Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 8

Андрей пребывал в прескверном настроении. Полчаса назад на Московском вокзале его развели менты на две тысячи рублей – за отсутствие петербургской регистрации. Сначала его остановили и просто докопались. Он возмутился: разве прилично одетый молодой человек европейской наружности похож на нелегального чурку или какого-нибудь чеченского террориста?! Всё же ему пришлось пройти в комнату милиции при вокзале. Менты стали смотреть паспорт и потребовали документы на ноутбук. Тут Андрей не выдержал и стал кричать: «Разве есть закон, предписывающий носить с собой ноутбук вместе с документами на него? По закону только на оружие нужны документы, если носишь его с собой!» Обнаружив волгоградскую прописку и то, что временная регистрация в Петербурге просрочена, менты стали вымогать деньги. Андрей позабыл, что регистрацию пора продлять, и сдался. Сошлись на двух тысячах, хотя на районе достаточно пятисот рублей. Ничего не поделаешь, это центр. Тут всё дороже. Слава богу, менты не заметили, что под ноутбуком находилось два десятка поддельных печатей различных организаций, включая налоговую инспекцию и департамент здравоохранения.
С вокзала Андрей заехал во Внешторгбанк на Большой Морской улице и снял со счета миллион рублей, и уже собрался ехать на завод Балт-Электро, где его ждали компаньоны, но тут позвонил Блайвас и предложил срочно встретиться. Андрея вымораживала манера Блайваса встречаться по всякой ерунде и пялиться своими воловьими глазами на собеседника. За всю стречу он, может, произнесет две-три фразы наподобие «ну что, ёпта, как насчёт замутить небольшое дельце? Я по большому счету в этом городе решаю все вопросы», а остальное время молчит, вытаращив глазищи.

8
Проехав по Малой Морской, Андрей выехал на Исаакиевскую площадь, и, сделав круг, остановился возле черного Хаммера. На этот раз встреча была коротка. После дежурных приветствий Блайвас сказал:
- Звонил Лечи Вайнах. Он требует деньги прямо сейчас.
- Что?! Он шутит? Двести восемьдесят тысяч долларов прямо сейчас?!


Блайвас кивнул. Некоторое время Андрей молчал – просто потерял дар речи. Придя в себя, стал возмущаться: вообще-то до оговоренного срока два месяца, кроме того, гарантом соблюдения условий сделки выступает не кто иной, как Блайвас. И если у Вайнаха со товарищи что-то изменилось, необходимо созвать всех участников сделки, устроить переговоры, на которых большинством голосов утвердить изменения. Если Вайнах хочет деньги прямо сейчас, пусть даёт скидку!
- Никаких скидок! – хрюкнул Блайвас.
- Но мой бюджет не готов к дополнительным тратам, договаривались же…
У Андрея зазвонил телефон – Артур Ансимов поинтересовался, на каком этапе находятся деньги для заводчан. Андрей ответил: «Только что вышел из банка». Отключившись, он попрощался с Блайвасом, забрался в свой Мицубиси Паджеро, закрылся, проверил, на месте ли саквояж с деньгами, и завёл мотор.
В большом черном саквояже был целый офис – деловые бумаги, ноутбук, куча левых и правых печатей, а сейчас вот еще десять пачек банкнот по 1000 рублей – обналиченная прибыль фирмы и комиссионные руководству аккумуляторного завода Балт-Электро. Андрей не вылазил из командировок, и уже не успевал разложить этот дорожный саквояж, вынуть оттуда всё ненужное. Действительно смотрелось нелепо – идёшь по городу как-будто по вокзалу.
По дороге он размышлял над тем, что услышал. Нет, он никак не предвидел такого затруднения и рассчитывал спокойно распродать товар чуть ниже среднерыночных цен и к установленному сроку без аврала и займов под грабительский процент собрать нужную сумму.
