Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 30

После неудачного свидания с Таней Андрей был раздражен и мрачен. Проводив её домой, он вернулся в гостиницу. Сняв костюм, повесил в шкаф, выложил из сумки на кровать джинсы и водолазку. Задумавшись, подошёл к окну. Открыв форточку, он услышал шум города, увидел в небе над крышами отблеск волгоградских огней. Он вдохнул в себя испарения любви, идущие от всей массы тел, собранных этой весенней ночью в ресторанах, ночных клубах и барах.
Он злился на Таню за то, что она обманула его желания (второй раз – это уже о чем-то говорит! Они живут в разных городах и не так часто видятся, чтобы во время редких встреч «быть умниками»). И решил искать удовлетворения у другой девушки; ему казалось, что его затрудняет только выбор, ибо он не мог решить, которую предпочесть (либо подцепить в ночном клубе или вызвать проститутку), но, вскоре он понял, что его не привлекает ни одна из знакомых девушек, не привлекают даже и незнакомые. Он закрыл окно и подошел к кровати, на которой лежали джинсы и водолазка и, казалось, ждали его, покорно предлагая свои услуги.


Поразмыслив, он снова облачился в костюм, надел туфли и пальто и отправился в круглосуточный магазин за выпивкой. Официальная одежда была выбрана специально – в ней не пойдешь в ночной клуб. Андрей побоялся, что, надев тусовочный прикид, не удержится и отправится по заведениям, а там…
Время перед сном он скоротал у окна с бутылкой шампанского. Дополнительная доза алкоголя немного улучшила настроение и помогла побыстрее заснуть.

