Реальные истории Rotating Header Image

Конвейер – глава 47

Они позвонили Андрею один за другим. Первым был Иосиф Григорьевич Давиденко – он наказал спрятаться как можно глубже, а лучше всего бегом бежать в Волгоград – на машине, зарегистрированной на чужое имя, ни в коем случае не на общественном транспорте. ОРЧ «Управление по борьбе с экстремизмом» из Петербурга прислало волгоградским коллегам ориентировку на Андрея Разгона. Поэтому оставаться в Петербурге небезопасно, надо ехать в Волгоград. Ещё не всё потеряно, можно надавить на петербуржцев через начальника УВД Волгограда, но для этого нужно время. А пока надо залечь на дно и не высовываться.
- Да что за бред, они затеяли гнусную мистификацию! – удивился Андрей. – Я пока не собирался в Волгоград, у меня тут дел…
Иосиф Григорьевич недовольно перебил:
- Э-э-э, Андрей-джан, со всеми так бывает – не собираются, а едут! Сядешь на машинку и тронешься в путь помолясь. Когда наконец мои опечаленные разлукой глаза тебя увидят?
Андрей в ответ поблагодарил особиста и заверил, что выполнит все его указания.


Едва он закончил разговор, позвонил Блайвас.
- Ты где, ёпта, тебя ищет ОМОН! Они выехали арестовать твой склад.
- Мой склад?
- Они выехали с облавой на Мойку 70! – Блайвас торопливо объяснил: ему только что позвонили знакомые из УВД и предупредили, что в сторону Мойки,70 выехали три машины сотрудников ОМСН (отряд милиции специального назначения при УВД).
- Попробую спасти твой товар, сейчас позвоню на охрану, чтобы вынесли куда-то спрятали, – закончил Блайвас. – Менты знают на чем ты ездишь. Осторожней, я перезвоню.
Встревоженное лицо Андрея вызвало некоторое беспокойтсво компаньонов – на фоне вальяжного обсуждения скидок на услуги фитнес-центров – в этот момент Андрей находился в офисе Экссона на заводе Балт-Электро.
- Что случилось, кто звонил? – подозрительно спросил Владимир.
Андрей беспечно отмахнулся – из Волгограда, некоторые заминки вокруг очередного тендера. Конкуренты не дремлят, приходиться бороться. Быстровы понимающе закивали.
Чтобы перевести тему, Андрей с деланным возмущением вопросил, какого черта ему названивает менеджер из спортклуба Reebok и требует выполнения обязательств, данных от его имени Владимиром. Тот, по своему обыкновению, позвонил в спортклуб, представился Андреем Разгоном, наобещал горы золотые и для дальнейших переговоров оставил телефонный номер – не свой разумеется, а Андрея. Такие вещи в разных вариантах Владимир проделывал то с фирмами, которые надо наклонить к лучшим условиям и скидкам и неохота самому вести долгие утомительные переговоры, то с девушками, которых он трахал, а чтобы не дарить дорогие подарки, подкладывал под Андрея, представляя его своим шефом, который, мол, должен в итоге расплатиться. В этот раз, в случае с Рибоком, Владимир позвонил менеджеру и представившись Андреем, заявил, что их компания продляет абонемент на год, и приводит новых членов в количестве 15 человек, и попросил составить новый договор на 20 человек. На такое количество полагалась скидка 35%. Договор был составлен и подписан по факсу, а выставленный счет оплатили по безналу. Получив деньги на расчетный счет и письмо с просьбой продлить абонемент всего на пять человек – Андрея, Игоря, Владимира и Артура с Алексеем, менеджер позвонил Андрею и поинтересовался, а как же оплата за остальных 15 человек. Андрей был даже не в курсе, что принято решение по Рибоку, а вариант с «Летучим Голландцем», куда его послали на разведку, даже не принимался в расчет.
- Менеджер будет вынужден набирать группу 20 человек и включать в неё посторонних людей, – успокоил Артур. – Так уже было в «Планете Фитнес». Парень уже отчитался о принятых новых 15 членов и подписал договор у директора и не будет отыгрывать в обратную. Набрать новых 15 членов и вписать в наш договор – это его головная боль, а не наша.
Самое главное, что Андрей уяснил в этот день – то, что ближайшую две недели Владимир с Артуром не планируют тратить находящиеся во Внешторгбанке деньги. Их держат, чтобы оплатить свинец для завода Балт-Электро, а поставщики не могут выставить счёт, так как нет готовой продукции (отношения были выстроены такие: товар против денег, никаких долгих предоплат). А необходимое количество свинца будет наработано минимум в течение двух недель.
И в сложившейся безвыходной ситуации Андрей счёл возможным воспользоваться общественными деньгами, чтобы расплатиться с Лечи Вайнахом. На следующей неделе ожидается приход очередной крупной суммы из кардиоцентра, и этими деньгами удастся закрыть недостачу. Если менты накроют склад… об этом лучше не думать… в любом случае товар для кардиоцентра под перечисленные деньги можно взять на отсрочку у поставщиков а потом их динамить – не в первой, этот номер всегда прокатывал, пройдёт и сейчас.
Памятуя о предупреждении Блайваса, Андрей попросил начальника транспортного цеха Балт-Электро, чтобы тот поставил машину где-нибудь на заводе. Он выписал пропуск на джип и Андрей заехал на заводскую территорию и оставил своего любимого Паджеро, необузданного соперника ветра, на служебной стоянке. Здесь машина была в полной безопасности. После работы до центра Андрея подбросил Игорь.

