Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 80

Полумертвого Смирнова усадили на заднее сиденье Вольво. Он истекал кровью, которой насквозь пропиталась гимнастерка. На его запрокинутом лице лежала печать невыносимых страданий. Один из милиционеров сел с ним, другой – впереди. Машина отъехала от салона Авто-Хамм, будущее которого просматривалось весьма зыбко – в свете всего произошедшего. Андрей вынул запасной мобильный телефон, номер которого не знали компаньоны, и набрал Марину, но ответил незнакомый женский голос. Он присмотрелся к цифрам – ошибся номером, то был телефон Штрума, который тот дал во время встречи в парке Екатерингоф, как раз сейчас проезжали это место.
- А-а-а… Это наверное Марианна?
- Да.
- Извини… это Андрей Разгон, случайно набрал Витин номер.
- Ничего страшного.
В полуугасшем сознании Смирнова осталось только одно: Марианна! При упоминании её имени его тусклый взгляд прояснился, глаза его мало-помалу оживились, потом разгорелись, просияли, на лице появилось что-то вроде улыбки.
Андрей отключился и уже более внимательно набрал Марину. Когда подъезжали к Обводному каналу, Смирнов, трагически прекрасный со спутанными волосами и запекшейся на лице кровью, нашёл в себе силы прошамкать:
- Перезвони Марианне! Она мне нужна.
Андрей оторвал трубку от уха – как раз скомандовал Марине, чтоб забивала стрелу с Финкельштейном возле Апраксина рынка.
- А мне нужен мой товар. Я хозяин. Что будем делать?
- Я назову номер склада – дай мне только поговорить с Марианной.
Вся та искренность и печаль, что сквозила в этой простой просьбе, произвела на Андрея глубокое впечатление. Он выехал на встречную полосу, чтобы объехать трамвай и пробку, скопившуюся перед перекрестком с Обводным каналом. Вернувшись в свой ряд лишь за перекрестком, на мосту, он вынул телефон:
- Не знаю, что это тебе даст… но допустим…
Он сделал вид, что набирает номер. Немного выждав, сказал:
- Алло, Марианн, привет еще раз, извини за беспокойство!
Далее, он продолжил в довольно непринужденном духе, будто разговаривает с давней подругой. «Чо, какие дела, чем занимаешься…» Смирнов резко подался вперёд, но его удержали: «Но-но… полегче!» Услышав сзади возню, Андрей посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, как Смирнов пытается высвободиться из рук обхватившего его милиционера.
- Дай-мне-Марианну! – отчаянно проревел Смирнов.
Впереди сидевший милиционер, повернувшись, стал помогать товарищу усмирить бывшего лейтенанта, бросившего в атаку свои последние силы.


- Я сейчас, не бросай трубку! – сказал Андрей и обернувшись, сказал:
- Номер склада, назови номер склада и я дам тебе трубу.
- Как въедешь, прямо, и налево второй корпус, склад «Обувь оптом».
Андрей продолжил: «Можно я тебе перезвоню… через двадцать минут?». И сунул трубку в карман. После чего обратился к Смирнову:
- Товар в обмен на разговор с Марианной!
Они доехали до рынка «Апраксин двор» почти одновременно с представителями фирмы «Евромед», карманной структуры Финкельштейна. С которыми приехала и Марина.
- У них только десять миллионов! – грустно сообщила она.
Андрей чертыхнулся: «Гребаный жид! Жопится даже когда горит жопа!»
- Мы уполномочены заплатить десять миллионов за всю партию вот по этой спецификации! – заявил представитель Евромеда, вытаскивая бумаги.
Дальнейшее проходило в лихорадочной суете. Покупатели подогнали свой микроавтобус к складу. Милиционеры разыскали владельца и предъявили ему Смирнова: «Так, сейчас отдашь нам наш товар – без глупостей!» Он хрипел: сиплое, учащенное дыхание, вырывавшееся из его груди, было слышно на улице, на расстоянии от машины, и так терзало слух, что хотелось поскорее отойти подальше. Началась погрузка. Андрей с Мариной осматривали товар, пересчитывали количество и передавали по описи представителям Евромеда. Когда погрузили на две трети объема, Андрей напомнил про финансы. Вместе с одним из представителей они уединились в кабине микроавтобуса, чтобы пересчитать деньги. При виде дензнаков Андрей воспрянул: ну слава богу…
Когда всё было закончено, представители Евромеда расписались в получении товара и проставили печати, Андрей отвёл милиционеров в сторону и выдал каждому по десять тысяч рублей. Они радостно приняли оплату за свои услуги.