***

Утром следующего дня Андрей, приехав в кардиоцентр, уединился в бункере. («Бункером» называли складское помещение площадью 120 квадратных метров, расположенное в цокольном этаже кардиоцентра. Вход был с торца, внутри арки, ведущей во внутренний дворик. Помещение имело вытянутую трапециевидную форму, и поделено перегородками на три части. Большая часть была справа от входа, и была отгорожена железной решеткой и там располагался склад, в средней было оборудовано рабочее место кладовщика. Третий отсек представлял собой офис, здесь было всё необходимое для работы минимум пяти человек, а также холодильник, чайник, кулер, микроволновка, из окна открывался великолепный вид на лужайку и холмы Горной Поляны, сюда хозяин Совинкома стремился передислоцировать отдел продаж – во-первых для того, чтобы разобщить информационные потоки (в основном офисе площадью 70 кв. метров все толкались в одном помещении и что называется жили одной семьёй: секретарь, бухгалтер, отдел сбыта, замдиректора, сотрудники отдела продаж, АХЧ), а во-вторых основной офис находился в реабилитационном отделении кардиоцентра, там ходят врачи и пациенты, и незачем создавать там дополнительное движение. Но народ упорно игнорировал комфортабельный и спокойный бункер, предпочитая ему суматошный офис).
В этот день Андрей, устроившись за директорским столом (в бункере был большой стол, перепендикулярно которому стоял приставной, а также три стола поменьше – вдоль стен), размышлял, звонил, занимался на компьютере, и время от времени вызывал к себе сотрудников для деловых бесед.
Первой была вызвана заведующая аптекой кардиоцентра Светлана Сергеевна Златьева. Прямо от дверей она стала оправдываться и дойдя до стула и усевшись напротив Андрея, успела вывались тысячу и одно оправдание.
- Послушайте, я ни в чем вас не обвиняю… – удивленно произнес он.
Но её не так просто было остановить, и, прислушавшись, он понял в чем дело. У неё сложилась конфликтная ситуация с Ярошенко, и она подумала, что сейчас по его жалобе получит нагоняй и чтобы предотвратить неприятности, заранее выступила с оправдательной речью.
Мелкие дрязги всегда существовали на фирме, Андрей во всё вникал и внимательно выслушивал сотрудников, которые стучат на своих коллег, но никогда не принимал чью-либо сторону – по крайней мере, не делал это открыто и оставался одинаково вежливым и недоступным для всех. Но сейчас ему было необходимо решить крупные вопросы, а для разбора мелких дрязг он выберет другое время.
Поэтому он попросил прислать ему перечень проблем, касающихся Ярошенко, по электронной почте, и спросил Златьеву, не хочет ли она замкнуть на себя закупку медикаментов для всей аптечной сети.
Она была грамотным человеком; до того, как устроиться на Совинком, возглавляла одну из солидных муниципальных аптек. Поняв подвох в заданном вопросе, что называется, горький миндаль в засахаренном персике, она ответила:
- Что вы, Андрей Александрович, я никогда не возьмусь за такое дело. Я со своей-то работой едва справляюсь… точнее я справляюсь, можете спросить у заведующих кардиоцентра! Но здесь у меня работы выше крыши: заявки врачей – вы же знаете, мы обслуживаем их рецепты, учет рецептов, комиссионные врачам, дефектура, работа с поставщиками – я каждый день проверяю что реализовано и заказываю новый товар. Если я буду заниматься еще и другими точками… я не знаю, как я буду успевать. Это сложная, непосильная задача для одного человека. Нет, Андрей Александрович, я не возьмусь, меня устраивает моя работа.
Это был правильный ответ. Андрей отпустил зав. аптекой, пообещав, что разберется со склочным Ярошенко.
Следом за Златьевой Андрей вызвал Ирину и долго, в течение двух часов обсуждал текущие дела. Главным вопросом был предстоящий тендер в горздравотделе на пять миллионов рублей. Всего на этот год город запланировал конкурсов на сумму около тридцати миллионов рублей, и Карман, начальник горздравотдела, забожился, что все эти деньги отдаст Совинкому. Большая часть заявок – на оборудование производства Сименс. Строго говоря, по техзаданию подойдет оборудование других производителей, но Совинком завязал отношения именно с Сименсом и во всех информационных письмах говорилось о том, что «на базе Совинкома существует сервисный центр, отдел по обслуживанию техники Сименс». На самом деле никакого сервис-центра не было, таковой имелся в кардиоцентре, больше того, кардиоцентр предоставил помещение штатному сотруднику Сименса – львиная доля оборудования, установленного еще при постройке, было именно от этого производителя (генподрядчиком, застройщиком и поставщиком оборудования была немецкая фирма Hospitalia).
Сейчас Андрей впервые услышал про то, что в этом здании, оказывается, находится офис Сименса. Ирина пояснила, что у сотрудника чисто номинальные функции и это не представитель в чистом виде, а инженер. Хотя и инженер из него символический, скорее это шпион. Сименс никому не доверяет обслуживание своей техники, если что-то ломается или требуется рутинное техобслуживание, то приезжают инженеры из московского представительства, вскрывают пломбы, проводят работы, ставят новые пломбы и выставляют счет – более $200 в час за одну только работу плюс материалы и детали плюс командировочные.
