Реальные истории Rotating Header Image

Таверна “Не Уйдёшь!” (окончание)

Чтобы поспеть за Карлом, Флинну пришлось выпить свой ледяной кофе залпом, отчего у него разболелась голова. Они устроились в машине и выехали на трассу. Люди на тротуаре замелькали перед глазами с устрашающей скоростью.
- Я в таких случаях всегда упираю язык в нёбо. Дело в том, что оно соединяется с тем же нервом, что и лоб. Вот как он идёт, – Карл провёл линию, которая начиналась рядом с носом, вела за ухо и дальше к затылку. – А потом он соединяется с мозговым стволом. Вот почему мозг думает, что причина боли в голове, а не в нёбе.
Флинну потребовалось несколько секунд, чтобы переварить данную информацию. После чего он был готов принять участие в этой дискуссии:
- Странно, что мозг после миллионов лет эволюции всё ещё делает такие ошибки.
Ему подумалось, что сейчас Карл пройдётся по своей родственнице, из-за которой, помимо своей воли, стал слишком подкованным по части анатомии и загружает свой мозг ненужной информацией; но вместо этого Карл сказал:
- Миллионы лет назад люди не ели мороженого.
Они мчались по Пасифик Коуст и вели непринуждённую беседу.


- …интернет, современные коммуникации – эта фигня разрушила наш мир. Да, Карл, молодые люди превратились в затворников: живут бирюками, сидят каждый в своём углу и стучат по клавиатуре… не стригут ногти, не моются… помню в детстве родителям стоило больших трудов заставить меня приходить домой хотя бы в 11 вечера, а сейчас я с трудом выгоняю своего сына погонять футбол во дворе.
- Честно говоря, Ник, я не понимаю, зачем люди выкладывают свои откровенные фото в интернете, да и вообще не понимаю, зачем писать о себе в соцсетях. Вот сейчас, например, один мудак поплатится за свою болтливость. Мастурбация какая-то.
- Но это по крайней мере не грех.
- А?
- Мануальная мастурбация жизненно важна, и ментальная, судя по всему, занимает в жизни граждан очень важное место. Ты только представь, Карл, что десятки миллионов интернет-онанистов побросают свои блоги и выйдут на улицы! Сколько хлопот они прибавят полиции!
- Ну да, ну да… Ну а «мастурбация не грех», что ты имеешь в виду?
- Имеется в виду, что если рассмотреть это с точки зрения религии и взглянуть на список из десяти главных грехов, то онанизма там нет. В смысле, там не сказано: «Не возжелай трогать своего Джонсона».
Так они разговаривали по дороге к таверне «Не уйдёшь!» Подъехав, вышли из джипа и направились к двери. Внутри таверны было темно, лишь в конце зала горел слабый свет, не светилась вывеска, не горели уличные фонари, вокруг было подозрительно тихо – ни одной машины, не считая зелёного Chrysler Voyager, ни одного мотоцикла, ни души за уличными столиками, заставленными грязной посудой. Слона-то они не приметили – на Dodge Ram, стоящий поодаль по ходу движения рядом с пальмами, они не обратили внимания.
Флинн кивнул в сторону велосипеда, фиксированного замком к стойке навеса:
- Наш фигурант здесь.
- Ты только полюбуйся на этого баклана! – Карл показал на стеклянную дверь, которую изнутри отчаянно молотил судя по всему чрезвычайно взволнованный парень.
Тут позади него появился плотный усатый мужчина с арбалетом подмышкой, и, отодвинув его в сторону, открыл дверь ключом. Карл Юргенс и Ник Флинн проследовали внутрь заведения.
- Ну ничего себе!
- Ну вы, ребята, тут веселитесь!
Сфокусировав взгляд на арбалете Barnett, который держал усатый Мородер, Карл заметно напрягся.
- Матерь божья, да тут целая бойня произошла! – Флинн наклонился над одним из байкеров, из груди которого торчала стрела. Вынул из кармана мобильный телефон и приготовился звонить.
