Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 50

Ничто не могло уберечь Смирнова от душевного недуга. Видя, как у всех вокруг складывается хотя бы какая-то личная жизнь, он чувствовал необходимость и самому что-то предпринять, и это чувство вскоре стало совсем нестерпимым. При виде более менее сексапильных женщин он испытывал сильнейшее желание подойти познакомиться. Но мощный внутренний тормоз неизбежно останавливал его. И желание продолжало смущать его и не давало ему покоя. Оно преследовало его во время работы, в общественном транспорте, в спортзале и дома. Он пребывал в ужасном смятении, особенно в компании фольксштурмовцев, где всё напоминало о Штруме, и, как следствие, о Марианне. Нужно было как-то удовлетворить естественную потребность в женском обществе, ибо, если не дать этому желанию выхода, оно угрожало внести в обуреваемую им душу великое смятение.
В один из дней лейтенант Смирнов отправился с коллегами в баню, находившуюся рядом с работой, в районе станции Метро «Пушкинская», во дворах, с твердым намерением потрахаться отсюда и до следующей пятницы. Как обычно, на «субботник» были приглашены работницы специальной профессии, трудившиеся тут же неподалеку – на Загородном проспекте. Это была их обязаловка – кто уклонялся от субботников, тому не позволялось стоять сниматься на Загородном.
Смирнову досталась энтузиастка отсоса, с которой он уже прежде бывал. До того, как уединиться с ней в специальной комнате, он изрядно поддал, и, как ни старалась обладательница уникальных орально-вагинальных навыков, что называется, поддомкратить, у неё ничего не вышло.
- Устал наверное, – виновато сказала она.
- Это нервное, от длительного воздержания, я просто волнуюсь.
- А по-моему это от слишком частого использования.
Это прозвучало как своеобразный комплимент. Ему хотелось выговориться, рассказать о своей проблеме, высказать сердце, ведь самые лучшие психотерапевты – это случайные попутчики и проститутки, но после такого комплимента о чем тут можно говорить? И ему пришлось над ней сжалиться и отпустить её.
Он не удовлетворил свою потребность естественным образом ни в этот раз, ни в следующий. И не избавился от наваждения. Перед его глазами стоял строгий лик Марианны
Смирнов завидовал своим коллегам-оперативникам, которые не испытывали таких проблем. Их сознание было погружено во мрак, они находились на низшей ступени познания мира, среди них можно встретить проблески понимания и зарницы некоторых низких истин, в личной беседе они обнаруживают алкогольный юмор, шутки ниже пояса. Целая галерея мещан, спокойно косящих наличность, ничего не знающих, ни о чем не заботящихся, хоть трава не расти, и только всей душой ушедших в любезное и ничтожнейшее занятие: кому пьянки и бабы, кому помидорная рассада по натянутой леске, кому рыбная ловля круглый год. Смирнов продвинулся намного дальше, и это стало его бедой.
Один мудрец сказал: либо человек хочет, но не может; либо он может, но не хочет; либо он не может и не хочет; либо, наконец, он хочет и может. Если он хочет, но не может, он бессилен; если он может, но не хочет, он жесток; если он не может и не хочет, он бессилен и жесток; если же он может и хочет, почему он этого не делает?!
Итак, Смирнов поставил себе диагноз: бессилие. И осознание своего бессилия отравляло всё его существование.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net