47

Добравшись до Большой Морской, Андрей зашёл в кофейню Онтромэ, что напротив Внешторгбанка. Это было его излюбленное место для принятия важных решений. Сидя за столом возле окна, глядя на пешеходов и проезжающие мимо машины, он обдумывал сделки, планировал расходы, отмечал в блокноте суммы, которые предстоит снять со счёта и расписывал как эти деньги потратить.
И сейчас, потягивая латтэ, Андрей размышлял, стоит ли рисковать своим благополучием из-за Блайваса. Проблема с офисом полностью лежит на нём. Милицейская облава – да это же прекрасно! В каждом несчастье есть радость, и это отличный повод избавиться от Северного Альянса, убыточного бизнеса, от которого одна головная боль. По вексельному проекту Андрей выполнил свою часть работы. Сделал всё, что мог – выбрал на фирмах товар, организовал его продажу, начал выплачивать средства. И если товар, с реализации которого выплачиваются деньги, вдруг конфискуют менты – то это вина Блайваса. Надо лучше охранять офис.
В конце концов, если возникнут совсем кошмарные сложности, можно пожаловаться компаньонам. Они гораздо круче Блайваса. Защитят. За Блайвасом, правда, стоит Коршунов, но не следует их отождествлять. Блайвас – понторез, он только прикрывается Хозяином, который ни сном ни духом о тёмных делишках, которыми промышляют его шестёрки. Перед компаньонами придётся повиниться, признаться, что впутался в историю, связался с мутными людишками, но всё ради того, чтобы выплачивать проценты Владимиру и Игорю.
А с другой стороны – Блайвас помог заработать 400,000 долларов, если его сейчас швырнуть, то эти деньги сгорят вместе с конфискованным товаром. А если соблюсти договоренность, то всё будет в порядке. Ведь он «в этом городе все вопросы решает». Что же касается съема со счета общественных денег… ситуация требует проявления широкой инициативы.
Нет, сколько ни сиди тут, никак не распутать клубка помутившихся мыслей.
Телефонный звонок прервал его размышления. Андрей ответил не сразу – то был Блайвас. Считанные секунды оставались на принятие решения. Но Андрей всегда всё решал спонтанно буквально в последнюю секунду и никогда не придерживался строгого плана.
- Ну чо там с деньгами ёпта?! – довольно резко спросил Блайвас.
- Э-э-э… я возле Внешторгбанка, деньги будут через десять минут, – неожиданно для самого себя ответил Андрей, казалось, язык развязался сам собой и произносил совсем не то, что велит разум.
- Ты здесь рядом?
- Смотря где ты находишься.
- Я на площади, жду тебя через десять минут.
Вот и всё, деваться некуда. Блайвас, как обычно, поймал на слове. Теперь по всем понятиям он прав, и даже Ренат ничего не сможет сделать, потому что было произнесено СЛОВО. Итак, решение само себя приняло. И поставило Андрея перед фактом. Он снял по чеку восемь миллионов рублей (операционистка немного повозмущалась, что без заявки снимается такая крупная сумма. Она привыкла, что он часто снимает деньги без предварительной заявки и на всякий случай ежедневно на следующий день заказывала наличные, но в пределах двух миллионов. Восемь – это был перебор).
Всё же, следуя с пакетом денег по Большой Морской в сторону Исаакиевской площади, Андрей сомневался – может стоит развернуться и изменить маршрут. А вдруг Блайвас сдуется и не решит всех проблем? Вдруг не спасёт склад и все деньги сгорят?
Ноги, опять же против воли привели Андрея на площадь. Черный Хаммер стоял напротив Исаакиевского собора. Забравшись на переднее сиденье, Андрей передал пакет и поинтересовался, а не в розыске ли его друг, какого черта тут делает эта приметная бричка – напротив офиса, в котором сейчас орудуют менты.
- Тут вся сумма, ёпта? – засопел Блайвас.
- В рублях, разменять на доллары не успел.
Блайвас бросил взгляд в сторону офиса.
- Они там шерстят. Склад не успели перенести. Но ничего, я решу вопрос. По большому счету мы в этом городе все вопросы решаем.
- Винц, у меня сгорели все деньги, ты же понимаешь. Мне пришлось занять, и если я не верну… мне крышка.
Некоторое время воловьи глаза Блайваса сканировали собеседника. Наконец он выдал.
- Я смогу тебе занять… через недельку…
«Я тебе в течение недели раздобуду шесть миллионов… сроком на полгода. Ладненько?» – эту фразу в разных вариантах Блайвас мусолил минут пять.
Пожав руку, Андрей вышел из джипа. Домой на Большеохтинский проспект он ехать не рискнул. И он пошёл пешком в сторону Апраксина переулка – на съемную хазу.
Теперь, когда он расстался с деньгами, причем с чужими, его, кроме страха, стала мучить совесть. Но он быстро с ней договорился. Проповедники морали, которых сегодня очень много и которые требуют стальной крепости для сохранения принципов, не должны забывать, что сталь имеет два свойства: не только твёрдость, но и гибкость.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net