Реальные истории Rotating Header Image

Избыток целей – глава 27

Припарковавшись на Манежной площади, Андрей некоторое время оставался в машине – вынул из портфеля ежедневник, просмотрел записи, пытался сосредоточиться. Он хотел загрузить в голову данные, чтобы во время предстоящего мероприятия голова работала и принимала нужные решения. Впрочем, уже было известно по опыту, что ничего подобного не произойдет, и зря он постоянно таскает с собой портфель с документами и даже ноутбук.
И вообще он все время пребывал в полупраздничном-полурабочем состоянии – на работе не мог полностью войти в рабочий ритм, а на отдыхе не мог полностью расслабиться.
Он подсчитывал ежемесячные убытки, связанные с обслуживанием долга – Второв, Быстровы, кредит Волгопромбанка, итого получалось свыше $3000 – как вдруг зазвонил телефон. Звонила Нина Степановна Заболотнева, управляющая Кировским филиалом Волгопромбанка. После дежурных приветствий она поинтересовалась, когда ей удастся поговорить директором Совинкома с глазу на глаз.
Они виделись на прошлой неделе во время подписания бумаг на перекредитование, все остальные вопросы решались через Ирину, и странно, что это за срочная причина. Единственным резоном, по которому человек жаждет встретиться с себе подобным, являются деньги, и тут Андрея осенило:
- Верхолетов…
- Вы знаете, Андрей Александрович, мне именно о нем хотелось бы поговорить…
- Он не решил вопрос?
- И этот, и предыдущий, уже октябрь месяц, а дело никак…
- Вот сволочь…
- Приезжайте и давайте на месте все обсудим…


