Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 157

Очнувшись в девять утра с жуткой головной болью, как после операции на головном мозге без наркоза, Андрей обнаружил себя в квартире на Фонтанке. Во рту будто войлоком постелили. Подушка пахла женским духами. «Ну вот, J.Lo научила тебя любви», – внезапно подумалось. Он был абсолютно голый и ему понадобилось некоторое время, чтобы разыскать своё нижнее бельё.
«Воды! Хорошо бы колы!» – пульсировало в голове, терзаемой похмельем, в унисон где-то пиликающему будильнику. Наваливаясь одна на другую, тяжело волочились мысли о том, удастся ли выполнить намеченные на этот день дела; может быть последняя порция виски вчера была лишней.
Качаясь и спотыкаясь на ходу, он добрался до кухни, и обнаружил на столе двухлитровую бутылку Пепси, пачку Нурофена и записку:
«Хэлло, мой ненаглядный котик! Ночью ты был мёртвый, но трахался как десять живых! Я принесла тебе Пепси и таблетки от головы – зацени какая я у тебя заботливая! Убежала на работу, не стала тебя будить. Чмоки-чмоки, чпоки-чпоки))))»


Он вскрыл упаковку своевременно доставленного анальгетика, закинулся двумя таблетками и запил изрядным количеством Пепси-колы.
Хорошо, здесь нашлось свежее белье и черная майка, аналогичная той, которая была на нём вчера (у него все рубашки и майки были однотипные) – Мариам наверняка обратила бы внимание, что на нём не та одежда, в которой он вчера уходил из дому. Контрастный душ и чашка кофе немного поправили самочувствие, боль в голове понемногу стихала, маршевый танцевальный ритм вчерашнего алкодэнса всё ещё гудел в черепной коробке, и остановить его могла, наверное лишь случайная пуля в затылок.
Почти обновленный, он вышел на улицу, поймал такси, на котором и отправился на работу. До обеда, с Алексеем Ансимовым контролировали погрузку батарей для Управления железной дороги, а после Андрей поехал во Внешторгбанк снимать деньги для гендиректора Балт-Электро и ответственных лиц Октябрьской железной дороги. Получив в кассе деньги, он поймал такси на Малой Морской улице, на котором вернулся на Балт-Электро, попросив остановиться у главной заводской проходной, находящейся в тупике, которым заканчивается улица Калинина. Отсюда далековато до 40-го корпуса, в котором находится офис Экссона, придётся тащиться через весь завод, но Артур Ансимов попросил подъехать именно сюда. Десять минут ожидания Андрей провёл, мысленно смакуя детали минувшей ночи, и наблюдая за гружеными фурами, выезжавшими с территории завода. Отгрузки сегодня следовали одна за другой.
Наконец, подъехал Артур на своём мотоцикле, и, взобравшись на тротуар, подрулил к заводской проходной. Сняв шлем, помахал им, и, широко улыбаясь, крикнул:
- Здорово, Андрей, держи х¥й бодрей! Ты как, призалупил вчера белобрысой худышке?
Вышедшие с завода рабочие удивленно на него покосились. Он заглушил мотор.
Пожав Андрею руку, Артур деловито осведомился: «Деньги привёз?» Через проходную они проследовали на завод – Артур уже опаздывал на приём к гендиректору Балт-Электро. Поглощенный предстоящей беседой, он не стал, как обычно, выпытывать интимные подробности, что там со вчерашней блондинкой (вообще, рабочий день на Экссоне обычно начинался с обсуждения, кто кого вчера поимел). Для передачи денег они поднялись на третий этаж заводоуправления и уединились в туалете. Артур созвонился с Алексеем, чтобы уточнить сумму комиссионных. Андрей отсчитал деньги и передал Артуру.
- Есть лишний пакет? – у Артура не нашлось ничего, во что можно положить деньги.
И Андрей освободил ему один из полиэтиленовых пакетов (для надежности деньги были упакованы в три плотных непрозрачных мешка).
- Блин, всё время носим в нарядных конвертах, – поморщился Артур. Но деваться некуда, он уже на пять минут опаздывал, и, отдав Андрею шлем, побежал в приемную.