Он быстро доехал до улицы Калинина, и там, в конце улицы, повернул налево, по ходу трамвайной линии – на Трефолева. Эта улица делает плавный изгиб вправо, и за поворотом Андрей увидел ГАИшников – три оператора машинного доения караулили жертву: двое стояли у обочины, третий находился в патрульной машине. Завидев джип Андрея, оба стоявших на обочине, как по команде, замахали своими полосатыми палочками.
Андрей остановил машину возле поребрики, вышел наружу и закрыл с брелка замки. Но ему пришлось открыть их – проверив документы, милиционеры возжелали провести полный досмотр. На это ушло минут пятнадцать – они проверили номер двигателя, номер кузова, осмотрели салон и багажник.
- Что в сумке? – спросил один из них.
- В смысле? – переспросил Андрей. – Вы хотите знать, что в чемодане?
Милиционеры подтвердили: да, они хотят ознакомиться с содержимым саквояжа.
- А на каком вообще основании? – возмутился Андрей.
Всё же ему пришлось раскрыть саквояж – милиционеры привели кучу доводов, что они на законном основании могут досмотреть водителя, его транспортное средство и всё, что в нём находится.
- А это ещё что такое? – увидев деньги, присвистнул один из милиционеров.
Тот, что сидел в машине, вылез и присоединился к товарищам. Все трое изумленно взирали на десять пачек тысячерублевок, небрежно набросанных среди бумаг и печатей, и кое-каких личных вещей – гель для бриться, туалетная вода, бритва, расческа и так далее.
Не выпуская из виду милиционеров, Андрей набрал Артура Ансимова и попросил срочно подойти на улицу Трефолева.
- Это деньги, а что не так?
В глазах милиционеров коммерсанты являлись загадочными людьми, которые ездят по городу на дорогих машинах, проводят странные переговоры с себе подобными вместо того, чтобы идти укладывать асфальт или красить заборы. Страшно далеки они от народа, и народу на них наплевать. Но не на их деньги.
- Мы видим, что деньги, а откуда?
- А в чем проблема, я что, не имею право перевозить деньги?
Какое-то время длилась перебранка – милиционеры предъявляли за деньги, Андрей довольно агрессивно огрызался, что в Российской Федерации нет закона, запрещающего перевозить деньги в кейсах или ограничивающих количество перевозимых денег.
- Вы перевозите крупную сумму, у вас должны быть какие-то подтверждающие документы! – не унимались милиционеры.
- КОМУ ДОЛЖНЫ?! – выкрикнул Андрей. – Где должны?! Что вы называете «крупной суммой»?! Назовите мне закон, который вменяет в обязанность иметь подтверждающие документы!
Милиционеры, вынужденные сшибать копейки на дорогах при помощи полосатой палочки и неучтенных штраф-талонов, со скрежетом зубовным наблюдали чужое богатство. С новой силой они подступились к социально чуждому коммерсу.
- Мы сейчас вызовем подкрепление и проедем в отделение, и там будем разбираться, – один из милицинеров потянулся за рацией и стал что-то набирать. Другой бодро и убедительно, как коммивояжер, принялся рассказывать о правах и обязанностях задержанного: «Задержим не более чем на шесть часов, не волнуйтесь». Другой, порывшись в саквояже, извлек оттуда одну печать. Затем еще одну… Мгновение, и все трое разглядывали многочисленные печати, передавая их друг другу.
- А это что такое? Поддельные печати?
Одна из них, печать фирмы «ФармИмпекс», особенно их заинтересовала:
- Так вот откуда берутся паленые лекарства!
Андрей ответил на этот глубокомысленный вывод:
- Я учредитель всех этих фирм и имею право перевозить печати.
- А это мы разберемся в отделении ОБЭП, – парировали милиционеры и подробно описали, как это будет выглядеть – визит в районное отделение, составление протокола, и многое-многое другое, очень нежелательное для спешащего бизнесмена.