Карл представился собравшимся, показал удостоверение, и мрачно изучал обстановку – три, судя по всему, трупа с торчащими из тел стрелами, группа связанных мужчин и женщин, среди которых один истекающий кровью раненый, ещё четверо мужчин пока что на своих ногах, за одним из которых, собственно, сюда и приехали, пол усеян осколками битой посуды и разбитыми мобильными телефонами. А ещё арбалет племянника Клэя.
В мрачном сумраке горели барные фонарики, и резкая светотень преобразила обстановку помещения, все предметы казались почти страшными.
- Обожди, не звони, – предупредил он Флинна, и, обернувшись, мельком взглянув на улицу, прикрикнул на Мородера, собравшегося зажечь большой свет.
Флинн вопросительно уставился на Карла, и тот повторил команду: «Подожди, ну!» и вторично крикнул Мородеру, чтобы не включал освещение. Флинн всё ещё держал в руках трубку, и Карлу пришлось третий раз сказать:
- Одну секунду… через полминуты мы вызовем сюда подкрепление, а пока…
С этими словами он подошёл к Джамалу, забрал у него из рук револьвер, заложил за пояс:
- А пока мы изымем экстази у подозреваемого Джамала Хамиди.
Бесцеремонно обшарив карманы Джамала, Карл извлёк из одного из них цилиндрический пластиковый контейнер, снял пробку: «Вот оно! Полюбуйтесь! Все видели?! Хотите попробовать?!» После чего заложил Джамалу руки за спину и зафиксировал их наручниками.
- Браво! – подал голос Ванвингарден. – Но как вы узнали, что у него запрещённые таблетки?
- Этот имбецил написал в Фэйсбуке, что едет сюда в таверну на велосипеде, после чего у него «свидание с Молли».
- Ох уж эти соцсети…
Арбалет Barnett, обеспечивший нынешнему вечеру столь волнующую развязку, лежал на барной стойке. Рядом с которой суетились Мородер и Флинн, освобождая связанных скотчем пленников.
- Ну, рассказывайте, чем вы тут занимались, – Карл грозно надвинулся на Мородера.
Тот поднял голову и вопросительно уставился. Карл кивнул в сторону арбалета и красноречиво посмотрел на торчащий из-за пояса револьвер:
- Торчок палил по людям из пушки, ты – из арбалета. Нехорошо получается. Придётся на тебя тоже надеть браслеты.
Тут всех будто током пронзило – только что произнесённое имя вошедшего: Карл Юргенс, рассказ Мородера, всплывающие в памяти подробности похорон Удо Юргенса и сопровождавшие это событие слухи, рассказанная Майклом история – всё это складывалось в единую чёткую логическую цепочку и бросало яркий свет на происходящее.
- Позвольте! – вмешался Шмудо. – Из арбалета…
- Из арбалета стрелял ваш племянник! – выпалил Ванвингарден.
Мородер густо покраснел. Все, включая Флинна, занимавшегося с раненым, обратили свои взгляды на Карла.
Ванвингарден и Джамал одновременно заговорили, перебивая друг друга:
- Да-да, мистер Юргенс, нам тут хозяин заведения кое-чего понарассказывал, в том числе про мнимые похороны вашего брата. Просто до нас не сразу дошло, что гопник с арбалетом, который нас тут терроризировал – это его сын и ваш племянник.
- Тут была миссис Юргенс с сыном, мы вытаскивали ей паука из уха, прямо здесь… и для этого все эти таблетки… импровизированный наркоз, так сказать…
- Где она? Где Клэй? – прикрикнул Карл.
- С ней дело совсем неладно, – осторожно отвечал Мородер. – Она свалилась сюда за стойку, мы подумали, что она того… но сейчас её тут нет.
Карл перегнулся через стойку – пусто.
- Всё, я вызываю 911! – Флинн снова вытащил из кармана мобильник.
- Никого ты не вызовешь! – рявкнул Карл.
