Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 97

Вершины гор золотил закат. Буро-кровавые полосы стремительно ниспадали с неба, то с разлета проваливаясь в расселины скал, то вздымаясь на багряных гребнях. Оранжево-синие отблески осыпали заросли кизила, тянувшиеся по откосу, отражались рябью в изгибах реки у огромных валунов.
- Вот они какие, наши дела! – прислушиваясь к шелестам уходящего дня, сказал Андрей, и беглым взглядом окинул темнеющее небо.
Они с Таней стояли на краю гребня, а на другой стороне ущелья, в базальтовых отблесках, гордо вздымалась гигантская розовато-бурая скала. Её вершина терялась на орлиной высоте в зелёно-красных дымах. Прекраснейшая декорация к единственной и самой лучшей пьесе, которую могло создать человеческое воображение; или зрительная увертюра к начинающейся, и тоже самой лучшей мелодии, которую из миллионов людей слышали только двое. Таня вскинула горячие глаза, на шелковых ресницах блеснула слезинка.
- Андрей, мой любимый Андрей!


Она никак не могла поймать его настроение. Способность ускользать у него потрясающая, и если он наконец добился того, чего хотел – ускользнул в тихое местечко, где можно заниматься безумным, страстным сексом, то теперь ему захотелось в тайное темное место, о котором никому неизвестно, в котором можно отдохнуть от мира.
Она с властной нежностью встряхнула Андрея:
- Я, конечно, понимаю, что у тебя сложности, главная из которых – твоя абулия, но ты должен принять решение здесь и сейчас, потому что мои биологические часы тикают и утраченного времени не вернуть.
- Да, мы это обсуждали, – ответил он немного отстранённо.
- Ну, и что ты решил?
Его взгляд метнулся и встретил серо-зеленые глаза Тани. Теплая волна согрела сердце, чуть порозовели холодные щеки, губы дрогнули. Он промолчал.
Но под давлением её настойчивого взгляда сказал, что в июне… максимум к июлю будет готов снова приехать с ней сюда, в Абхазию, и решить вопрос с приобретением участка с домом. Василий заряжен, подыскивает оптимальный вариант и поможет с обустройством. И такой уверенностью дышали слова Андрея, что Таня вдруг почувствовала себя горянкой, повелительницей ветров. Повеселев, она жарко расцеловала его.
В ущелье сгущался синий сумрак и грозные вершины гор начинали терять очертания. Зыбкий сине-розовый туман, скользя над искрящейся вечной белизной вершиной, сползал в дымящиеся глубины, торопясь укрыться под крылом надвигающейся ночи.
Темнота наступила сразу, будто упала опрокинутой чашей. Поспешно зажглись на черном куполе звёзды. И тут такая тишина охватила землю, словно погрузила в объятия мертвого сна.
Мягко, словно бархат, легла на притаившуюся землю теплая ночь. Андрей сосредоточенно смотрел в тёмные глаза этой ночи.
С каждым днём всё тягостнее становилось его пребывание на отдыхе. Он нервничал по поводу того, как будет объясняться с женой и с компаньонами. Но чем сильнее Таня раздражала его днём, тем с большим исступлением он набрасывался на неё по ночам. Она с не меньшей страстью сжимала его в своих объятьях, впиваясь ногтями в его тело, царапаясь и кусаясь, как дикая кошка. Казалось, они жаждали налюбиться на всю оставшуюся жизнь. Шаловливая луна освещала то, без чего не может быть это…
Но куда бежит улыбчивая ночь? Почему не задержит ласковый покров над счастливыми? Не успели всех нежных слов сказать, а уже из-за горы щурится солнце, вместе с лучами посылая утомление неутомимым.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net