Андрей знал не понаслышке, что реальные менты заметно отличаются от киношного образа ментов-эльфов и гаишников-царевичей. Он грустно вздохнул:
- Время – деньги.
- Не только время, но и свобода, – милиционеры принялись набивать цену и, нагнетая жуть, изложили все неприятные аспекты задержания жулика с кучей поддельных печатей на борту.
Тут подъехала бежевая шестерка Жигули, и из неё вылезли Ансимовы, Артур и Алексей. (С недавних пор Артур, распродав свой автопарк, купил обычную «шаху» и рассекал на ней по городу – он это сделал в рамках специальной программы по разбычиванию: питался в самых скромных бистро, покупал одежду на бюджетных барахолках, ограничивал себя во всём. Всё оттого, что в какой-то момент почувствовал, что зазвездил и данная программа была направлена на то, чтобы не оторваться от реальной жизни).
Вдвоём они ворвались в разговор и на какое-то время заставили милиционеров отступить. Мол, мы простые парни, деньги не наши, печати тем более, мы работаем на дядю, получаем мало, поэтому самая маза отпустить нас восвояси. И милиционеры почти уже отпустили Андрея. Но если слова Артура как-то вязались с его внешним обликом и его машиной, то Андрей, дорого одетый во всё черное дизайнерское а-ля гангста рядом с тюнингованным джипом на крутых дисках не был похож на хомячка, загибающегося от непосильного труда. Одно колесо на Паджеро стоило больше, чем две милицейские зарплаты.
- Так, всё, мы вызываем подкрепление, – сказал один из милиционеров и в который раз потянулся за рацией.
Артуру кое-как удалось уговорить служителей правопорядка приступить к рутинной процедуре торга. Артур, Андрей и двое милиционеров уселись в милицейскую «шестерку» и приступили к торгам. Алексей остался караулить джип.
Артур предложил пятьсот рублей и чуть не испортил всё дело. Милиционеры заявили, что шутки здесь неуместны и еще одна такая хохма, и разговор будет продолжен в отделении.
- Нас трое, – сказал разводящий – тот, что постоянно пытался по рации вызвать подкрепление. – Поэтому шестьдесят тысяч, каждому по двадцать.
- Чего?!! – взревел Артур. – Да ты охуел! А если бы вас тут было десять человек, что, каждому по двадцатнику?!
Но тут же ему пришлось сбавить тон, так как милиционеры могли квалифицировать такие речевые обороты как оскорбление представителей правопорядка при исполнении должностных обязанностей. Он принялся убеждать их, что задержанные – простые парни, и выплаченную милиционерам сумму хозяин вычтет из их кармана. Милиционеры терпеливо разъяснили всю тяжесть положения: 19 поддельных печатей, статья «Мошенничество», срок.
- Если вы такие честные – поехали в ОБЭП, вы там объясните за каждую печать, и вас бесплатно отпустят, – сказал разводящий милиционер, рыжий веснушчатый парень.
- Мы торопимся, у нас важные переговоры, – отозвался Артур.
- А откуда у вас печать налоговой инспекции и Волгопромбанка? Вы налоговики и банкиры? – этим доводом милицинер окончательно добил Артура.
Действительно, если ОБЭПовцы позвонят в указанные учреждения и проверят подлинность печатей, то положение Андрея окажется плачевным.
Всё же Артур с Андреем не сдавались. Начался новый раунд переговоров. Артур потребовал предъявить удостоверения и увидев, что у главного разводящего, лейтенанта Николая Смирнова, указано место службы «Управление по борьбе с экстремизмом», возмутился: а на каком основании сотрудник Центра «Э» шелушит на дороге вместе с гаишниками?! На что лейтенант Смирнов ответил: агрессивные действия задержанных могут расцениваться как экстремистские, и гаишники в случае чего засвидетельствуют, что вызвали подкрепление. Кое-как, применив все свои наработки по части убеждения, учредителям Экссона удалось сбить цену освобождения до 57 тысяч. Андрей пошёл к себе в машину за деньгами, Артур остался с милиционерами и всё время, пока Андрей отсчитывал деньги, Ансимов-старший пытался скостить платеж. Но милиционеры стояли на своём: 57 тонн, ни копейки меньше. Когда Андрей положил деньги на сиденье, Артур, выбравшись из милицейской «шестерки», подошёл к водительской двери, и, наклонившись, бросил в открытое окно лейтенанту Смирнову:
- Эти деньги не пойдут тебе впрок, а встанут поперек горла, принесут охуенные неприятности! Вот посмотришь, я глазливый!