- Ну-у… ёмоё!
- Какой вкусный заказ!
Андрей попросил сопроводить его до Внешторгбанка, а там он их отпустит. Они согласились. Им пришлось потесниться на заднем сиденье – впереди устроилась Марина. К чести Смирнова – он не пытался давить на жалость, в его шумном хлюпающем дыхании не было и намёка на выпрашивании милостыни или второго шанса. Когда забрались в машину, он достойно напомнил: «А как же… Марианна… позвонить». Столько было сурового отчаяния в этой просьбе, что Андрей сжалился, глядя на распухшее, сизое лицо Смирнова, со сплошь красными белками глаз, и набрал номер Штрума.
- Алло, Марианна? Это снова я, Андрей. Тут со мной рядом некий лейтенант Смирнов, знаешь такого? Он хочет с тобой поговорить. Будешь с ним разговаривать?
Она ответила что-то неопределенное, и Андрей передал трубку Смирнову. Он уже почти не ощущал боли, глаза его застилал кровавый туман. Сбылась самая большая мечта его жизни, он получил возможность поговорить с принцессой своих снов… и не знал что сказать.
- Марьян… это я, Николай… мне нужен срочно Виктор… это очень важно… он в опасности!
Она молчала, и он взмолился:
- Пожалуйста, Марьян… я пытался его остановить вчера, но он не послушал… сегодня… сейчас… я должен предупредить…
Его речь соскакивала на бред, но в его голосе было столько безнадежной и пронзительной мольбы, что Марианна сказала:
- Он на Исаакиевской площади. Сказал, что дойдет только до дома, в котором живёт любовница Коршунова, и сразу вернется домой.
- Любовница Коршунова? А где это?
Марианна отключилась, и Смирнов выронил трубку. Сидевший рядом милиционер забрал её и передал Андрею, который буркнул через плечо:
- Ладно, сделаю милость, скажу тебе, где это. Мы как раз туда едем.
Милиционеры хохотнули:
- Это каждый дурак знает – во всех газетах написано!
- Угол Кирпичного и Большой Морской!
Доехав по переулку Гривцова до набережной Мойки, повернули налево и остановились на Исаакиевской площади напротив Мариинского дворца. Площадь была как после быдло-праздника – повсюду разбросанная тара из-под дешевого бухла, окурки, оберточная бумага, пакеты, кое-где флаги и транспаранты безмолвно говорили о произошедшем. Выражение народных вкусов и идеалов. Рядом с памятником Николаю I одиноким гробом высилась деревянная трибуна. Смирнова усадили на лавочке под стеклянным навесом автобусной остановки. Андрей на прощание сказал:
- Извини, брат… но ты сам виноват. Не надо было брать чужой товар… либо если взял надо было по-хорошему вернуть. И не серчай – не стоит обижаться, если у другого немного больше ума.
- Где я? Я хочу к Штруму… на Кирпичный… угол Большой Морской… – шептал Смирнов. Ясное сознание действительности ещё освещало его мозг, на который надвигался вечный мрак.
- Ты на Исаакиевской площади! – донеслось откуда-то из пустоты.
Проезд на Большую Морскую улицу был перегорожен милицейскими машинами. Милиция была повсюду, хотя никаких беспорядков не видать – вероятно, они уже прошли. Пиджак, на котором остались следы крови, Андрей предусмотрительно оставил в машине.
«Моя фора кончилась, пора выходить на связь с компаньонами»,– подумал Андрей, вспоминая лейтенанта Смирнова, остановившийся взгляд его серых глаз, покрытых почти что предсмертной мутью.
Облик улицы ясно указывал на то, что тут недавно прошли беспорядки: разбитые витрины, перевернутые машины, опять же мусор и непристойные граффити на стенах домов. Возле Внешторгбанка Андрей попрощался с милиционерами. Банк был открыт. Охранник приветствовал радостным сообщением, что Андрей с Мариной – первые посетители после того, как банк открыли после прекращения уличных побоищ.
- Что тут было… ой, что было… мы наблюдали с балкона… это ужас! – тараторила операционистка, пропечатывая платёжное поручение. Наличные деньги, три миллиона, внесли в кассу, зачислили на расчетный счет, и, сделав проводки, операционистка сообщила, что средства находятся на корсчете контрагента – Стрэндлера.
