Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 170

«Воры?!» – Андрей стал прикидывать, чего бы взять такого потяжелее, чтобы нахлобучить злоумышленников, но тут из его кабинета вышла Мариам.
- Ты?! Что ты тут делаешь? – озадаченно сказал он.
- На минуточку, это моя квартира!
Он стал разуваться:
- Фуу! Ты меня напугала, я думал нас грабят. Просто я думал ты в Питере… как-то неожиданно.
Из зала вышла тёща:
- Ну рассказывай, зятёк!
Андрей в смятении пробормотал приветствие; отмечая суровый вид Мариам и её матери, непонятно зачем сюда явившейся, ещё раз взглянул на пакеты со своими вещами и нахмурил брови, прикидывая чтоʹ его жене может быть известно.


Она блеснула холодным взглядом:
- А знаешь, почему я вернулась Волгоград? Сказать? Потому что мы тут играли свадьбу. А теперь сыграем развод.
Он поспешил придать своему лицу выражение гнева и досады:
- А в чём дело?
Она учуяла запах алкоголя.
- Ты откуда такой нарядный?! Хотя-я-я… можешь не говорить, я попробую догадаться: ты ходил с «деловыми партнерами» на «деловую встречу», тебе приходиться через силу таскаться с «партнерами» по ночным клубам, выпивать, кувыркаться в постели с бабами. Одно радует: ты не водишь их сюда в мою квартиру.
- Как там условия в Банк-Отеле, нормальные? – язвительно осведомилась тёща.
Мариам сурово продолжала:
- Как ты мог вообще, на глазах всего города, да ещё при сотрудниках! Ты опозорил меня на весь Волгоград! Теперь каждая мразь на меня тычет пальцем!
Андрей стал решительно возражать, но Мариам яростно обрушилась на него с новыми упрёками.
- Хватит уже! – прервала её тёща. – И так всё ясно. Ему твои слова как с гуся вода. Говори по делу и будем прощаться!
- А по делу вот что: ты уходишь, забираешь вещи. Завтра, то есть уже сегодня, я подаю на развод, – посмотрев на мать, Мариам повернулась к Андрею и кратко изложила суть дела.
- Видишь ли дорогой, уволеннные сотрудники мстят своим начальникам и рассказывают их женам разные секреты. Что, не ожидал такого от Ярошенко?
Андрей ошеломленно слушал: оказывается, уволенный Ярошенко узнал через знакомых телефон Мариам, позвонил ей и рассказал, как подвозил Андрея и Таню до Банк-Отеля. Выглядели они как влюблённая парочка.
- Да это бред сивой кобылы! Кого ты слушаешь – уволенного алкаша! – отмахнулся Андрей.
И тогда Мариам выложила доказательства: установлено, что в указанный день в гостинице проживал Андрей Разгон и приводил к себе в номер девушку, зарегистрировавшуюся как Татьяна Кондаурова.
- … и вы там кувыркались в постели! – докончила Мариам.
- Да не кувыркались… – вырвалось у него. И он прикусил язык.
- Ага, стихи рассказывали… – съехидничала она.
Она и представить себе не могла, насколько близка к истине.
Подняв руку, будто даёт показания под присягой, Андрей пустился в изощренные объяснения:
- Ты же знаешь, что я приезжал в Волгоград с Сергеем Рудаковым на машине, а он военный, у него нет паспорта, только военный билет. Ну и я поселил его по своему паспорту. А сам ночевал здесь, дома…
Последовали детали и подробности, мол, упомянутая Таня – давняя любовница Сергея Рудакова, но тёща его прервала:
- Ты посмотри как выкручивается! Вместо того, чтобы признаться и покаяться, он прибег к отвратительным приемам лжи!
- Тебя опознала администратор гостиницы – по фотографии! – сказала Мариам, психиатр по профессии, присовокупив, что придуманные им объяснения смогли бы удивить даже обитателей психушек .
- Чушь! – продолжал упорствовать Андрей.
- Это не чушь! – заявила Мариам и выложила очередное доказательство.