- Какого чёрта, у нас раненый, у нас…
Флинн не успел договорить – Карл выхватил из-за пояса револьвер и выстрелил в коллегу. С простреленной головой, тот повалился на раненого, которому пытался сделать перевязку. Следующей жертвой стал Мородер. На Шмудо патроны в револьвере закончились. Чтобы застрелить Ванвингардена и развязанных Мородером двух мужчин, Карлу пришлось доставать свой собственный Кольт М1911. После чего, миролюбиво переводя ствол от Джамала на всё ещё связанных пленников, левой рукой Карл вынул мобильный телефон и набрал номер. Когда ему ответили, он сказал:
- Привет, Удо! Чего, как дела, как Нью-Йорк?
- Здорово, Карл? Чем занимаешься? Развлекаешься с сучками?
- Я нахожусь в известной тебе таверне «Не уйдёшь!» У меня тут девять трупов, из них трое стали трупами благодаря твоему сыну: вот до чего довели твои дурные вибрации и подарки – арбалеты, компьютерные игры-стрелялки.
- Чего?! Что там у тебя происходит?!
Глядя на трясущегося Джамала безо всякого выражения на лице, будто это для него самое обычное дело – трепаться по телефону, попутно отстреливая людей, Карл сказал:
- Я тут оставил в живых одного свидетеля, чтобы он рассказал нам, что тут происходит.
- Ну давай, говори живее! – Джамала пришлось подбодрить лёгким покачиванием пистолета.
У Джамала зуб на зуб не попадал и тряслись фиксированные наручниками кисти рук.
- М-мне п-позвонил Майкл Гудмэн, приказал срочно п-прибыть сюда с инструментами, раздобыть где-нибудь п-паука, чтобы инсценировать извлечение паука из уха… миссис Юргенс… т-тоже самое, что мы делали позавчера в клинике… по вашему т-требованию. Я п-приехал сюда, а тут миссис Юргенс с револьвером и её сын Клэй с-с арбалетом… вот…
- Ты слышишь? – Карл отклонил трубку таким образом, чтобы его брату было слышно то, что говорит Джамал.
- Где Клэй? – раздался вопрос из трубки.
- Н-незнаю. Они тут сцепились на полу с Артуром, потом Клэй скрылся за барной стойкой, когда вы подъехали к таверне. Теперь его тут нет, и миссис Юргенс тоже. Может там, в подсобке, – Джамал кивнул головой в сторону помещения позади бара, в котором проводили манипуляции на ухе миссис Юргенс.
- Пойдём туда! – скомандовал Карл, и приказал брату. – А ты срочно звони Клэю!
- Как я буду говорить с ним? Он думает, что я лежу в могиле, мы не разговаривали шесть лет! Общались только виртуально на Myspace.
- Представься мистером Спейси.
Удо попробовал возразить, но Карл резко оборвал его: «Так, это чей сын: мой или твой? Звони ему немедленно!»
Карл осмотрел оставшихся в живых связанных пленников – достаточно ли хорошо они обездвижены, вытащил из кармана убитого Мородера ключи, замкнул входную дверь, после чего вместе с Джамалом они прошли в подсобное помещение, в котором, за шкафом, была устроена раздевалка. Там обнаружилась дверь, и, открыв её, они оказались в небольшом коридоре, в конце которого увидели открытую дверь запасного выхода. Они вышли на улицу. На заднем дворе таверны было темно, вдали мерцали миллион огней.
Карл и Джамал вернулись обратно в зал тем же путём, каким вышли на улицу.
- Его нигде нет, он убежал через чёрный ход, – доложил Карл, делая несколько выстрелов в сторону связанных – плюс к предыдущим жертвам ещё двоим пленникам пуля зачеркнула жизнь. Его бешеный настрой не предполагал оставление пленных в живых, особенно если они стали свидетелями стрельбы Клэя по живым мишеням.
