где-нибудь на проспекте Стачек. Но уже поздно, оплачены агентские услуги в размере месячной оплаты, надо пожить хотя бы два-три месяца.


Андрей долго выбирал наиболее удобный маршрут, и никак не мог решить, какой лучше. С восьми утра начиналась засада, и заканчивалась примерно к восьми вечера. Пару раз ездил с Владимиром каким-то хитрым маршрутом. Но у того был внедорожник, а Андрею не хотелось убивать свой Вольво на ухабах, высоких бордюрах и рельсах – нужно было объехать пробку на пересечении Кушелевской дороги и проспекта Блюхера по обочине и по пересеченной местности, Лесной проспект также объезжать какими-то немыслимыми кущерями, по Чугунной улице, и выныривая у Финляндского вокзала, нужно нарушить три знака, чтобы преодолеть тамошнюю жопу и въехать на Литейный мост. Если попадался ГАИшник, Владимир показывал липовое удостоверение ФСБ-шника и проезжал, а Андрею приходилось платить штраф.
Он пробовал ездить через Кантемировский мост, и через Черную речку и Ушаковский мост, и другими разными маршрутами, пока не понял, что лучший способ избежать пробки – выезжать пораньше и возвращаться попозже. Быстровы так и делали, и некоторое время Андрей, выезжая около семи утра из дома, встречался с ними в кофейне «Идеальная чашка» на Кирочной улице, угол Чернышевского проспекта. Владимир обычно читал «Коммерсант», Андрей с Игорем Викторовичем просто общались, и в начале девятого выезжали на завод – отсюда в сторону Кировского района пробок по утрам не было. Позже у каждого появились свои любимые заведения, и каждый ездил по-своему. Андрей, преодолев рано утром узкие места, где начиная с восьми часов возникали пробки, и оказавшись в центре, обычно отсиживался в кофейне на углу Большой Морской и Невского проспекта. На вечер тоже нашли занятие, записавшись всей компанией в спортивный клуб «Планета Фитнес» на набережной Робеспьера. Причем Владимир выбил с менеджера скидку как на двадцать человек, а когда принесли всего пять паспортов и менеджер возмутился, то было поздно, так как документы уже оформили. Владимир извинился и пообещал, что остальные пятнадцать человек скоро появятся, просто сейчас болеют, и для связи оставил телефон Андрея. Которому еще долго пришлось принимать звонки и оправдываться. В конце концов менеджеру, чтобы оправдать перед руководством предоставленные высокие скидки, пришлось самому добивать эту группу и вписывать недостающих 15 человек из вновь прибывших членов клуба.
Первое время работалось не очень-то комфортно. Из мебели было два стула на троих (взяли из соседних пустующих кабинетов), компьютер, принтер, факс и ксерокс прислали из Волгограда поездом, все это лежало на полу. Тот самопальный стол возвышался как памятник высокой мебельной культуры – на него не то что ставить оргтехнику, облокачиваться было опасно. Обрабатывали заявки, которые скидывал Владимир и обзванивали клиентов, найденных по справочнику, наговаривая в трубку лежащего на полу старенького телефона такой текст:
- Здравствуйте! Вас приветствует компания «Экссон» – лидер отечественного аккумуляторного рынка. Мы являемся эксклюзивным дистрибьютором аккумуляторного завода «Электро-Балт». Мы работаем с управлениями железных дорог всей России. Ваше сраное депо – единственное предприятие отрасли, куда мы до сих пор не отгружаем аккумуляторы. Мы предлагаем тепловозные батареи 32ТН450, 48ТН450, вагонные батареи 40ВНЖ300…
Удивительно, что ни у Алексея, ни у Андрея, имевших опыт в коммерции (никогда в жизни ничем другим не занимавшихся), не получалось так успешно проводить телефонные переговоры, как у вчерашнего кардиохирурга Игоря Викторовича Быстрова.