Ярошенко сохранил в своём мобильном телефоне Танин номер, когда Андрей звонил ей с его трубки. И сообщил этот номер Мариам. Которая позвонила Тане и поинтересовалась, в каких она состоит отношениях с Андреем. И та ответила, что спит с ним да ещё и огрызнулась: «А ты кто такая?!»
- Так и заявила мне, законной жене: я с ним сплю, он на мне женится, а ты кто такая! – возмущенно сказала Мариам. И стала распаковывать груз новых подробностей и вываливать их на ошеломленного Андрея.
У двух его женщин состоялся длинный разговор, в ходе которого неофициальная выложила официальной столько подробностей, в том числе интимных, что у законной жены исчезли все сомнения. Абхазия, Кипр, Сочи… много, очень много подробностей.
Внимательно выслушав все детали, Мариам послала Таню на æ¥й, но та парировала: «Я там каждый день бываю – в отличие от тебя, которую никто не трахает!»
Даже в момент катастрофы Андрей не терял самообладания:
- Клевета, оговор, мухлёж, меня подставили, фотографии на фотошопе подделали…
Он был неподражаем в этой импровизации, слова несли его на всех парусах – он продолжал свою линию на отращивание ангельских крыльев и живописал о своей доверчивости и порядочности, ставшими главной причиной его трагедии. Мариам вступила в полемику, но её мать её оборвала:
- Так, всё, хватит! Всё выяснили, нечего тут рассусоливать!
С этими словами она выступила вперёд и встала между дочерью и её мужем.
- Давай, обувайся и уходи!
Андрей не сдавался.
- Послушайте, дайте мне досказать, неоконченная мысль ничего не стоит! Одно слово правды весь мир перетянет.
Теща буквально выдавливала его из квартиры.
- Давай отсюда, солженицын… Мы позвоним и скажем когда ты сможешь забрать свои вещи!
С нарочитой небрежностью он сказал:
- Вижу без меня всё решили. И нашли удобный повод.
Он хотел как хозяин показать кто тут главный, но говорил так, будто полощет горло битым стеклом.
- И что за постановка вопроса: вы мне скажете, когда мне забирать мои вещи!
- Пускай собирает вещи сейчас и уходит! – вмешалась Мариам.
- Надеюсь мне позволят кое-что забрать прямо сейчас… зубную щетку, например?
Ему позволили. Но вместо ванной он прошёл в кабинет, раскрыл сейф и забрал оттуда деньги, которые дал Андрис в аэропорту (они были в непрозрачном пакетике, и жена с тещей не видели, чтоʹ он уносит) и некоторые документы. Всё это он уложил в портфель и вышел в прихожую.
- Значит так, да! Когда мои дела шли хорошо, то и я был хороший. А когда дела пошли плохо, то и я плохой стал. Ну-ну! – разбрасывал он гроздья гнева, надевая мокасины.
Мариам в бешенстве набросилась на него с кулаками: «Да как ты смеешь, сволочь!» Он инстинктивно поставил блок, и, не рассчитав силы, больно её ударил. Она закричала от боли. Тут же подлетела теща и закрыла собой дочь.
- Всё, хватит! Уходи, пока я не вызвала милицию.
- Ты не мужик! – в бессильной ярости крикнула Мариам вдогонку.
- Надеюсь ты перебесишься, пока меня не будет! – ответил он.
И порывисто вышел. Такой поворот событий раздавил его окончательно.
На остановке он купил в круглосуточном ларьке бутылку Пепси. Откупорил и стал жадными глотками пить. Он весь дрожал, сгибались колени, к вискам прилипли мокрые волосы. Он сжал пылающую голову. Мысли принимали всё более тревожный характер. Бессилие, граничащее с отчаянием, охватило его. Мариам, этот вулкан, извергающий вату, ему порядком надоела – не она сама, но некоторые её задвижки – но развод не входил в его планы. Скрепя сердце, он мог отказаться ото всех любовниц, даже самых идеальных, вычеркнуть их из своей жизни, забыть, закопать, будто их никогда и не было, просто взять и сделать аборт этой информации, но без Алика жизнь вообще теряла всякий смысл!!!

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net