Удо, звонивший сыну по другому телефону, в свою очередь, сообщил, что Клэй не отвечает на звонки и поинтересовался, что там за стрельба.
- Наверное, уже дома или по пути, – предположил Карл.
- Езжай к нему!
- Да сейчас, тут вот…
- «Тут» что?
- Ты сказал, что были ещё доктор Майкл и какой-то Артур? – вопрос Карла предназначался Джамалу.
Тот пролепетал:
- Д-да, были, я не знаю, где они…
- Не знаешь или не хочешь говорить?!
- П-правда не з-знаю.
Карл оглядел помещение: «Не знаешь… тогда какая от тебя польза?»
И навёл ствол на Джамала. Тот истошно завопил:
- Не надо! Я правда не знаю! Я помогу найти, только не стреляйте!
Они направились в дальний угол, где изначально устроились несколько часов назад Ванвингарден, Шмудо, Майкл и Артур. Не включая большой свет, оставаясь в полусумраке, Карл вытащил из кармана фонарик, включил его, продолжая говорить в трубку на ходу:
- Знаешь, Удо, давно хочу сказать тебе. Ты всё время говоришь: Клара чудовище. Но ты и сам хорош. Для тебя нет большего соблазна, чем соблазн заставить события идти так, как ты хочешь, не останавливаясь для этого ни перед чем. Это то же самое, что нетерпимость твоей жены. Ты наделал делов, а мне тут разгребай за тобой всё дерьмо.
- Давай отложим эту беседу до личной встречи! Что ты там делаешь?
- Ламбаду разучиваю, – съязвил Карл, заглядывая в пустое пространство малого зала. – А встретимся мы очень скоро! После всех сегодняшних событий мне придётся удариться в бега, бежать мне особо некуда, так что я прибегу к тебе, мой милый братец!
- Да ради бога, Карл, ты же знаешь…
- Я же знаю, – передразнил Карл. – Знаю то, что ты во всём виноват. Кто подбросил Кларе ядовитого паука, пока она спала, кто удрал с любовницей и инсценировал собственную смерть, из-за чего у новоиспеченной вдовы случился нервный срыв и она загремела в неврологию? Кто подкупил врачей, чтобы они пичкали её сверхдозами психотропных препаратов, из-за чего у неё окончательно снесло крышу и она отправилась в долгую одиссею по профильным клиникам, где её залечили до такой степени, что ей померещилось, будто у неё в ухе поселился паук! И кто, в конце концов устроил бардельеру в этой тошниловке, вместо соблюдения конспирации? Кто этот человек, а?!
- Ну ты расписал тут Клару чисто как ангелицу. Будто сам не знаешь, как она меня третировала, в том числе размерами доходов и даже размером моего члена. Видите ли, маловат. Ха! Пойди поищи покрупнее. Не оценила – её проблемы. Зато другие оценили, Элла, например.
- Это да-а! – саркастически протянул Карл. – Ещё бы эта уличная минетчица не оценила. У неё во рту членомерка. А ещё она выложила в интернете все ваши фотографии, да ещё растрепала в сети про это долбанное заведение и как вы тут куролесили.
В этом месте разговора Карл остановился напротив большого, в человеческий рост зеркала, и заметил сбоку от него дверную ручку.
- Так, становится всё интереснее! – теперь, посветив фонариком, он разглядел и дверные петли, и понял, что зеркало приделано к двери. А если есть дверь… то значит, за ней могут находиться разыскиваемые Артур и Майкл, последние свидетели… ну, почти последние…
- Убери всех свидетелей и разыщи мне Клэя! – требовательно напомнил Удо.
Карл не нуждался в понуканиях. Ему нужно было сделать четыре шага, чтобы подойти к двери. Он успел сделать один и вдруг услышал оглушительный звон разбитого стекла и рёв мотора позади себя. Испуганно обернулся… и последнее, что он увидел, был радиатор мчащегося на него пикапа.