- Дороже проституток! – присвистнул Андрей.
- Халанский возмущается, он тратит десять тысяч долларов в месяц, хотя всю работу может выполнить любой волгоградский инженер за копейки, – продолжила Ирина. – Но если кто-то нарушит пломбу, то Сименс разорвет все отношения. И все боятся – а вдруг в оборудовании зашита специальная программа на самоуничтожение.
- Представляю как Халанский рвет волосы на заднице.
- Ничего он не рвет – ты что, Халанского не знаешь? – усмехнулась Ирина. – Он с этих сервисных денег получает 15%, а еще его сын за счет Сименса в Америке учится.
Они обсудили организацию сервисного центра по ремонту и обслуживанию медоборудования – как общего, так и конкретно по Сименсу. Для этого требовалось выполнить ряд условий по помещению и найму соответствующих сотрудников, а само свидетельство выдается в Москве по представлению облздравотдела. Андрей велел передать поручение Ярошенко, так как встречаться с ним лично в этот день ему не хотелось.
По поставщикам он хотел пообщаться с Натальей Писаревой, к которой ведение отдела закупок перешло от Елены Николовой, но Ирина доложила всё сама, поскольку Писарева, с её слов, ни в зуб ногой. До сих пор, по её собственному признанию, «с вилаʹми на компьютер киʹдается» (это что касается компьютерной грамотности), в остальном такая же деревенщина.
- Но ты говорила, из неё выйдет толк, – напомнил Андрей.
Ирина вздохнула – выходит, но не толк, а кое-что плохое.
Спросив, поедет ли Андрей к Иосифу Григорьевичу Давиденко, она попросила передать ему кучу поручений и кое-какие бумаги, чтобы он приделал им ноги в соответствующих госучреждениях. Андрей вынул блокнот и принялся записывать. Он и не подозревал, что эти двое так быстро поладили, что она уже передает особисту задания как своему дворовому человеку.
«Сходить к заместителю губернатора по социальной политике…», – вывел он и отложил ручку:
- Послушай, Ира… а не много ли ему заданий?
Она беспечно отмахнулась
- Пускай побегает, нечего бездельничать!
- Но он и так поднял зарплату за переработку – говорит, что свои дела не успевает делать, потому что целыми днями бегает по нашим поручениям!
Он посмотрел на письмо, подготовленное на имя мэра:
- Ну и что с этим письмом? У меня мать работает в городской администрации начальником отдела, что, она не подпишет это долбанное письмо? Из-за таких мелочей я должен приплачивать «святому» Иосифу тридцать тысяч в месяц?!
Она не нашлась что ответить. Дописав в блокнот задания, половину которых Андрей решил не доводить до сведения старого седого полковника, а сделать самому, он стал собираться.
- Ты вернешься в офис? – спросила Ирина.
Он ответил, что вряд ли успеет, и попросил передать Тишину, чтобы выходил на улицу к машине. Потихоньку передать, чтобы Ярошенко не услышал, а то ведь подорвется везти шефа вместо своих прямых обязанностей, чтобы по дороге докучать своими просьбами.
По дороге в Центральный парк культуры и отдыха, на территории которого находился офис компании «Волга-Трансойл», всезнайка-Тишин порадовал интересными сведениями – оказывается, Ярошенко трахается с той самой заведующей аптекой, которую прочит на должность закупщика всея аптечной сети. Также Тишин посетовал на недочеты в работе новых сотрудниц – двух бухгалтеров (это вторая генерация после уволившейся Гусевой) и Писаревой (эта пришла на место Николовой). И мрачно пошутил: мол, долго ли эти новенькие продержатся. По опыту было известно, что в периоды безвременья ротация кадров происходит очень быстро.
Управление компании «Волга-Трансойл» высилось своими тремя строгими этажами над зеленым двором и садом, окруженным массивной чугунной оградой. Тишин припарковал свой жигуленок на стоянке для сотрудников, и Андрей, выйдя из машины, направился к входу. Охранник впустил его, не проверяя документы.
Поднявшись на второй этаж, Андрей поздоровался с Иосифом Григорьевичем, который для приветственного рукопожатия вышел в коридор.
- Нерукопокладая рукопожимаю!
- Надо же! – продолжил старый седой полковник на ходу. – Ну ты хотя бы за сутки предупреждай о приезде! Знал бы что приедет высокий гость, я бы хоть ботинки новые прикупил!
Они прошли в кабинет, безликий, хоть и дорого обставленный – даже сувениры, громоздкая модель старинного корабля и самурайский меч говорили о том, что кому-то было лень подыскать более оригинальный подарок. На хозяйском столе – ни компьютера, ни бумаг, лишь дорогой канцелярский набор из тех, что колектив фирмы дарит своему шефу на день рождения, скинувшись сто человек по червонцу. Андрей привычно уселся в кресле напротив Иосифа Григорьевича, вынул из портфеля перетянутую резинкой пачку тысячерублёвок и передал ему. Старый седой полковник принял деньги, и, достав из тумбочки толстую тетрадь, в которой вёл учёт всех курируемых фирм, поставил галочку в нужной графе.
Приступили к делам. Андрей, изложив по блокноту ряд мелких просьб, вынул из портфеля письмо на имя мэра и передал его. Иосиф Григорьевич тщательно перенес в свой блокнот все задания, затем со словами «ну что там Ирина Абдурахмановна еще придумала» (такое он ей придумал отчество вместо «Алексеевна»), приступил к изучению:

