Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 65

Настало время полномасштабного сканирования ситуации на фирме. Что-то творилось, а что именно – Андрей не понимал. Таня, которую он засылал в офис Совинкома прежде всего за тем, чтобы следила за всеми и вникала во все тонкости – она витала совсем в других эмпиреях, к делу относилась формально, совсем не так, как в далеком 2000 году. Да, то было совсем другое время. Тогда они втроем, вместе с Юлей Чуприной и Леной Николовой успешно управлялись в офисе. А при нынешнем раздутом штате хозяин не может добиться точных данных по взаиморасчетам. И дело не в том, что значительно выросли обороты и прибавилась розница. Количество людей возросло непропорционально. Десять менеджеров по продажам (цифра колебалась, в среднем в отделе продаж наличествовало десять работников), восемь фармацевтов, – это считай полевые сотрудники, их деятельность обслуживают секретарь, два офис-менеджера, два бухгалтера, два управленца, и плюс Ирина Кондукова, которая успевает везде. А также Тишин. Еще к волгоградскому офису прикастрюлился Петербург, – в лице Рошаля, Тимощенко и Грамматикова, которые всеми способами пытаются доказать свою нужность в деле управления Совинкома вместо того, чтобы нарабатывать свою клиентскую базу. Сидеть на гарантированной зарплате, обрабатывая чужие заявки, конечно проще, чем нарабатывать свои. А минимум который им выплачивался – около 20,000 рублей – вполне устраивал их обыденные души.


С Ириной творилось что-то неладное – это чувствовалось по её легкой раздражительности и рассеяности. Андрей пытался выспросить Тишина, но тот отмалчивался. У заместителя по АХЧ была кое-какая информация, но он не хотел влазить во взаимоотношения хозяина и одной из его лучших сотрудниц, полагая, что это тот самый случай, когда виноватой окажется третья сторона (как попугай в песне Высоцкого).
Марина Маликова, вернувшаяся из командировки по Южному региону (Ставрополь, Ростов, Волгоград), наверняка имела что сказать, и Андрей затребовал её к себе на ковёр. После завода он не поехал в офис Северного Альянса, вместо этого они встретились с Мариной там же неподалеку и пообедали в греческой таверне «Олива» на Большой Морской улице. За обедом она отчиталась, как съездила, набросала на листке планируемый приход денег, и расказала, чем дышат клиенты. Потом они отправились на съемную трехкомнатную квартиру на углу Апраксина переулка и набережной Фонтанки, и первые полтора часа пребывания там о делах не разговаривали – занимались сексом.
Затем, накинув халаты, на кухне пили чай. Марина любила всякие диковинные чаи с душистыми добавками и накупала пачки фильдиперсовых китайских заварок, Андрей пил любой, лишь бы покрепче. Она рассказала подробности того, как решает квартирный вопрос. Её муж (тот самый, проживающий в США двойник Брюса Уиллиса, с которым Андрей столкнулся у подъезда, когда они с Мариной утром после бурно проведенной ночи выходили из её дома три года назад), этот её муж покупает ей квартиру в центре, на улице Некрасова. У ней с ним крайне сложные и запутанные отношения. Его родная сестра подцепила мультимиллионера-американца, переехала в Штаты и сделала брату вызов. Он туда уехал, и, будучи толковым специалистом в области финансов, быстро сделал карьеру на фирме зятя. И вызвал туда жену с дочерью. Марина поехала, ей всё понравилось… но как-то скучно. Никого друзей, никакой тусовки. Кроме того, вопрос с работой. Тогда она еще трудилась в Алкон Фармасьютикалз (где они с Андреем и познакомились) и у неё были определенные перспективы роста. В Штатах пришлось бы начинать всё с нуля. А сидеть дома на положении тупой домработницы она не пожелала. Пожив немного у мужа, она вернулась в Петербург. И с тех пор они видятся два-три раза в год (чаще на нейтральной территории, где-нибудь на курорте). Марина устраивает личную жизнь как может, её муж, вероятно, тоже там у себя не скучает.
Выслушав очередные Маринины хитросплетения и дав совет, Андрей приступил к своим, а вернее общим делам, – она неплохо зарабатывала на Совинкоме, в отличие от офисных шнурков Северного Альянса, была мотивирована, и, конечно же, была заинтересована в том, чтобы фирма процветала.
- Меня добил тот факт, что святой Иосиф пронюхал про Экссон. И повысил тариф – типа он теперь прикрывает две фирмы, и это значительно прибавило ему хлопот. А ещё эта муля с предложением создать свою фирму, а меня опрокинуть – это я про Иру говорю.
И Андрей рассказал последнюю историю – как, со слов Ирины, Иосиф Григорьевич предложил ей создать структуру, чтобы на неё перевести бизнес Совинкома, а по версии старого седого полковника то была проверка Ирины на вшивость. И вообще – его информированость обо всём, что творится на фирме просто поразительна. Не надо было брать на работу Паперно – шпион ещё тот.
- Чего только друг другу не расскажешь в постели, – тихо сказала Марина.
Они непроизвольно посмотрели в коридор, в сторону спальни, откуда недавно вышли.
- Что?! – встрепенулся Андрей. – Паперно? Они что, гомосеки?!
- Не Паперно, что ты.
