Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 147

Каждый из компаньонов Андрея, приезжая с заграничных курортов, показывал фотографии и делился впечатлениями о поездке. Судя по фото- и видеоматериалам, а также по рассказам, никто никогда не ошибался в выборе отеля и курорта. Но собравшись все вместе, выбрали далеко не идеальное место. Несмотря на то, что поездка планировалась загодя, бронировать отель стали в тот момент, когда все лучшие гостиницы были выкуплены. Оптимальным вариантом оказался четырёхзвёздный Sol Aurora в городе Умаг (Umag). А пока ехали из аэропорта Пула, уже увидели пяток других отелей, которые оказались гораздо лучше выбранного.


Да и сама Хорватия оказалась не идеалом. В Умаге пляжей и берега как такового не оказалось – берег закован в бетонку, с которой прыгаешь сразу в глубину. Либо, пройдя по волнолому, добираешься до специально устроенной купальни в открытом море. Дети купаются в лягушатниках. И само купание только в определенные часы – по полдня в море стоит зеленая тина.
Поэтому первым вопросом, возникшим по прибытию, стал вопрос проката машины. Андрей поменял три штуки, пока нашёл то, что нужно. Первые две были обычные седанчики, Тойота и Рено, третья была эффектна, но непрактична – открытый Смарт. Два места, вместо дверей – перекладины, поднимающиеся вверх-вниз. Ребенка приходилось брать на колени. Машинка достаточно быстрая, очень устойчивая (на литых дисках и широкой спортивной резине, на горных дорогах уверенно входит в поворот на высокой скорости), но особо не разгонишься – низенькое, ниже чем у мотоцикла, чисто символическое ветровое стекло, из-за этого уже при скорости 40-50 км-час встречный ветер буквально выдувает мозги.
А когда ездили в Ровинь, удивительно красивый город со старинной архитектурой и наконец-то подходящим пляжем, то на обратном пути попали под сильнейший ливень. Андрей вынул из миниатюрного багажника тент, пока сообразил, как его установить, все промокли до нитки. Но тент оказался чисто символическим – как и всё в этой машинке. Заливало так, будто сверху опрокидываются цистерны с водой. Каких-то десять километров по горной дороге, сложному участку, ехали больше часа. Даже «нормальные» машины, с крышей и дворниками, плелись еле-еле гуськом, что уж говорить про окткрытый всем стихиям двухместный пляжный Смарт.
Алик не капризничал, стойко переносил тяготы, Мариам тоже терпела и только по приезду в отель стала предъявлять как за взятую напрокат машину, так и за поездку. Мол, не сидится тебе, как всем, в отеле, обязательно надо куда-то мотаться.
Но Умаг после Ровиня был слишком уныл, и Андрей, объехав несколько агентств Rent-a-car, нашёл то, что искал – Рено-Меган-Кабрио, двухдверное спортивное купе с откидным стеклянным верхом, шестиступенчатой коробкой передач, точно такой же, как тот, что подарил Тане.
Товарищи (особенно жена Игоря Быстрова) принялись осуждать за расточительность – ничего себе, какие расходы, $120 в сутки! Быстровы брали всего на один день захудалый Рено Симбол, немного покатались по окрестностям и на этом осмотр Хорватии закончился. Алексей Ансимов со своей невестой вообще не брали напрокат машину, да и общественным транспортом никуда ездили из экономии. Даже в город из отеля ходили пешком, что бывало очень утомительно – ночью после посещения ресторана например.
- Зарабатывают такие деньги, зачем так жаться! Здесь такси дешевле, чем в Питере, а они жопят даже на автобус! – в свою очередь возмущалась Мариам.
В конце первой недели добрались до места, в котором следовало бы, изначально пораскинув мозгами, брать отель – город Опатия. Туда ехали, петляя, просто путешествуя, около четырёх часов, а напрямую дорога занимала чуть больше часа. Оно того стоило – прекрасный город, расположенный на склонах гор, с пятизвездными отелями на первой линии, хороший песчаный пляж. Даже не живя в этом городе, можно было отлично проводить время – пляж, прогулки по набережной, обед в каком-нибудь прибрежном ресторане, посиделки в открытой кофейне отеля Миллениум, опять же с видом на море. Вдоль моря тянется так называемый опатийский лангомар, или променад – 12-километровая прогулочная дорожка, проложенная от гавани Волоско через парк Опатии и пляжа Слатина до города Ловрана. Гулять по этому маршруту можно до бесконечности.
Наряду с этим приятным открытием обнаружилось и неприятное. С родины поступила тревожная весть – позвонила Ирина и сообщила, что, вопреки ожиданиям, нужная сумма в размере 2,5 миллиона рублей для оборота по кредиту в Волгопромбанке никак не набирается.