«Главе администрации
г. Волгограда
Ищенко Е.П.

№142 от 03 марта 2004г.

Уважаемый Евгений Петрович,

ООО «Совинком» более 5 лет занимается поставками медицинского оборудования, расходных материалов и дезинфектантов в клиники г.Волгограда и области. Наше предприятие является дистрибьютором таких компаний, как «Сименс» и «Джонсон и Джонсон» по Южному федеральному округу.
В настоящее время нами ведется работа по организации сервисного центра на базе Волгоградского областного кардиологического центра по обслуживанию оборудования фирмы «Сименс».
Мы являемся участниками тендеров по Михайловскому диагностическому центру, областной больницы №1, а также тендера по выбору лизинговой компании для поставки медицинского оборудования в лечебно-профилактические учреждения г.Волжского.
В связи с изложенным просим Вас рассмотреть вопрос о создании на нашей базе городского склада расходных материалов для поставки в клиники города, а также склад дезинфектантов для медицинских учреждений, школ, бассейнов и т.д.
Также просим рассмотреть ООО «Совинком» как одного из наиболее стабильных и опытных поставщиков медицинского оборудования. Мы готовы предоставлять медицинское оборудование на условиях лизинга.

Генеральный директор

Разгон А.А.»

Прочитав, Иосиф Григорьевич удивленно вскинул брови:
- Она решила написать письмо? Странно, мы вроде договорились, что будем штурмовать департамент закупок.
- ???
- Она тебе не доложилась? Мы тут надысь покумекали и решили, что Ищенку бесполезно бомбить этими письмами, всё равно он передал полномочия по закупкам специальному департаменту.
- Что значит «передал полномочия»? – переспросил сбитый с толку Андрей.
- Ладно, раз она хочет, пойду к мэру на прием, – вздохнул Иосиф Григореьвич.
Андрей попросил разъяснений по поводу департамента закупок, и старый седой полковник рассказал, что Ищенко, став мэром, помимо того, что разогнал всю городскую администрацию и набрал новую команду из своих, заменил всех глав районов и до кучи их заместителей и помощников, создал еще дополнительные бюрократические структуры, куда опять же посадил своих людей.
- Моя мама с трудом удержалась на своем месте, – согласился Андрей. – Восемь лет назад во всей городской администрации было 150 человек с учетом пенсионеров, которые уже не работают, а только получают пенсию, а сейчас в одном планово-экономическом отделе 200 человек, а во всей администрации около 3000. Но горожане от этого лучше жить не стали.
Он еще прибавил про свою аналогичную проблему – взамен одного толкового специалиста приходят десять олигофренов и все вместе не выполняют и десятой доли того, что делал прежний сотрудник, и пользы от них для фирмы как от атомной бомбы для дела восстановления города.
Обсудив кадровые вопросы, они вернулись к департаменту муниципального заказа. Иосиф Григорьевич объяснил, что в задачи новой структуры входит закупки товаров и услуг для всех муниципальных образований, в том числе учреждений здравоохранения.
- В смысле?! – спросил Андрей. – А что с горздравотделом – он вообще не при делах?
- Вот как раз с горздравотделом всё в порядке, Карман добился, чтобы к нему не лазили в его карман. Мы с Ириной Абдурахмановной потому и решили, что не будем тревожить Ищенку, пускай этим Карман занимается, мы ему за это деньги платим.
Иосиф Григорьевич бросил взгляд на свой портфель работы Louis Vuitton, куда положил подготовленное Ириной письмо мэру:
- Поэтому не понимаю, чего это она надумала.
Андрей уже набрал Ирину, и, дождавшись когда она ответит, спросил насчет мутной ситуации с горздравотделом, департаментом муниципального заказа, и письмом мэру.
- Тьфу, что он там совсем без памяти, мы же обо всём договорились! – возмутилась Ирина.
- О чем договорились, Ира?
- Что мы создадим официальную структуру как было раньше по типу «Городского аптечного склада», чтобы убрать все эти конкурсы и напрямую осваивать бюджетные деньги, а Совинком…
- Сейчас подожди… – Андрей закрыл трубку рукой и обратился к Иосифу Григорьевичу:
- Она говорит про какую-то новую структуру, которая будет…
И он, разжав трубку, переспросил у Ирины:
- Что ты там сказала, Совинком вместо департамента закупок?
- Иосиф там рядом с тобой?
- Ну да, мы тут в его кабинете.
- Дай ему трубку, я сейчас ему всё скажу!
Андрей послушно передал мобильный телефон старому седому полковнику, и тот минут пять слушал Ирину, периодически приговаривая: «Ну…», «Да…», «Вроде как…». Закончив, вернул трубку Андрею:
- Семь пятниц на неделе! Ну ладно, отнесу письмо мэру, пусть изучает.
Андрей уходил от Иосифа Григорьевича со странным чувством – с одной стороны был доволен, что люди сработались и занимаются важными вопросами, двигают фирму вперёд, а с другой сознавал, что на определенном этапе он станет ненужным и его вышвырнут, как в своё время он вышвырнул Гордеева и Штейна, компаньонов, с которыми начинал бизнес, и как Ансимовы с Быстровыми, попользовавшись, выбросили Фарида, который начинал аккумуляторный бизнес на заводе Балт-Электро.
Но он не ощущал от этой пары, Иосифа Григорьевича и Ирины, никакого негатива, напротив, полная доброжелательность и позитив, стремление к сотрудничеству во имя общего дела. И Андрей понадеявшись на интуицию, которая еще ни разу не подводила, успокоился.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net