Не размазывая кашу по стене, для экономии на междугородних звонках, он уже в ходе первого телефонного разговора предлагал комиссионные ответственным исполнителям и даже договаривался о конкретном способе передачи денег (поездом, денежным переводом, и т.д.). Причем без стеснения заявлял, что издержки по обналичиванию и пересылке ложатся на получателя. Для Андрея это было смелым новаторством – по его опыту, чтобы добиться таких результатов, необходимо провести несколько личных встреч, чтобы склонить клиента к сотрудничеству. И у него никогда не хватало смелости вешать на клиента процент за обналичивание. Но такой у Игоря Викторовича был убедительный голос, что невозможно было ему отказать. Причем цеплял он не каких-то там станционных смотрителей, а таких крупных клиентов, как Ново-Липецкий металлургический комбинат, тепловозоремонтный завод им. Войтовича, и др.
Диким неудобством для Андрея было отсутствие персонала. Нанимать сотрудников было табу, всю поденную работу приходилось делать самим. И Андрей, в жизни не напечатавший ни одного документа, был вынужден оформлять договора, накладные, заявки, и так далее. Поначалу ездивший на завод в костюме и при галстуке (обычная одежда на протяжении ряда лет), после нескольких погрузок он был вынужден одеваться более практично. Причем надевать на завод обычную одежду casual-стиля от Hugo Boss или Ferre было так же нелепо, как и ходить в нецелесообразном деловом костюме, поэтому пришлось приноравливаться к заводской ситуации и принять характерный для заводчан хулиганский и пролетарский вид. Недаром сказано: уметь одеться соответственно обстановке – все равно, что к месту вставить умное слово.
Платежи по расчетному счету делала бухгалтер Юля Чуприна из Волгограда по «Банк-Клиенту», а наличные Андрей ездил снимать во Внешторгбанк (там завели расчетный счет для поганки, купленной за $300 в юридической фирме, в которой работала знакомая Артура Ансимова, учредителем этой левой фирмы был какой-то бомж), находящийся на Большой Морской улице. Во время поездок в банк Андрей заглядывал на переговорный пункт в начале Большой Морской, рядом с Аркой Генерального Штаба, чтобы позвонить в Волгоград, в офис Совинкома, и сделать неотложные звонки клиентам, связанным с медицинским бизнесом. Как-то раз он сделал это на заводе в присутствии компаньонов, и получил нагоняй от Игоря Викторовича. Никакие оправдания не помогли. Да, все понимают, что Андрею необходимо время, чтобы закрыть все волгоградские дела, но для этого существует вечерние и ночные часы, а день должен быть посвящен аккумуляторному делу.
На тот момент все, кроме Игоря Викторовича, имели халтурку на стороне, но это никак не афишировалось, и Андрею пришлось принять эти правила и не заниматься при компаньонах посторонними вопросами. Звонки по Совинкому он делал с мобильного телефона по дороге из 40-го корпуса на заводоуправление, или же во время визита в банк, а анализировал отчеты и отправлял поручения дома вечером. Со временем он приспособил для оформления бумаг волгоградских сотрудников – они делали все, что он скажет, и отправляли документы по электронной почте.
Ансимовы неоднократно напоминали о $20,000-ном долге, Андрей, как мог, динамил этот вопрос, и однажды Игорь Викторович тет-а-тет предложил нужную сумму под процент. Ему нужно было 10% в месяц, а рентабельность на Экссоне всяко выше, поэтому для Андрея это являлось выгодной сделкой. Но у Быстровых не было никаких тайн друг от друга, а Владимир не имел тайн от своего друга и делового партнера Артура, – это означало, что информация о финансовой несостоятельности Андрея сразу же станет всем известна. Поэтому он отклонил предложение займа.
В конце сентября накопились суммы платежей от кардиоцентра и от других клиентов, по которым необходимо выплатить коммиссионные, а кроме Андрея, никто не мог это

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net