Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 113

Поведение Рената заставляло серьезно задуматься. Андрей знал за ним, что он вспыльчив и подвержен вспыщкам эмоций, но обычно отходчив – резко выскажется и забудет. Но нынешняя ситуация оказалась непростой. Навязчивые эротические представления Рената послужили толчком к безумию и меланхолии. После того телефонного разговора – когда Ренат достал Андрея по сотовому во время поездки с Таней на море – отношения между двоюродными братьями стали напряженными. Ренат повиновался с мрачной пунктуальностью и звериной серьёзностью, порой доводя выполнение некоторых приказов до абсурда своей исполнительностью, так как Андрей очень часто давал команды на ходу, звоня из машины по дороге на Балт-Электро, и эти указания подразумевали, что исполнитель включит сообразительность и додумает то, что начальник не предусмотрел, что называется, сумеет прочитать между строк. И, кажется, Ренат держал за пазухой камень. В его голосе отчетливо чувствовалась агрессия обезумевшего зверя. Назревала необходимость разговора по душам, но никто не рещался вызвать оппонента на словесный поединок.


Нервы не выдержали у Рената – он предложил встретиться и «серьезно поговорить, потому что дело есть». Ему казались смехотворными его действия по изобличению Андрея и он посчитал зря выброшенными на ветер двести долларов. Единственное, что могло выбить его из седла, были сведения, компрометирующие его перед компаньонами по Экссону – он сам неоднократно признавался, что может пренебречь всем, кроме аккумуляторного бизнеса и дружбой с Ансимовыми и Быстровыми. И таким компроматом является фирма Северный Альянс. Андрей тщательно конспирировался, Ренат ему в этом помогал и несколько раз выручал, поэтому точно знал, что раскрытие тайны станет очень серьезной проблемой для Андрея. А донести эту информацию до его компаньонов – это пустяк, причем бесплатный, в отличие от предыдущего эпизода. И как это Ренату раньше не приходило в голову?!
И он уже собрался было настропалить на это дело офис-менеджера Снежану Сачко, работавшую раньше на Балт-Электро (оттуда её Андрей и переманил) и знавшую лично не только заводчан, но и Ансимовых-Быстровых, но в самый последний момент передумал. Ведь его главной задачей было разрушить любовную связь Андрея и Тани. И, втайне от самого себя, Ренат мечтал завладеть Таней и по-прежнему в своих сладких снах видел её своей женой. Она дала понять, что у него есть шанс, просто надо его реализовать!
Ренат видел, что Андрей, чем больше зарабатывал денег, тем больше отрывался от земли и больше кадровых ошибок совершал, слишком доверяя прохвостам и отталкивая от себя стоящих людей. Также Ренату вдруг стало ясно, что Таня, воплощенная жена-декабристка, станет любить Андрея ещё больше, если у него возникнут проблемы с бизнесом. В отличие от Мариам – Ренат с самого начала предупреждал: не надо на ней жениться, и был солидарен с их общим другом Трезором, утверждавшим, что у этой гурии глаза слишком хитрые. Миндалевидные, выразительные, но насколько они красивые, настолько же неискренни.
Ренат не ставил перед собой цель отбить у брата жену, поэтому передумал рушить его бизнес. А перед решающим разговором ему вдруг стало стыдно. Настолько, что он решил уйти из фирмы и попросил Коршунова подыскать приличное место. Тот направил Рената к своему петербургскому управляюшему, заведовавшему сетью магазинов и торговых центров Адамант (расположенных преимущественно вокруг станций метро – ТК «Сенная», ТК «Балканский», и так далее). Состоялось собеседование, на котором Ренату предложили побыть в должности заведующего секцией в торговом центре с окладом $500 на время испытательного срока, затем, если он себя покажет, то его ждут хорошие перспективы и его двинут в директора магазина или даже в управляющие торгового центра.
Имея в активе приглашение на новую работу, Ренат прибыл на встречу, назначенную им в принадлежащем Коршунову ресторане «Адамант», находящемся на набережной Мойки неподалеку от офиса Северного Альянса. Он не захотел встречаться в «Онтромэ» на Большой Морской улице, потому что эта кофейня была пропитана атмосферой их прежних встреч, – братских и дружественных.
Он намеревался, наконец, предъявить права на Таню и открыто заявить, что будет за неё бороться, будет ухаживать за ней, звонить и ездить в Волгоград, предложит ей руку и сердце. Также он намеревался объявить о своём уходе с Северного Альянса и трудоустройстве в системе «Адамант».
Но разговор с самого начала пошёл не так. Изначально предполагалась выволочка на правах сильного (Ренат сблизился с Коршуновым, и тот много чего наобещал) но нынешний работодатель и двоюродный брат поменял все планы. Запланированный формат беседы Андрей поломал уже в самом начале. Ренат увидел перед собой человека, которого всё больше и больше достают сложности, и которому хочется помочь даже несмотря на некоторые разногласия. Задолженность кардиоцентра, другие проблемные долги, разрыв между ожиданиями компаньонов и реальным положением дел в аптечном бизнесе, в который инвестированы деньги. Ситуацию с аптеками Ренат переживал особенно остро, ибо своими глазами видел, что брата повело и он бросает деньги на ветер. Помещает их в Минет-Банк.