***

Клэй стоял на коленях перед телом матери – здесь, позади цветущего фиолетового палисандрового дерева. Он пощупал пульс на её сонной артерии, на запястье, прислонил ухо к сердцу – в который уже раз после того, как выволок тело из таверны через чёрный ход. По его щекам текли слёзы. В этот момент он выглядел одновременно и страдающим, и мужественным, и нежным; с волосами, прилипшими к вискам, со скорбным выражением лица, с глазами, светящимися небесным блеском.
- Мама! Мама!
От её существа уже ничего не осталось, немилосердная судьба овладела телом, душа ушла от него и устремилась на небо, в поисках иных опор. Лицо приобрело трогательное и умиленное выражение, смерть смягчила его тяжёлые черты. Клэй вынул из кармана свой мобильный телефон, повертел в руках. На экране – десятки пропущенных вызовов, но он ничего не видел. И он спрятал трубку обратно. После чего полез во внутренний карман материнской куртки, куда, как он знал, она кладёт документы и ключи. Забрав всё это, он поднялся и бросился обратно к таверне. Свой пикап он нашёл возле пальм, метрах в тридцати от заведения, по ходу движения. Забрался внутрь, завёл двигатель. Стал сдавать задом. Он уже собрался развернуться, чтобы поехать к палисандру, где находилось тело матери, но, передумав, сдал ещё на несколько метров назад и остановился прямо напротив входа в таверну. Немного не доезжая фасада здания был припаркован Cadillac Escalade, рядом Chrysler Voyager. В заведении было темно, и только в конце зала, у барной стойки, горел тусклый свет. Мелькали какие-то тени.
Клэй стиснул руль.
- Они убили маму!
Отъехав задом ещё, чтобы образовалось достаточно места для разгона, он переключил передачу и вдавил педаль газа в пол, держа курс на стеклянный фасад здания. Грузовик на скорости проломил витринные стёкла, въехал в таверну, разбрасывая вокруг мебель, и доехал до дальней стены, послужившей ему тормозом. От сильного удара стена пошла трещинами. Зеркало, вделанное в дверь туалета, разлетелось вдребезги. Открылась дверь пикапа, и из кабины выбрался Клэй. Его спасла подушка безопасности. Сейчас его взгляд упёрся в невидимую точку. Лицо страдальчески исказилось, он неслышно зашевелил губами. Наконец, через некоторое время, он вышел из транса, сфокусировал взгляд и узнал в мужчине, зажатом между бампером пикапа и отделанной камнем стеной, Карла Юргенса, своего дядю. Острый крюк – декоративный элемент кованого светильника, вошёл верзиле Карлу сзади в шею; и ему уже ничем было не помочь. Последовательность сегодняшних потрясений, в результате которых Клэй лишился своих самых близких людей, явственно отразилась на его юном лице. В углу, издавая громкие стоны, валялся кучерявый парень со связанными за спиной руками, отброшенный ударом бампера.
Испустив вопль, Клэй вытащил из бокового накладного кармана слаксов самодельную бомбу, щелкнув зажигалкой, поджёг бикфордов шнур, и положил взрывчатку на пол под то место автомобиля, где находится бензобак. После чего бросился из проклятой таверны вон. Он успел отбежать на приличное расстояние, когда услышал позади себя мощный взрыв. Обернувшись в ту же секунду, он увидел, как двухэтажное здание буквально подпрыгнуло, в нём выбило оставшиеся стёкла, частично разрушилась правая стена, увлекая за собой серединную часть здания и возник сильный пожар. Возле Клэя упал кусок шифера. Валил густой чёрный дым, сильным мощным пламенем полыхало всё внутри. Клэй зачарованно смотрел на пожарище.
Раздался второй мощный хлопок – взорвался газовый баллон на кухне. Огонь охватил всё здание, чёрный столб дыма потянулся вверх. Из выбитых взрывом окон второго этажа вырывались языки пламени. А стёкла разлетались на десятки метров от здания. И это обстоятельство, а также тот факт, что он стоит рядом с трассой, на которой образовался затор, заставило Клэя броситься в сторону пальм. Там, спрятавшись за деревом, он остановился. Осторожно высунул голову из-за ствола. Он успел вовремя – к месту происшествия подъезжали полицейские машины.