У рыжего милиционера свело скулы и он резко покраснел. Андрей, Алексей и Артур расселись по своим машинам и поехали на завод.
Инцидент обсуждали все впятером. Андрею пришлось много чего выслушать от компаньонов: во-первых за печати, во-вторых за вызывающий внешний вид – проще надо одеваться, в-третьих за то, что перевозит деньги в дорогостоящем саквояже. Владимир неоднократно учил, что деньги надо носить в карманах пиджака, брюк, куртки, и так далее и держать руки свободными. Сам он никогда не таскает с собой кейса или хотя бы папки, а документы носит в файликах.
Решение приняли такое: половина издержек ляжет на компанию – всё-таки Андрей выполнял общественное поручение и вёз общественные деньги, а половина от 57 тысяч, которые заплатили ментам, Андрей компенсирует из своих средств, потому что это из-за его левых печатей случился инцидент.
Владимир сказал, чтобы печати и прочее палево хранили в сейфе (эти печати использовали для изготовления документов, альтернативных коммерческих предложений, для тендера на Октябрьской железной дороги и других бюджетных организаций). Сейф находился в людской (в кабинете в котором обитали секретарь и бухгалтер). То был огромный железный шкаф 1937 года выпуска, в котором запросто мог поместиться взрослый человек, возможно не один. Это было заводское имущество, ключи отсутствовали, и в связи с отказом от услуг банковской ячейки решили вызвать мастера по аварийному открыванию замков (до этого для хранения денег и важных документов арендовали ячейку в Кировском отделении Альфа-банка, но Владимир заявил что это слишком дорого – аж пять тысяч в год и от ячейки отказались).
В тот день Алексей нашёл по объявлению мастера, который оперативно прибыл на место и, потратив два часа, открыл сейф и за свои услуги (включая изготовление ключей) запросил шесть тысяч. Когда Владимир услыхал цену, с ним чуть инфаркт не случился. Изрыгая страшные ругательства, он заявил мастеру чтобы тот выметался. Мастер попросил оплатить уже выполненную работу – вскрытие сейфа. Но Владимир сказал, что это дорого и нам такие услуги не нужны – мол, запирай обратно сейф и проваливай!
И мастер потратил еще полчаса на то, чтобы закрыть обратно сейф.
Если бы Владимира не было в офисе, то Андрей, Алексей, Артур и Игорь скинулись бы и оплатили услуги специалиста, потому что необходимость в сейфе назрела давно. К тому же на заводе процветало воровство и такие меры предосторожности, как мощный железный шкаф с толстыми, сантиметров 15, стенами, были не лишними.
Но Владимир задержался, и перед Андреем замаячила угроза быть вторично остановленным милицией, у которой прямо нюх на машины, в которых перевозят криминал. Он решил спрятать поддельные печати в офисе где-нибудь в шкафу среди старых бумаг – вряд ли заводчане украдут их если влезут в офис. От этого занятия (по прятанию печатей) его оторвал Владимир, предложив сходить в Спорт-Бар – посмотреть футбол и сделать ставки. Он анализировал десятки, если не сотни матчей, и довольно часто выигрывал. Но Андрея такая перспектива не порадовала:
- Я не люблю футбол, Вов. К тому же не смотрю телевизор. Насчет ставок… я уже сегодня прилично просрал, с меня хватит!

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net