На заводоуправлении Андрею нужно было сделать еще несколько рутинных визитов, и он, положив шлем в пакет, по очереди обошёл кабинеты: главного бухгалтера, главного экономиста, коммерческого директора, и коммерческий отдел. По времени это заняло столько же, сколько у Артура занял разговор с гендиректором. Встретившись на входе, они вместе дошли до своего офиса.
Владимир встретил их нарочито недовольной гримасой:
- Наконец-то, не прошло и года!
Он ждал Андрея, чтобы получить деньги для исполнителей с Октябрьской железной дороги, и Артура, чтобы узнать результаты переговоров с «аккумуляторным вождём» – гендиректором Балт-Электро. Встреча получилась плодотворной: ближайшую неделю все сборки будут отписаны Экссону, а это ежедневно по 22 комплекта тепловозных батарей 32ТН450. Андрей сообщил компаньонам, что исполнители с завода, у которых он побывал только что, подтверждают эту информацию.
- Мы сможем отгрузить на Латвию твоим клиентам! – удовлетворенно сказал Владимир.
Все посмотрели на Андрея.
- Не «моим», а «нашим»! – поправил Андрей.
Артур сделал удивленное лицо.
- Неужели Латвийская железная дорога потребляет столько 32ТН450 и 40ВНЖ300?!
И они с Владимиром стали рассуждать, кому может перепродавать компания AL&Co приобретенные на Экссоне батареи.
- Как ты вышел на этого латыша… Андриса? – неожиданно спросил Владимир.
И снова четыре пары глаз внимательно разглядывали Андрея. Он пожал плечами.
- А что Андрис… мы с ним познакомились в поезде.
- В поезде?
- Ну да, в поезде Москва-Петербург. Он выпивал, я составил ему компанию, слово за слово, выяснилось, что я продаю батареи, а он имеет связи в Управлении Латвийской железной дороги. Обменялись телефонами, через некоторое время он позвонил и сделал заявку.
- Тот первый заказ – всего 10 батарей, – закивал Алексей, феноменально помнивший историю продаж каждого клиента.
- Андрис… Андрис – а как он выглядит? – спросил Артур.
Андрей описал: высокий, габаритный, косматый, щетинистый. Артур с Владимиром стали перебирать всех знакомых, имевших отношение к поставкам на железные дороги прибалтийских стран. Рынок достаточно узкий, все игроки известны, и наверняка Андрис имеет отношение к одной из групп, с которыми Владимир и Артур уже работали. Сейчас их волновало одно: если увеличиваются поставки аккумуляторов железнодорожной группы через AL&Co, значит, возможно, могут уменьшиться продажи через другие дилерские компании, или, что гораздо хуже, прямые поставки службам МТС (материально-технические службы) Управлений железных дорог. Что впоследствии грозит потерей этих клиентов: ведь новый поставщик, если окажется достаточно шустрым, может замкнуть на себя все объемы, что называется, перетащить одеяло на себя и отодвинуть Экссон от кормушки. То есть, возможна такая ситуация, что некая фирма, закупая батареи на Экссоне, продаёт их тем же самым Управлениям МТС РЖД, что и Экссон, с минимальной наценкой, лишь бы пролезть к этим клиентам, чтобы, закрепившись, начать работать с ними напрямую, выигрывая тендеры, и постепенно вытеснить Экссон и начать поставлять этим заказчикам конкурентную продукцию. Вот почему Артур с Владимиром пытались выяснить, с кем работает Андрис, и на кого в Управлениях железных дорог имеет выход.
- Организуй нам встречу, давай вывезем его в кабак, ночной клуб, боулинг! – предложил Артур.
Андрей сказал, что попробует, но ничего не может обещать – с Андрисом не те отношения, всё чисто официально и ничего личного. Владимир сделал в блокноте пометки, и, закрыв для себя какой-то вопрос, захлопнул свой видавший виды ежедневник:
- Так, ладно, деньги я взял… всё, ребята, я поехал на Октябрьскую дорогу… Андрей – по возврату НДС держи руку на пульсе, надеюсь у тебя там в налоговой всё схвачено!
Уже в дверях он обернулся и снова обратился к Андрею:
- Ты как, вообще справляешься с возвратом НДС? Судя по всему, экспортные поставки будут только расти.
Андрей задумался, хотелось сказать что-то очень убедительное, и Владимир, не дожидаясь ответа, вышел из офиса, сказав напоследок своё обычное:
- Смотри не про€δи дело!

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net