Окончание разговора получилось скомканным – Андрея трясло от ярости, что Верхолетов брал 10% от суммы выдаваемых кредитов и не доносил до управляющей, а та, видимо, уклончиво говорила «разберемся на месте», чтобы не наговорить по телефону лишнего. И как можно было доверять обкислоченному проходимцу деньги – надо было самому идти знакомиться с банкиршей, выходить на доверительный контакт.
Договорив, он вышел из машины, хлопнув дверью. Телефон тут же снова зазвонил. Это был Владимир, он с ходу стал предъявлять, с кем это Андрей так долго пиздит, и вообще, можно опаздывать куда угодно, но не на встречу с друзьями.
- Я уже иду, – ответил он.
- Где ты идешь? Небось в своем Hugo Boss примеряешь костюмчег.
- Я буду через десять секунд.
В этот момент они увидели друг друга – Владимир и оба Ансимова ждали его на углу Итальянской и Караванной.
«Даже последние 40,000 выманил у меня, уже находясь здесь, причем известие о перекредитовании он от меня же и услышал, какой проныра, – злобно подумал Андрей, улыбаясь своим компаньонам. – Даихуй с ним, ничего больше платить не буду, пускай банкирша сама его ищет и взыскивает деньги».
Все вместе направились в кофейню «Дэ-Фэ», находящуюся на Караванной улице. Там должно было состояться первое свидание Игоря Быстрова с девушкой, найденной через службу знакомств. Он вообще стал прибегать к диковинным способам, чтобы уложить даму в постель. Чего раньше за ним никогда не наблюдалось, если ему нравилась идущая по улице девушка, он просто подходил к ней, вступал в переговоры, и все дела. С первых минут общения становилось ясно, стоит ли продолжать, или же следует поискать другую. Такие кривые пути, как журналы и агентства знакомств, а тем более «клубы знакомств кому за 30» наподобие «Дома офицеров на Литейном» – это было что-то из ряда вон выходящее настолько, что вся компания собралась, чтобы посмотреть на это диво дивное.
Что же касается «падших женщин», то отношение к ним ничуть не изменилось, хоть платные услуги в Петербурге в два раза дороже, чем в Волгограде. В этом вопросе Андрею приходилось лавировать между товарищами. Бывало, что находясь в одном помещении, он, перетерев с Игорем вчерашнее мероприятие, переходил к остальным и обсуждал эстетическую ничтожность общения с женщинами, в которых самый беспристрастный наблюдатель тщетно искал бы какой бы то ни было одухотворенности, и в которых невозможно предполагать ничего, кроме чисто животных рефлексов. Нет, невозможно иметь что-то общее с женщинами такого порядка, и у каждого порядочного человека присутствует инстинкт самосохранения, бессознательное понимание, что если бы произошла такая встреча, то это кончилось бы душевной катастрофой.
Хотя «нормальные» девушки, «не проститутки», часто оказываются гораздо хуже последних. Не говоря уже о стоимости услуг. И дело не только в качестве этих услуг (хотя это тоже имеет большое значение. Огромным разочарованием может оказаться ночь, которой предшествовали несколько месяцев выматывающих свиданий, бюджет которых превышает расходы на содержание дюжины первоклассных шлюх).
К тому же, грань между «проститутками» и «порядочными» настолько размыта, что уже не имеет никакого значения, особенно в Петербурге, где проституцией занимаются бухгалтера, продавщицы и даже школьные учительницы – это не говоря о студентках (что как бы уже само собой разумеющееся).
Показательным примером был случай, когда на вызов девушку привел ее парень. У них было свидание, они сидели в кафе, когда ей пришло сообщение от диспетчера с указанием адреса клиента (она работала не «из офиса», почти индивидуально, и в половине случаев обходилась без сопровождения сутенера). Девушка сказала своему парню, что «заболела тётя которую надо немедленно навестить». Парень проводил её до подъезда, она поднялась к клиенту, осведомилась на какое время её оставляют, приняла деньги, после чего отзвонилась своему молодому человеку и сообщила, в котором часу освободится, чтобы продолжить с ним свидание. Между тем она ему не дает – выдерживает время, как порядочная, так как собирается за него замуж.
Тот же самый Владимир, утверждавший, что ни разу в жизни не заплатил шлюхе за секс, частенько рассказывал, что накануне весь вечер уламывал очередную девушку, она отказывала на том основании, что они «мало знакомы и надо получше узнать друг друга», однако стоило ему раскрыть бумажник, начинались другие разговоры, а вернее торги – девица старалась не продешевить и подороже продать свою тушку, а он соответственно оценивал соотношение цена\качество. Получается, он сам же опроверг своё утверждение, будто «ни разу в жизни не заплатил шлюхе за секс».
Так что слово «проститука» должно употребляться с оговорками – в какой степени та или иная женщина является ею.
… Игорь уже находился внутри – один в пустом кафе, с видом школьника, которому предстоит трудный экзамен. Никому бы не пришло в голову, что он легко может кадрить девушек на улице и избыток их передавать своим товарищам.
- Опять ты со своим лапсердаком, – тыкнул он пальцем Андреев портфель вместо приветствия.
Некоторое время, усевшись впятером за один стол, они обсуждали предстоящее свидание, затем Игорь, посмотрев в окно, сказал:
- Вот она!
Все расселись по разным столам, оставив его одного. Андрей усмехнулся, остальные, кроме Игоря, угорали от хохота – настолько все выглядело неестественно, особенно Быстровы, два брата-близнеца, сидевшие за соседними столиками, словно их насильственно разъединили.
- Ну иди же к ней, слейся в экстазе, – перегнувшись через проход, толкнул Владимир брата.
Тот скривился. Возможно, если бы не при друзьях, он повез бы это чучело в какую-нибудь общагу или баню – у него в последнее время резко упала планка и он стал таскать таких крокодилов, что ни в сказке сказать, ни пером описать – но делать это на глазах всего коллектива было стремно.
- Иди же, а то я сам сейчас пойду, – не унимался Владимир.
- Да ну, не может быть, – с сомнением покачал головой Алексей, самый щепетильный из всех.
Действительно, рыхлое дебелое создание в красном клетчатом пальто из прабабушкиного сундучка в очках-иллюминаторах с линзами толщиной в палец смотрелось нелепо возле модного кафе, в котором собиралась богема на дорогих машинах, и странно пустого в два часа дня. Как раз в это время Владимир обычно встречался тут со знакомыми рантье, занимавшимися сдачей внаем и перепродажей недвижимости.
Переговаривались и перешучивались довольно громко, особенно насчет того, что неужели по фотографии не было видно все достоинства кандидатки (особенно изощрялся Владимир, утверждавший, что сейчас только такие нравятся его брату, и если бы не друзья, то он бы растерзал дамочку прямо на улице), и Игорь шикнул
- Чего разорались!
Прошло десять минут против назначенного времени, он уже принял решение не знакомиться, но все же сидел с нерешительным видом, и не предлагал подниматься уже и идти обедать в Кавказ-бар – как это было запланировано.
- Отключи сотовый, – сказал Артур.
- У нее нет мобильного, – ответил Игорь, но все же последовал совету.
- Она у тебя деревенская?
В этот момент с улицы зашла эта дама, и все принялись её разглядывать. Она была не только неопределенного возраста, но и пола, и в мужском наряде вполне сошла бы за женственного интеллигентного разнорабочего.
Свободных столиков на этой половине не было, и она присела за тот, где находился Владимир, закрывшийся газетой с продавленной посередине большой дыркой, через которую он без стеснения разглядывал вошедшую Lady in red.
У нее был настолько рассеянный и безучастный вид, что казалось она не только не замечала ничего вокруг – ни то, что пять членов одной компании сидят по разным столикам и, замерев, как в столбняке, в упор ее рассматривают, ни то, что на другой половине кафе больше столов и все они свободны – такое складывалось впечатление, что она как сомнамбул находится в своем мире и не соображает что происходит вокруг.
Кассир и бармен с явным интересом наблюдали за всем происходившим. Андрея вдруг разобрал смех, лица остальных стали непроницаемыми, что контрастировало с тем, что было буквально минуту назад.
Владимир вынул телефон, набрал Игоря, но тот был отключен, тогда последовал звонок Артуру.
- Да Вов! – ответил Ансимов-старший.
- Классная тема, ябвдул, не понимаю, чего брат меньжуется, – громким шепотом сообщил Владимир, давясь хохотом.
У Быстровых была одна маленькая особенность – их шепот был гораздо громче обычной речи.
- Вы позволите позвонить с вашего сотового телефона? – обратилась дама в красном к Владимиру, когда тот закончил разговор.
- Конечно, без проблем, – ответил он, убрав от лица газету, вмиг переменившись и сделавшись бесстрастным.
Он набрал номер брата и передал даме:
- Видите, абонент недоступен.
Игорь со своего места замахал руками, стал крутить пальцем у виска, но Владимир, любитель острых ситуаций, и сам понимал, что по идее не должен знать номер, который собирается набрать женщина.
На улицу все выбежали одновременно, образовав в дверях давку. Владимир остался и присоединился к компании уже возле Кавказ-бара на углу Итальянской и Караванной. На вопросительные взгляды невозмутимо ответил:
- Женсчино очень расстраиваццо, что непорядочный кавалер кинул ее не явилсо на сведанее.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net