Только после этого Андрей включил мобильный телефон. На экране высветилось количество пропущенных вызовов: 37! И куча сообщений. Он набрал Владимира и сообщил, что банк только что открыли – на время беспорядков закрывали – и можно выдвигаться на Васильевский остров, на биржу.
- Смотри осторожней! – сказал Владимир.
Когда вышли на улицу, позвонил Артур и также предупредил: соблюдать максимальную осторожность. Пока доехали до торгового комплекса «Балтийский», компаньоны позвонили еще раз десять. Теперь, когда опасность миновала, их беспокоило другое: они сейчас все вместе находятся в магазине бытовой техники «Техномаркет» на Лиговском проспекте, им нужно выбрать товаров на сумму не менее ста пятидесяти тысяч рублей – и тогда им дадут максимальную скидку 49%! То есть они приобретут товаров в полтора раза больше, чем если бы каждый по отдельности пошёл в магазин. Бешеная экономия! Поэтому Андрей должен присоединиться к ним, чтобы выбрать себе что-нибудь на тридцать тысяч, то есть на одну пятую от 150,000.
Андрей за истекшие сутки мысленно пережил изгнание, преследование и пресс со стороны компаньонов в десять раз хуже того, что сам только что учинил Смирнову, и находился в почти полной прострации.
- Но мне надо обналичить вексель а потом тащиться через пробки на Лиговский… ну его в баню.
Наконец, после нескольких раундов переговоров, Артур позвонил и сказал:
- Ладно, оставайся там, мы к тебе сами приедем. Что тебе купить на тридцать тысяч?
И они с Алексеем принялись диктовать наличие товара и цены: стиральная машина Miele, телевизор Toshiba…
- Да что угодно, – устало ответил Андрей.
Отключив телефон, он подумал, что надо было предупредить: только не телевизор! Но перезванивать не стал.
Они с Мариной прошли во внутренний дворик торгового комплекса и заняли столик кафе. Когда принесли кофе, Андрей сказал:
- Я поздравляю тебя с победой! И бесконечно благодарю за то, что добила этого урода Финкельштейна! Если бы не ты…
Приподнявшись с кресла, он перегнулся через стол и поцеловал подругу в губы. Она сказала:
- Ну ты тоже изрядно постарался. Мне интересно: как этот покалеченный мусор доберется до дома… до больницы… хоть куда-нибудь!
Андрей махнул рукой: «А-а… подберёт кто-нибудь – когда станут убирать мусор с площади!» Марина стала делиться своими переживаниями.
- Когда была маленькой, я мечтала кого-нибудь убить. Было интересно: какие ощущения ты испытываешь в момент убийства? Это представлялось как примерно то же, что попробовать новый вид мороженого. Очень фрейдистская тема, на самом деле.
- Ты знаешь, Марин, это книжная выдумка – будто при этом надо чувствовать что-то особенное и окружающая обстановка как-то по-особенному должна выглядеть. В 96-м я оказался в камере СИЗО и сцепился с зеками. Их было шесть или семь, меня крепко отметелили, ну и я успел применить некоторые наработки. Нас растащили охранники. Позже я узнал, что двое или трое чуваков откинулись. Но я ничего особенного не почувствовал в тот момент. Кроме одного…
- Чего же?
- Какой я мудак, что не послушался умных людей – из-за чего и попал в СИЗО! Мне шили преднамеренное убийство тех зеков, хотя я защищался. И только благодаря родственникам мне удалось оттуда выбраться.
Это кафе в ТК «Балтийский» было местом, в котором учредители Экссона собирались, когда обналичивали прибыль на расположенной неподалёку бирже. Здесь же, либо в машине на автостоянке, делили деньги на пятерых. Сейчас Андрей, поскольку заранее отчитался, будто заказывает в банке вексель, а потом собирается обналичивать его на бирже, специально приехал сюда, чтобы всё выглядело, как обычно.
Когда компаньоны Андрея – Владимир и Игорь Быстровы, Алексей и Артур Ансимовы – появились в зале, Марина находилась в обувном салоне на первом этаже, её было видно с того места, где сидел Андрей. Заметив её, Владимир помахал ей рукой и сказал:
- Я так и знал… я так и знал… что вместо дела Андрюха как обычно возится с бабами!
Его поддержали остальные:
- Андрей Разгон – покоритель вагин!
- Ха! Витиеватый! Мы уже стали думать черт знает что – ты где-то пропадаешь… деньги на Стрэндлер не дошли… а ты в своем репертуаре… своей Марине призалупливаешь… в рабочее время!
