Реальные истории Rotating Header Image

Татьянин день – страница 26

документами – что может быть глупее?! У него было отложено достаточно денег на праздники, и он бы не стал отрываться от семьи в такое время ради $1500 – если бы речь шла о поездке в Казань или Волгоград. Поднимаясь по трапу, он понял, что им движет – ностальгия. Постоять на краю безмолвной котловины, полюбоваться белыми черепами горных вершин, вдохнуть полной грудью чистый горный воздух. И если бы его пригласили перегнать стадо баранов с пастбища на рынок… скажем, всего за $300, он бы не раздумывая поехал. Это место непреодолимо притягивало его, он бы туда отправился рано или поздно, и если бы не было повода то Андрей бы этот повод придумал. Он был уверен, что, как и в прошлый раз, Абхазия окажется тем самым местом, где старые эмоции можно поменять на новые – сделать эмоциональный детокс.


В сочинском аэропорту он обратил внимание на табличку, находящуюся в том месте, откуда пассажиры направляются на посадку. Там было написано: “TERMINAL LINE”. Выглядело провокационно, почти как название авиакомпании “Taliban Airlines”. Ему показалось в тот момент, что свершаются последние события в жизни перед каким-то значительным происшествием, подводящим черту – божественная фигня типа страшного суда или апокалипсиса. И они уже развиваются настолько явственно и определенно, их ход так заранее предрешен, что со стороны казалось – ничего не может быть проще, как уклониться от них. Просто пойти в кассу, взять обратный билет, и через несколько часов пойти с семьей в какой-нибудь семейный ресторан, в котором аниматоры устраивают шоу-программы для детей. В общем, заняться обычными делами, чтобы мысль о путешествии на левой тачке показалась бы вздорной и ни на чем не основанной. Но в развитии «последних событий в жизни перед каким-то значительным происшествием» было нечто, похожее на направление динамитного взрыва – направление наибольшего сопротивления.
Андрей прошел мимо касс и вместе с другими прибывшими вышел на улицу, кишмя кишевшую таксистами. Отовсюду неслось:
- Такси недорого, берем такси недорого!
- Слюшай аткуда рэйс, отвезу нэдорого.
- Пустой не хочу возвращацца, поэдем нэдорого на дарагой машин.
Андрей высматривал знакомое лицо – Иорама, который должен был за ним приехать; но первыми из тех кого, он знал, но кого совсем не ожидал здесь увидеть, оказались совсем другие люди. Прямо перед ним промелькнула парочка – Ольга Шерина со своим папиком, Александром Михайловичем Капрановым, в сопровождении несшего чемоданы водителя. Мгновение, и они бы скрылись за спинами неугомонных таксистов, но тут Ольга, почувствовав взгляд, обернулась… и через секунду висела на шее Андрея.
До этого, устраивая встречу с Капрановым, она представила Андрея братом, и сейчас удивленный папик наблюдал сцену встречи двух «родственников», кровосмесительная тенденция которой была настолько очевидна, что всем стало неловко – за исключением Ольги, осыпавшей «брата» страстными, почти сестринскими поцелуями. Тут подошел Иорам, завязался общий разговор, и Ольга, все еще обнимающая Андрея, объяснила, что новый год они с папиком отпраздновали в Москве, а сейчас направляются в Гагры.
«Как это романтично – зимний вечер в Гаграх», – мысленно усмехнулся Андрей, вслух же произнес:
- Ну а мне чуть дальше – в Агудзеру, это неподалеку от Сухуми.
На вопрос «Зачем?» ответил расплывчато: «Навестить родственников».
- Дядю Мишу, он разве в Сухуми?! – отчаянно моргая обоими глазами, вскрикнула Ольга, и стала припоминать других несуществующих людей, которые, по идее, должны быть их общими родственниками.
Пошел какой-то скомканный разговор, в котором каждый говорил что-то свое, у Андрея вместо неловкости вдруг появилось садистское желание позлить папика и потискать Олю, но Иорам решительно взял его под руку и повел к машине.
- С ума сошел! – сказал он, выруливая со стоянки, – За такие вещи могут ебнуть.
