Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 163

«О боже мой, Фредди, не смей мне только срать тут», – проворчал здоровенный заросший щетиной 50-летний мужчина, устраиваясь в кресле возле иллюминатора и пристраивая на коленях таксу-кобеля, напоминающего плотную черную сосиску.
«Полёт обещает быть удачным», – подумал Андрей. Уложив на полку портфель, он опустился в кресло, на время полета по маршруту Петербург-Москва составляя компанию хозяину таксы Андрису Лейтису, владельцу компании AL&Co (Андрис Лейтис и Компания), и являющегося родным дядей Урсулы Лейтис. Накануне они созванивались, и узнав, что их маршруты совпадают, они взяли билеты на один рейс (Андрису нужно было в Москву, а Андрей летел через столицу в Волгоград).
Пёс взвизгнул – хозяин прижал хвост защелкой ремня безопасности.
- Ну что, тёзка, полетели!


Из динамиков прозвучала команда приготовиться к полёту, пристегнуть ремни. Вдоль рядов прошла стюардесса, блондинка в униформе, чтобы проверить как пассажиры выполнили команду. Она задержала внимание на собаке, и Андрис воспользовался этим, чтобы попросить пива. Ему пришлось дважды напоминать, крича ей через весь салон, чтобы она выполнила просьбу. Наконец, она принесла банку Балтики-7, которую он, расплатившись, тут же стал открывать. Из отверстия с шипением вырвалась струя пены, заливая всё вокруг. Больше всего досталось Фредди, который тут же громко завизжал, и Андрею, недоуменно уставившемуся на соседа.
- Прости, тёзка, – виновато сказал тот и прикрикнул на своего питомца.
И потряс банкой. Там внутри перекатывалась плотная субстанция – жидкая фракция вся вытекла, в банке остался один лёд.
- Вот свиньи! – громко возмутился Андрис. – Дали мне замороженное пиво. Что мне с ним делать? Эй, девушка!
Никто, кроме пассажиров соседнего ряда, не обратил на него внимания. Самолет катил по летному полю к взлетно-посадочной полосе.
- Но как же так? Что мне делать? – причитал он, размахивая банкой, из которой всё ещё вытекала пена.
И обратился к Андрею с вопросом:
- Как ты назовёшь блондинку, стоящую на голове?
И, не дожидаясь ответа, ответил сам:
- Брюнетка с запахом изо рта.
Пока Андрей соображал, что ответить, беспокойный сосед запихал банку с замерзшим пивом в кармашек переднего кресла, и вытащил откуда-то из-под кресла бутылку William Lawson’s с двумя пластиковыми стаканчиками:
- Давай держи!
Андрей принял стаканчик, в который полился виски.
- Ну, понеслась!
Они выпили.
Самолёт, разогнавшись, легко взмыл в воздух.
Разговор Андрея и его заказчика, пристроившего к нему на фирму свою племянницу, принял вид беспорядочного перебрасывания фразами, каждый что-то говорил, отвечал невпопад, в основном солировал Андрис, то подливая виски в стаканчики, то поправляя своего пса. Оказалось, что однажды в поезде он заблевал одного чувака, что нет такой мировой проблемы, мимо которой он может спокойно пройти, и единственной вещью, по поводу которой он не переживает – это его тучность.
- … моя жизнь и так полна драмы, и уже не остаётся времени думать, какие там складки у меня появились. В качалку мне ходить уже не нравится.
- А раньше нравилось?
- О, ни хрена себе! Да я же был ого-го спортсмен. Работа всё, работа.
Андрис пил виски уже прямо из горла, не выпуская из рук Фредди, и продолжал тараторить:
- Вот с этим автомобильным бизнесом прямо не знаю что делать. Продавать жалко: столько сил в него вложено; а заниматься нету времени – другие более серьёзные дела появились. Как там кстати поживают мои машинки, которые я тебе продал: Вольво и Рено?
- Отлично бегают, спасибо!
- Сам ездишь на всех трёх? У тебя вроде как ещё Паджеро?
- Нет, на Вольво ездит жена, а на кабриолете…
- А на кабриолете любовница – ахаха! – сочно расхохотался Андрис так что, ненароком заехал бутылкой псу по голове.
- Да нет, я перепродал в Волгоград одному знакомому…
- Нет, это шутка, я же понимаю, ты серьёзный парень, поэтому я тебе Урсулу и доверил. Ты такой основательный, с понятиями, не то что некоторые…
При этих словах Андрис посмотрел в иллюминатор и махнул рукой: «Да чего уж там, я и сам человек разрушенный, в голове которого шуршат и перемалываются множество подводных камней, и нужно потратить очень много сил и времени, пока все эти камни в мешок соберёшь, чтобы не бренчали».
Он посмотрел на Фредди и поставил его на пол.
- Фредди! Ну-ка дай лапу!
Команда исполнилась мгновенно.
- Я взял эту животину по двум причинам: прежние хозяева жестоко с ним обращались, и к тому же он был приучен проситься в туалет. Я не умею этому учить. У меня было две таксы, которые садились передо мной на полу и срали прямо на моих глазах. Никогда не умел дрессировать и наказывать собак. Поэтому взял со 100% предпродажной подготовкой.