- Как не набирается? Но ты же… мы же… – находясь в некоторой эйфории от хорватских красот и хорватской кухни, Андрей не сразу настроился на неприятную тему.
Ирина быстро катапультировала его на бренную землю, сказав, что Расторгуев зря послушал Писареву и перечислил все имевшиеся на расчетном счету деньги левым поставщикам, которыми можно пренебречь, недельку подинамить, сделать оборот по кредиту, а потом заплатить им деньги… а может даже не перечислять, а прежде проверить, что за товар самостоятельно, без ведома начальства по гарантийным письмам набирали менеджеры. В конце концов, если там оказался бы какой-то непонятный левак, или даже пускай не левак, но получен от поставщиков, которые больше никогда не понадобятся, как РИПЛ, то можно было сказать им, что это какие-то жулики заказали товар – подписи хозяина фирмы нет, вместо неё стоит непонятно чья закорючка. Такая же закорючка поставлена на приходных документах.
В общем, Расторгуев с подачи Писаревой заплатил поставщикам, которых можно кинуть!
А теперь не хватает триста тысяч нужному, стратегическому поставщику Egamed (словацкая фирма, поставляющая продукцию Amplatz для кардиохирургии), с которым, как с Джонсоном, заключен дилерский договор.
- Ира… мы же все вместе планировали платежи, – беспомощно обозревая горизонт, пробормотал Андрей (она достала его звонком, когда он, попивая кофе с коньяком, сидел на террасе возле отеля Миллениум в Опатии). – Ты дала добро, и я подписал платёжки.
- А я не знаю, что вы там с Писаревой нарешали без меня, – безразличным тоном ответила Ирина, типа, наæ¥евертили, теперь раѮъ€бывайтесь сами.
Теперь Андрей понял: он уделил слишком много внимания Расторгуеву, пока принимал его на работу и вводил в курс дела. И не должным образом представил Ирину, которой в последнее время всё сложнее и сложнее угодить. Некомпетентная, но очень хитрая Писарева сразу сообразила, что новый начальник не чета предыдущему и будет даже покруче Ирины, и не мешкая подлегла под него (в переносном смысле слова), и, когда поступили деньги, сразу подготовила список платежей тем фирмам, которые её трясут (со стратегическими поставщиками дела вела Ирина, соответственно их представители созванивались только с ней и в крайнем случае обращались к Андрею), а возможно, у некоторых поставщиков Писарева сидит на откате (Андрей всегда думал самое худшее). С её подачи Расторгуев, которых в этих делах пока что не разбирался, подал Андрею список платежей и предоставил убедительные расклады, обосновал каждую копейку (если бы докладывала Писарева, Андрей бы даже слушать не стал). Ирина как-то устранилась от обсуждения. Заключительный этап которого проходил уже по телефону – приняв Расторгуева на работу, Андрей уехал в Петербург. И снова Андрей, позвонив ей, испросил совета, а правильно ли распланированы деньги. Она ответила что-то, что именно и как конкретно было сказано, теперь уже не вспомнить, но деньги ушли по составленному Писаревой графику. Хорошо ещё, что Ирина вперёд неё успела подписать платежные поручения на Johnson & Johnson и B.Braun – команда, без которой нам не жить. Очевидно, она умышленно ничего не сказала по телефону – встала в позу, мол, раньше надо было спрашивать, пока находился в Волгограде, и надо было показать, кто тут главный, всем сотрудникам, как новым, так и ранее принятым. А теперь хуле, поезд отбыл в Попенгаген через Роттердам.
Всё это Андрей понял только сейчас, находясь на отдыхе, после телефонного разговора с Ириной – вокруг вальяжные самодовольные немцы, прямо по курсу – сверкающая синь Адриатическго моря, на столе чашечка кофе по-турецки и коньячная рюмка, в руке зажат совершенно неуместный на отдыхе мобильный телефон. Ему показалось, что Ирина немного играет – ну не могла же она спустить на тормозах такое важное дело, как оборот по кредиту. Она просто пытается обратить на себя внимание, только и всего – чтобы впредь Андрей на всех важных совещаниях первой давал ей слово и особенным образом выделял среди других сотрудников. Наверняка не всё так плохо – она точно знает, что какие-то клиенты перечислят деньги (или уже перевели, и деньги вот-вот будут зачислены на счёт), и в самую последнюю минуту скажет, например: «Вот, срочно приболтала Азимова, чтоб выручил и бросил нам два миллиона!»
К такому самоуспокаивающему выводу пришёл Андрей, допив коньяк. Была пятница, до крайнего срока оборота по кредиту, после которого банк включает санкции, до вторника, оставалось четыре дня.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net