- Это у вас, – ответил Андрей, наблюдая за машиной, увозящей стареющего папика и его ненасытную кокотку. – У нас премии выписывают, устраивают дела – я ж его работу выполняю.
Две машины ехали друг за другом: впереди – темно-синий «пассат» с парочкой, совершающей романтическое путешествие, за ним – серая Chevy-Niva, везшая Андрея, приехавшего сюда непонятно за чем. Пока доехали до Гагр, Оля позвонила два раза, и что-то спрашивала про тех несуществующих родственников, Андрей что-то отвечал – просто чтобы ответить, становилось ясно, что она задумала какую-то авантюру. Помимо ее звонков, он напитался другими ощущениями, гораздо менее приятными. Местные водители были те еще черти. Лезли на обгон даже если перед опасным поворотом оставались считанные метры и не было возможности вернуться в свой ряд. Обгоняли на любом транспорте – на раздолбанной копейке, на стареньком ПАЗе, а в одном месте, как раз перед опасным поворотом, их обогнала шаланда, груженная овцами, и если б Иорам не ударил по тормозам, то длинномер, подрезая перед вынырнувшей из-за поворота встречной машины, просто снес бы на обочину своим длинным хвостом. Реальная страна Шумахеров.
Уже проехали через весь город, выехали на Сухумскую трассу, а синий «пассат» по-прежнему маячил впереди, ничто не указывало на намерение пассажиров остановиться в Гаграх. Наконец, напротив поворота на Рицу «пассат» включил аварийку и вырулил на обочину. Из окна высунулся водитель и помахал рукой – мол, тормози. Иорам остановил машину в двадцати метрах впереди «пассата»:
- Что такое, слушай?!
Было яснее ясного, что′ такое, и некоторое время они молча думали об этом. А когда увидели в зеркало Олю, вышедшую из «пассата» и направившуюся к Ниве, Иорам выдал краткое резюме, поражающее своей точностью:
- Вот это у твоей сестрицы пиздочес!
Устроившись на заднем сиденье, Оля радостно сообщила, что отпросилась на денек повидать сухумских родственников. Папик тоже хотел поехать, но «к сожалению» не смог, так как должен встретиться в Гаграх с какими-то важными дядьками. Ну, а там, где денек, там и два, и три… Андрей мысленно застонал – отменялась медитация в экзистенциальном одиночестве, отменялась поездка к Бараташвили. Да и к Иораму не заявишься, чтобы побывать в дорогих сердцу местах – сам он парень в доску свой, но Нина Алексеевна, его жена, наверняка возмутится, что Андрей приехал СЮДА черт знает с кем, и моментально доложит тем же Бараташвили. Придется перекантоваться у Василия.
За окном ломаными линиями тянулись горы, и небо наваливалось на них, как бы одним синим плечом. Часы ожидания растаяли в мутных изгибах. Домовладение Василия находилось прямо на побережье, от моря отделяла узкая полоска асфальта и метров пятьдесят галечного пляжа. «Девятка» цвета «мокрый асфальт» стояла у забора – эту картину Андрей уже видел на фото. Дом, ничем не примечательное двухэтажное строение, сложенное из керамзитобетонных блоков, находился в глубине участка. На лужайке перед ним высились паллеты красного кирпича, штабеля бруса, укрытые пленкой, лежали мешки цемента. Все говорило о том, что скоро здесь развернется стройка.
Иорам задержался ровно настолько, чтобы передать гостей хозяину, Андрей не успел даже с ним попрощаться. Василий повел их в дом, показал отведенную комнату, и сразу же позвал обедать. Андрей мечтал именно о такой еде – шашлык из карбоната на кости, вместо гарнира – квашеная капуста, маринованные баклажаны, другие соленья. Чачу запивали сухим вином.
- Эласа, меласа, ну первого января прилететь – это что-то, – приговаривал Василий.
Сам он праздновал у родственников, и если б не Андрей, ни за что бы не приехал сюда, прервав застолье. Обед был на скорую руку – Василию не терпелось поехать догуливать, только правила приличия заставили его побыть с гостями; и он все больше рассказывал,

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net