В аэропорту Андрис спросил, куда надо по Москве подбросить. Андрей напомнил, что летит стыковочным рейсом на Волгоград. Тогда Андрис, остановившись, раскрыл портфель, и стал в нём копаться. Не найдя сразу то, что нужно, выругался, и принялся рыться в портфеле с энергией, которую люди проявляют разве что при прохождении международного паспортного контроля. Наконец, он извлёк оттуда две пачки стодолларовых банкнот и, справившись с волнением, сунул Андрею в руку.
- Да вы что?! – опешил Андрей.
- Держи, это твоё!
Андрей подозрительно уставился на деньги, гадая, какую свинью этот коварный похмельный толстяк может подложить.
- Я не могу! Я получаю свою долю прибыли на Экссоне.
Всё же Андрис насильно заставил принять деньги. В приливе благодарности Андрей наговорил кучу любезностей. Дернув поводок, Андрис стал объяснять:
- Понимаешь… я очень благодарен за Урсулу. То, что с ней сейчас, и то что творилось год назад – это небо и земля. Чтобы ты знал: её мать, моя сестра… в общем сбежала из дому, из Риги в Петербург с каким-то хлюстом, он её беременную там бросил; где-то как-то пристроилась, мы конечно помогали ей, когда она вышла на связь. Но она не захотела возвращаться в семью, у неё появилась какая-то своя среда обитания – богема… Короче, ты видишь, семейка Урсулы что надо… В такой, извиняюсь, богемной атмосфере девчонка росла, и в пятнадцать лет сама чуть не ушла из дома. Захотелось взрослой жизни. Это же была какая-то ходячая катастрофа! Бросила школу, собралась стать моделью… стриптизершей – говорит «друг» пригласил… ага…
Андрей с негодованием вставил:
- Сутенер!
- Вот и я про то же, – продолжил Андрис. – Друг-сутенер и подружки-одноклассницы, одетые как пожилые трансвеститы. Пришлось через знакомых разбираться с этим «другом»… но дело не в нём, а в ней. Если её к этому тянет, мы же не можем закатать в бетон весь «модельный» бизнес Петербурга. Хорошо, уничтожим питерский путантрест – а она в Москву!
- Да и черт с ней, со школой, она ничему не учит. Жизни можно научиться только на улице. Я знаю парней, которые вообще ни разу в жизни не заходили в школу, но при этом они отличные ребята, – сказал Андрей, закончивший школу с золотой медалью, а медицинский институт с тремя четверками (остальные пятерки).
Прикрикнув на разлаявшегося Фредди, Андрис продолжил:
- Фууу. Пробовали мы с ней и так, и этак – не хочет она ни учиться, ни на работу выходить в приличное место. Ей нужен ночной клуб или стриптиз. Любое заведение с развлекательным уклоном…
Разговорившись, он повысил голос, не переставая при этом гвоздить Андрея взглядом.
–… насчет этого я строг, развязное поведение, это всегда путь к несчастью, путь к мимолетным связям, которые разрушают психику человека, к абортам, пьянству, наркомании, самоубийствам. В общем, о неприглядных сторонах бытия она имела представление, теперь, чтобы объяснить необходимость нравственного роста, нужно было показать ей образцы счастливой жизни. Устраивал я её к господину Коршунову… ну Ренат знает… в торговые центры, мебельные салоны… ну никак, там атмосфера не та – официоз, никто с ней не собирался нянчиться и брать над ней шефство. А куда ей податься без профессии и опыта работы… понятно куда… И тут Ренат предлагает мне твой Северный Альянс. И знаешь, как-то всё сразу срослось. Деваха моментально втянулась, такой отзывчивый коллектив. До этого, будучи под домашним арестом, она временами забредала на кухню и подолгу рассматривала разделочные ножи, помышляя о самоубийстве, но с момента трудоустройства на твою фирму у неё появилась более перспективная идея. И сейчас, через полгода её не узнать – она уже и в институт собралась! Как это тебе удалось её так приручить, это же настоящий wild child! Ты ведь и в офисе-то редко бываешь, всё аккумуляторный завод и командировки.
Стоя под присмотром откормленного пса и его тучного хозяина, за раблезианскими габаритами которого скрывался мирный отзывчивый характер, Андрей сообщил:
- Да меня все дети любят, я же педиатр… ну закончил педиатрический факультет медицинского института.
Андрис Лейтис, дядя несмышленной отроковицы, так и присел:
- Педиатр?
- Ну да.
Тут взгляд Андриса прояснился, он почесал затылок и понимающе закивал:
- А-а! Детский врач, педиатр… хорошо не педофил!
И его речь снова приобрела иронический стиль.
- Надо же, доктор, отличная профессия, а чего это тебя так далеко занесло от специальности, зафиксированной в дипломе?
Андрис облегченно завершил тему:
- Ну, учебу мы считай сдюжили, как получит диплом – сплю и вижу как её лет в двадцать – не раньше! замуж выдать за приличного парня.
Он тяжело выдохнул и вытер пот со лба: «Фууу!»

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net