Сообщив, что со Стрэндлера отзвонились и отчитались, что увидели три миллиона на корсчете, Артур обрадовал Андрея, что ему купили плазменный телевизор Samsung. Который сейчас находится в машине у Игоря. Андрей застонал:
- Только не это! Я же не смотрю телевизор – от него воняет фиолетовой радиацией!
Его друзья дружно расхохотались. Находясь в прямой видимости, Марина позвонила по мобильному и спросила, есть ли у неё время – она ещё не перемерила всё, что хочет. Артур взял у Андрея трубку и спросил её, что ей заказать – компания остается в кафе. Она ответила: «Кампари».
- У-у-у… АндрейСаныч… у вас с ней и вкусы одинаковые – Кампари! – протянул Артур, возвращая трубку.
Андрей раскрыл портфель:
- Ну что… вот наши деньги.
Компаньоны, как по команде, уставились все в одну точку – на пачки банкнот, которыми был набит портфель.
Другие же посетители кафе, так же как бармены, официанты, и продавцы ближайших отделов, столпились возле большого монитора, закрепленного на стене. Передавали новости:
«Последние новости к этому часу. Силам правопорядка удалось локализовать беспорядки, которые начались сегодня на Исаакиевской площади. Как уже сообщалось, на концерт, переросший в несанкционированный митинг, собралось от 6 тысяч участников. Участники митинга скандировали лозунги: «Русские, вперёд», «Один за всех и все за одного», и выкрикивали националистические лозунги. Случайные прохожие неславянской внешности, оказавшиеся рядом, подверглись массовым избиениям. Милиции на площади поначалу было очень мало и она ничего не могла поделать с агрессивной толпой. Милиционеры пытались спасти от избиения пострадавших, но ввиду своей малочисленности отбить смогли не всех и не сразу. В результате произошли массовые столкновения участников митинга с ОМОНОм. К митингующим вышел начальник Петербургского ГУВД генерал Цыплаков, попытавшийся утихомирить разбушевавшуюся толпу. Однако это ему не удалось. В мегафон Цыплаков обратился к участникам акции мирно разойтись. Но его проигнорировали. Протестующие зажигали файеры, взрывали петарды, кидали пустые бутылки, железные прутья и камни. В ответ ОМОН применил резиновые дубинки, слезоточивый газ и другие спецсредства. Столкновения произошли в тот момент, когда фанаты попытались прорваться на проезжую часть, чтобы заблокировать Невский проспект.
В результате беспорядков госпитализированы более ста человек. Есть погибшие, количество уточняется. Пострадали омоновцы – двадцать человек. Задержано свыше двухсот манифестантов. Аресты продолжаются.
В настоящий момент участники акции останавливают поезда метро и массово избивают кавказцев. Как сообщает «Интерфакс», людей неславянской внешности выволакивали из поездов. По меньшей мере одного из них милиционерам удалось отбить.
По сообщению ИТАР-ТАСС, станция «Гостиный двор» разгромлена: разбиты все плафоны на эскалаторах и на переходе на «Невский проспект», в одном из поездов выбиты стекла.
В Петербургском метро принимаются повышенные меры безопасности в связи с беспорядками, которые устроили футбольные болельщики. Как передает корреспондент «Интерфакса», милиционеры сопровождают поезда. Под особый контроль взята станция «Гостиный двор». В каждом вагоне прибывающего поезда находятся милиционеры, стражи порядка дежурят на платформе, контролируя двери прибывающих метропоездов.
И вот последние новости: в одном из дворов по Кирпичному переулку произошло вооруженное столкновение зачинщиков беспорядков, участников экстремистского террористического бандформирования Фольксштурм, с силами правопорядка. Вооруженные автоматами боевики открыли огонь, и милиционерам пришлось применить оружие. Руководство УВД сообщает об одном погибшем милиционере, Николае Смирнове, сотруднике Управления по борьбе с экстремизмом. Среди уничтоженных террористов – Виктор Штрум, находившийся в федеральном розыске в связи с причастностью к организации терактов в Волгодонске, Беслане и Москве, в ходе которых погибли мирные граждане. И ещё – как нам только что передали, в бистро «Анталья»… не менее 50 погибших… соболезнования семьям…»
На экране крупным планом дали изображение семерых тел, лежащих на асфальте. Вокруг было разбросано оружие. На поясе одного из них была прикреплена граната. После чего ведущая сообщила, что в ходе беспорядков погибло свыше ста человек.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net