Уже с первых минут Ренату стало ясно, что у него не хватит духу заговорить про Таню. Он не боялся Андрея ни как начальника, ни как мужчину-соперника. Уж сколько раз они сходились в спарринге на тренировках! Ренат знал слабые и сильные стороны противника, помнил, что Андрей часто пропускает подсечки и хук слева, зато с какой-то дьявольской точностью заряжает урмавашу и все удары сзади с разворота, когда не видит противника и фактически бьёт вслепую. Сколько ни тренировался Ренат, так и не смог поставить эти удары.
Андрей обаял его с первых же минут разговора, а когда предложил должность директора Северного Альянса (до этого Ренат был просто человеком по поручениям) и неограниченные полномочия и власть над всеми петербургскими людьми, кроме Марины Маликовой, то Ренат просто растерялся и беспомощно промямлил, что «поступило тут предложение от Горфинкеля, управляющего Адамантом, и надо сказать Коршунову окончательное «да» либо окончательное «нет».
И в этот момент беседы они оба пожалели о своих словах. Андрей понял, что надо отпустить брата, коль скоро тот уже самостоятельно продумал уход. Они знают друг друга с детства, и настал такой момент, когда то, что прежде нравилось друг в друге, вдруг стало раздражать и отталкивать. Был в разговоре поворотный пункт, когда Андрею следовало промолчать, сделать грустно-обреченный вид и сказать: «Да, я рад за тебя, это твой шанс!». И они бы остались друзяьми и братьями. Встречались бы на семейных праздниках и лет через пять снова бы сошлись как прежде. В настоящий же момент основание, на котором держались их отношения, было почти полностью разрушенным за последние полгода – кирпич за кирпичом, и им нужно побыть порознь, чтобы продумать, как его восстановить.
Но Андрей, ведущий беседу (он это прекрасно чувствовал), неожиданно для самого себя включил всё своё обаяние, чтобы оставить Рената при себе. Зачем, он сам не понимал. Андрей употребил свои недюжинные навыки убеждения и обольщения, чтобы вернуть заблудшего обратно в своё лоно. Мало того, что он говорил правду (порой этого до обидного мало), он преподносил эту правду так, что она выглядела как правда.
Андрей рассказал об успехах Экссона и о возросших продажах Совинкома и пообещал процент с продаж. На данный момент у Рената были кое-какие заделы – а именно по продажам аккумуляторов на петербургский метрополитен, куда влезли благодаря связям Коршунова (чьим близким другом был начальник метрополитена). Кроме аккумуляторов, удалось замкнуть на себя поставки лампочек и прочей электротехники. Но это были мелочи по сравнению с поставками на предприятия Лукойла и Газпрома, которые можно было протолкнуть через Коршунова, влияние на которого у Рената увеличивалось день ото дня! У него – влияние, а у Андрея – идеи, конкретные проекты и поставки, в этом он никогда не подводит, предоставляет всё от и до. С тем же метрополитеном – отработали всё на пять с плюсом. И уж если с этой мелочевки Ренат имеет больше тысячи долларов в месяц, то можно себе представить, сколько будет, если задействовать Коршунова по Газпрому и Лукойлу. Зарплату тысячу долларов Горфинкель в лучшем случае предложит через полтора года, а уже сейчас у Андрея Ренат видит в обозримом будущем доход в пять тысяч долларов!
- Горфинкель мне предложил штукаря, – блефанул Ренат. – Я попрошу двести баксов сверху. Плюс полномочия.
Андрей в ответ лишь обреченно вздохнул:
- Только оставь Рошаля. Это моя новая Леночка Шабан – он набирает на себя пул поставщиков-кредиторов, долги которым исчезнут вместе с ним.
Тут у него промелькнула идея, которую он сразу же и озвучил:
- Да! И ещё: не буду вмешиваться в дела Северного Альянса, полностью отдаю его тебе на откуп. Но! В обозримом будущем – месяц-два – ты его ликвидируешь и переберешься к нам на завод. Мои компаньоны знают, что ты мой брат, и я подготовлю почву для твоего официального трудоустройства. Найди способ объяснить менеджерам, что офис нам не нужен, пусть работают на дому фрилансерами. Мне надоело содержать весь этот балаган, и если менеджеры не будут отрабатывать свою зарплату, при низком уровне продаж я… то есть ты прикроешь весь этот бизнес. Опять же повторю: Марина Маликова остаётся за штатом, она подчиняется только мне.
Ренат представил аккумуляторный завод Балт-Электро: провонявшее химикалиями промышленное предприятие с копотью и прочими приметами классического индустриального урбанизма – колоссальный контраст с нынешним офисом премиум-класса в историческом центре города. Его переживания отразились на его лице, и Андрей решил пока не форсировать эту тему.
Остаток встречи они провели, обсуждая аптечный проект. Андрей доказывал, что, несмотря на предельную насыщенность фармацевтического рынка и высокую концентрацию сильных игроков на нём, здесь остаётся потенциал и неплохие возможности для новых участников, тем более участников с деньгами и связями. Ренат считал, что это глубоко ошибочное суждение:
- Потенциал – это как æ¥й: важно не только то, что он большой, а важно чтобы стоял.
Андрей не мог решить, насколько разумными являются критические замечания Рената, но сама попытка свернуть аптечное направление своей последовательностью и радикальностью вызывала уважение.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net