Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 117

- Надо же, какие люди! Вот так вот без звонка! Хоть бы позвонил, предупредил – я бы хоть новый галстук прикупил по такому случаю!
Театрально всплеснув руками, Иосиф Григорьевич встретил Андрея, пожав руку, посадил в кресло, а сам отправился варить кофе. Вынув блокнот, Андрей просмотрел записи и мысленно проговорил то, что собирался сказать старому седому полковнику. Когда тот вернулся с двумя чашками кофе, на его столе уже лежал список фирм-конкурентов, подлежащих уничтожению на ближайшем тендере в областном комитете экономики.
- Люстрационный список! – потерев руки, Иосиф Григорьевич надел очки и стал читать:
- Дельрус, Биохиммед, ВМТ…


Андрей озвучил сумму тендера – десять миллионов рублей и назвал больницу, для которой закупается оборудование. Прочитав, Иосиф Григорьевич вытащил из тумбочки гроссбух – толстую тетрадь, в которой учитывал платежи всех фирм, с которыми, как и с Андреем, сотрудничал по решению вопросов с правоохранительными и другими органами.
- Ну ты же знаешь, что у нас сейчас идет полным ходом борьба с карупцыей – операция «Чистые руки», «Грязные ноги».
Андрей покачал головой – да, всех нас умиляет это плакатное противостояние такому злу, как коррупция. Пора придушить эту гадину!
- Вводятся новые служебные единицы, проводятся дополнительные мероприятия, – продолжил Иосиф Григорьевич. – Вот и антикоррупционный товарищ Навальный нам в подмогу создал параллельную структуру по борьбе с карупцыей. Ведь жить надо не по лжи!
- Навальный из каждой микроволновки, – недовольно проворчал Андрей. – Уже сколько, штук восемь хомячков уволил за то, что в рабочее время в пароксизме социальной ответственности хуячат каменты Навальному в блог.
- Мытарь ты, изверг! И как же рука твоя поднимается на борцов за демократию? Совестливо и гадливо на душе. Ты не мучаешься в размышлениях о судьбах мира, не возвышаешься до великих идей, отчаяние и скорбь не пронизывают твою душу, и в глубине твоего сердца не обитают страдания человечества. Ты не знаешь стонов, слёз и ужасов, поток которых катится через десятилетия, затопляя сердца всех интеллигентных рукопожатных граждан, а также геев и журналистов. Ну да ладно… – в этом месте монолога Иосиф Григорьевич нашёл в своём гроссбухе нужное место и поднял на Андрея взгляд:
- Вынужден попросить прибавку к жалованью – в размере до 150 тысяч в месяц.
Сделав паузу, прибавил:
- Инициатива исходит из самого верха – от генерала, начальника УВД. Решение многих вопросов осложнилось, поэтому стало дороже. То, что раньше делалось одним звонком, сейчас то же самое делается несколькими визитами. Чиновников набрали ояебу сколько. Я всем вынужден поднять, – грустный вздох и кивок в сторону исписанной названиями фирм странички, – но обязуюсь отработать.
Стали обсуждать текущие дела. Когда заговорили о БСМП 15 (больница «Каустик») и медсанчасти НПЗ (нефтеперерабатывающего завода), с которыми работал Паперно по наводке Иосифа Григорьевича, всегда спокойно-ироничный старый седой полковник вдруг озлился:
- Меня убивает его монументальное спокойствие! Твой Паперно – это такая флегма, меня уже трясёт. Придёт сюда, сядет, глаза выпучит: «Что мне делать?» Я ему: «Ты за этим ехал ко мне через весь город? Что, по телефону нельзя спросить?» Ей богу, товарищ генерал, я ему тебя привёл в пример, а еще Ирину Абдурахмановну. Говорю: ты полюбуйся, как ребята работают – носятся по городу, да что по городу, по всей стране, ботинки горят! Сто дел в минуту. Ты когда-нибудь видел, чтобы Разгон приперся спрашивать за какую-то мелочь, которую его шнурки в полминуты сделают и даже в известность его не поставят?!
Высказавшись, он закончил обычным своим шутливым тоном:
- Ну Андрей, где ты только таких бестолковых людей набираешь!?
- ??? – Андрей изобразил изумление, мол, что значит «Где?», это же ваша креатура.
Но Иосиф Григорьевич, нимало не смущаясь низким качеством навязанного товара, задвинул ещё одну единицу. Он выглянул в окно, и, увидев машину подъехавшего знакомого, нового соискателя на должность исполнительного директора Совинкома, позвонил подъехавшему на мобильный телефон: «Ты уже подъехал, Михаил Фёдорович, ну давай заходи!»
- Лучших людей даю тебе, считай, от сердца отрываю, – Иосиф Григорьевич, пока рекомендованный им новый кандидат на должность исполнительного директора Совинкома поднимался по лестнице, вкратце рассказал, что,
-… Михаил Фёдорович Расторгуев – бывший глава администрации Тракторозаводского района, уволен в связи с выборами нового мэра, Ищенко, который после инаугурации, как это принято, поменял всю городскую администрацию и всех глав районов, и поставил везде своих. Послужной список впечатляет – до этого Расторгуев возглавлял дорожно-строительный трест.
В кабинет вошёл невысокий кряжистый плотный мужчина лет пятидесяти, с суровым пролетарским лицом, в белой рубашке, черных брюках, остроносых туфлях, с массивной золотой цепью на шее и золотым перстнем-кастетом.
«Ира будет вахуе!» – подумал Андрей и пожал протянутую ему руку.
После взаимных приветствий он объяснил задачи: общее руководство фирмой, занимающейся продажами медицинских расходных материалов и медоборудования, а также развивающей аптечную сеть. Особое внимание следует обратить на бухгалтерию. В ведении главного бухгалтера находятся две фирмы. Помимо основной, медицинской, главбух ведет еще одну, которая зарегистрирована в Волгограде, но фактически находится в Петербурге, является дилером аккумуляторного завода и занимается продажами аккумуляторных батарей. Что касается медицины – эта деятельность связана с организацией тендеров, и здесь всё происходит в тесном сотрудничестве с Иосифом Григорьевичем, который обеспечивает отсев конкурентов. Фактически невидимая рука рынка.
- Что ж, как говорится, цели ясны, задачи поставлены, как говорится, – сказал Расторгуев голосом твердым и немного скрипучим.
- Наш кооператив вам покажется небольшой поляной, думаю, вы легко справитесь, – ответил Андрей.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net