Сделав паузу, Марина взглянула Андрею в глаза:
- Ира.
У Андрея отвисла челюсть.
- Че-е-го?!
Заикаясь от изумления, он переспросил: «Она с ним трахается?»
- Уже нет, – успокоила Марина.
Вот это новости! Одна интереснее другой. Выслушав подробности, Андрей долго шумел по поводу того, что такое вообще случилось в принципе, а также ругал себя, что последним узнал обо всём, когда всё уже закончилось.
- Вот это старикашка! Жив еще курилка!
И если в словах Андрея сквозило что-то вроде радостного изумления, то Марина видела всё в мрачном свете.
- Ага, старикашка – всех еще повы€δет.
- О чем ты?
Она рассказала всё в красках. Не далее как два дня назад, в Волгограде, когда сидели в офисе, Ира потащила Марину на улицу курить, затем они пошли в бункер и там она высказала сердце человеку, с которым почти что встала в конфронтацию. (в последнее время Ира держалась несколько обособленно и периодически тянула то на Марину, то на других менеджеров. Намечалось образование двух полюсов, или лагерей, причем большинство сотрудников держало сторону Марины, как человека более легкого и дружелюбного, чем Ира, которая никогда не стеснялась в выборе выражений, и у неё, что называется, все через æ¥й летали).
Оказывается, всё началось в январе. Побывав у Давиденко в офисе по поручению Андрея, получив теплый прием, Ирина настолько ворвалась, что стала приезжать по всякой ерунде, подолгу засиживалась, ну естественно, одинокий мужчина не прочь подвезти девушку до дому… сначала до её, потом и до своего… Так они сошлись. Оба получали двойное удовольствие: Ира нашла помощника, «крепкого мужика», о котором давно мечтала, к тому же любовника – еще лучше, всё в одном флаконе, она поручала ему много такого, что могла сделать и сама; а Иосиф Григорьевич за дополнительную нагрузку тянул с Андрея деньги.
- Сучка, она разболтала ему всю мою кухню, – зло процедил Андрей, длинно и грязно выругавшись.
- У неё идея фикс: муж-компаньон, чтобы сутки напролет вариться в этой каше, любовь –
бизнес – обсуждение дел – любовь.
- У ней в башке ветер – я передал святому Иосифу более 400 тысяч на какие-то безумные подписания писем у мэра, а толку ноль! – Андрей почти кричал, возмущаясь Ириниными прожектами. – Да он просто глумился над ней, то есть надо мной, зная наперед, что этим письмам грош цена. Он их подписал у мэра за бутылку коньяка.
Марина кивнула:
- Реально он использовал её как подстилку… когда понял, что она зациклена на работе, а не на детях… заодно инфомацию собрал о тебе.
- Что… что ещё, какие дети?!
Это действительно был день открытых дверей, в которые летят жареные новости. Ира в порыве откровенности (близких подруг у ней не было, а Марина идеальный конфидент) выболтала всё (точно так же как Иосифу Григорьевичу выболтала всю информацию про Совинком). В том числе то, что святой Иосиф хочет завести детей. У него единственный сын, который уже живет отдельно и поддерживает отношения со своей матерью, бывшей женой старого седого полковника. Которому хочется создать новую семью, нарожать детишек, которых бы он воспитывал, передавал им опыт, сделал бы наследниками. Разочаровавшись в Ирине, которая одержима немыслимыми проектами, командировками, к тому же курит как паровоз, он потихоньку отстранился и стал посматривать по сторонам.
Ирина прямо не говорила о причинах разрыва, но это следовало из её сумбурного рассказа – что инициатором стал Иосиф Григорьевич. Надо же, старый пень, а еще выбирает! Ирина ему в дочки годится.
- Но ничто ведь не помешает им встречаться просто так, ради секса, раз уж она его достала своими делами и не хочет детей, – заключила Марина, снова посмотрев в сторону спальни.
- Да, но… – Андрей даже не знал, что сказать. – У нас с ней, слава богу, ничего не было.
Марина закивала:
- Я знаю. Если бы что-то было, я бы об этом тоже узнала, за Ирой не заржавеет. Она очень любит рассказывать реальные истории.
Он снова выругался – куда, в какие блудни потянет эту сучку с прогрессирующим бешенством матки, и сколько она секретов выболтает посторонним людям.
- И во сколько это встанет фирме, – Марина забила последний гвоздь в гроб, приготовленый для одной из лучших сотрудниц Совинкома.
Андрей мысленно поблагодарил небеса, давшие ему такую разумную и надежную подругу, как Марина. В 1997-1999, когда еще работали вместе на Алкон Фармасьютикалз, он убедился в её адекватности, в том, что она не подвержена неконтролируемым порывам плоти. Тогда она пресекла его домогательства (на работе нельзя!) и уступила позже, когда он уволился и они случайно встретились в Петербурге в фитнес-клубе. Так получилось, что она тоже ушла из Алкона и устроилась к нему на Совинком, и до сей поры у них обстояло всё гладко. Они нашли некий баланс в отношениях, соблюдали некую меру, позволявшую поддерживать интимную связь и оставаться сотрудниками и друзьями.
…Тут они, как по команде, снова посмотрели в сторону спальни, затем обменялись многозначительным взглядом, без лишних слов поднялись и направились туда.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net