Открытым огнём полыхала задняя пристройка. Пламя достигало палисандровых деревьев – за которыми лежало тело его матери.
Тут он почувствовал, как в кармане завибрировал мобильный телефон. Вытащив трубку, ответил:
- Алло! Кто? Мистер Спейси?!

***

- Наконец-то можно обоссаться!
Пожалуй, никогда ещё в этом туалете не звучали настолько искренние слова, как сейчас, когда Артур и Майкл добрались до писсуаров.
- Кто там подъехал? – сказал Артур, застёгивая ширинку.
Покрасневшие остекленевшие глаза Майкла не выражали ничего, кроме усталости.
- Кто бы то ни был, но он это сделал вовремя. Проклятый шизик вынес мне весь мозг.
- Оба оказались хороши, чего уж там. Интересно, чего там мамаша Юргенс. Упала она прям-таки эпично.
Майкл осматривал рану Артура – взяв пинцетом ватный тампон, обмакивал в бокале виски, после чего осторожно обрабатывал участок повреждения.
- Ничего, рана неглубокая, и если этот поганец не смазывал свои стрелы каким-нибудь ядом и не ковырял ими в собачьем дерьме, то, уверен, что всё обойдётся.
Тут они услышали выстрелы – один, второй, третий… шестой… Скользнув к двери, Артур задвинул щеколду. По его знаку Майкл выключил свет. Сейчас они бы могли поклясться, что им бы всей фантазии не хватило, чтобы представить, что там в заведении происходит.
Артур приложил ухо к двери:
- Похоже, к нам пожаловал ещё один киллер.
И мрачно добавил:
- Он это сделал вовремя… чтобы укокошить всех тех, кого не сделал ублюдок Клэй.
Майкл выразительно прижал палец к губам, и сам перешёл на шёпот:
- Без этого финального гостя пространство патологии как-то не вырисовывалось.
Артур остро вглядывался в темноту:
- Надо сказать Мородеру, чтобы держал тут чугунные мусорные вёдра на случай самообороны.
- Похоже, эти замечания придётся высказывать его наследникам.
Ничего опаснее пинцета у них не оказалось – они стояли в кромешной темноте в ожидании развязки. Майклу начинало казаться, что он провёл в этом кошмаре вечность, его родной дом, его семья, казалось, находятся на другой планете, и, ощущая разрыв пространственно-временного континуума, он поклялся себе, что, если выберется отсюда живым, то перестанет подавлять свою жену.
Прислушавшись, они с Артуром узнали зычный голос Карла Юргенса, а то, что он говорил, заставило их задрожать от страха. Потом его голос послышался почти рядом – он доносился из коридора, который от туалета отделяла тонкая стена.
Наступила тишина. Майкл с Артуром спокойно вздохнули, понадеявшись, что упырь убрался восвояси. Однако ночь, полная затаённых шумов и неожиданных событий, продолжалась. Карл вернулся в таверну, и они снова услышали его громкий голос. И новые выстрелы. Вжавшись в стену, они слушали этот голос, то приближающийся, то удаляющийся, вслушиваясь в то, что говорил Карл, угадывая его намерения. Помещение туалета наполнилось безумным страхом, страх стал осязаем, сжимал сердце, воображение рисовало самые ужасные картины. Духота сгущалась и давила. Майкл не мог унять мелкую дрожь. В ужасе, леденившем кровь, Артур осторожно вытер холодный пот со лба.
Тут они услышали грохот, звон разбитого стекла, рёв мотора, ощутили сильный удар, от которого стены заходили ходуном, посыпалась керамическая плитка, и в следующее мгновение Артур с Майклом оказались на полу. Через пробоину и трещины в стенах в помещение уборной проникал слабый свет. Поднявшись на ноги, Артур осторожно посмотрел сквозь пробоину и увидел капот машины.
- Чёрт, мы не сможем отсюда выбраться без посторонней помощи, – прошептал Майкл, потирая ушибленные места.
- Придётся ждать.
- Придётся. Но хорошие вещи стоят того, чтобы их подождать.
- Хорошие вещи?! – расслышав громкие вопли Джамала из-за стены, Артур непроизвольно повысил голос. – Ты говоришь: «хорошие вещи»? Наподобие тех, что тут недавно стреляли по людям, а потом въехали в ресторан на машине?
Сообразив, какие стены отделяют туалет от основного зала, а какая – от подсобного помещения, Артур стал бить ногой последнюю. Тонкий, треснувший от удара грузовика гипсолит легко поддавался. Артур отошёл к противоположной стене, и, с разбега ударив плечом препятствие, проломив его, вывалился в коридор. Майкл поспешил вслед за товарищем, но отверстие оказалось недостаточно широким. Артур схватил Майкла за руку и, что было сил, потянул на себя. Майклу показалось, что у него затрещали рёбра. В этот момент он дал себе ещё одну клятву: что, когда выберется отсюда, то непременно займётся спортом и начнёт худеть.
Наконец, он протиснулся в коридор. И они с Артуром бросились на выход – тем же путём, каким до этого воспользовался Клэй и по которому только что ходил Карл. Оказавшись на улице, они побежали прочь от этой чёртовой таверны, сквозь кусты, деревья, им хотелось бежать, бежать, бежать как можно дальше от этого проклятого места. Солнце уже давно не заливало всё жаром, воздух был прохладен и чист. Морской бриз доносил приятную свежесть. Ещё никогда они не ощущали, как прекрасно пахнет свобода.
И тут они услышали взрыв. Оглянувшись, сквозь заросли увидели то же, что Клэй с противоположной стороны таверны. Увидели, как рухнула стена с неимоверным грохотом, увлекая за собой часть здания. Над бесформенным нагромождением кирпича, камня, железа поднялся столб дыма и пыли. Дымное зарево охватило всё вокруг, и воздух как будто порыжел. Тяжёлый дым перемешивался с сыростью. Раздался второй взрыв. Из густого мрака выступал бугор, осыпаемый искрами пламени. Густой дым столбом поднимался над берегом. Дождь искр и пепла обрушился на деревья. Сажа, наполнявшая воздух – это всё, что осталось от заведения с таким странным названием и удивительной историей. Поднявшийся ветер раздувал пожарище, и пламя завывало, словно пасть прожорливого зверя.
В языках пламени плясала смерть.
- Там остались люди, – дрогнувшим голосом сказал Майкл.
- Но мы ничем не сможем им помочь.
Майкл посмотрел на часы: «Как говорится, дом горит, а часы идут». Артур увидел Клэя – тот промелькнул вдалеке и скрылся за деревьями.
- Талантливый говнюк этот Клэй: лучник, пиротехник, поэт.
- Да уж, – откликнулся Майкл. – Но чтобы понять и оценить этот талант, нужно забыть тысячу вещей: в первую очередь то, что убивать людей – это нехорошо.
Он всё ещё не отошёл от пережитого кошмара, всё отодвинулось в какую-то даль и поглотилось неким чувством дистанции, ослепительный свет пожарища разрушал материальность форм, а отсутствие звонков (мобильный телефон забрал и разбил Клэй) дополняло это чувство.
Как в бурю фонари на мачтах кораблей, тускло мерцали звёзды. Иссиня-чёрное небо источало мглу. Майкл сфокусировал взгляд на ярких огнях города, до его слуха донёсся шум автострады, вой полицейских сирен. И в этих звуках растворились крики миссис Юргенс, вопли умирающих, в этих звуках отчетливо слышалась яростная радость жизни.

КОНЕЦ


начало
продолжение1
продолжение2
продолжение3
продолжение4
окончание

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net