Реальные истории Rotating Header Image

Избыток целей – глава 11

Сташин промариновал Шавликова в СИЗО целую неделю, затем вызвал в прокуратуру на допрос. Подследственный выглядел неважно. В камере он вёл себя несколько необычно –
подолгу разговаривал сам с собой “на два голоса”, устраивал нечто подобное суду, приговаривал к расстрелу, говорил только шепотом, совершал странные телодвижения, мотал головой из стороны в сторону, заявляя при этом, что “так меньше действует”. Оперуполномоченный дал ему выучить показания и перевел в одиночку, чтобы подследственный мог в спокойной обстановке изучить текст, но тот, поизучав полдня, перестал читать, мотивируя тем, что как только он начинает читать, ему “всё портят”. Повторял: “Они читают впереди меня”. Спал на полу, постоянно меняя место, объясняя: “Они не могут за мной угнаться, так как я меняю каждый раз свою позицию”.


- Да, недружелюбно с вами обходятся, – протянул следователь, – как говорится: либо ты ебёшь медведя, либо он тебя.
- Это что-то русское народное?
Сташин раскрыл папку:
- Это охотничье. У вас пять эпизодов: покушение на убийство сотрудника милиции, вооруженное нападение на сотрудников милиции находящихся при исполнении, незаконное ношение оружия, незаконное предпринимательство и контрабанда цветных металлов.
В своем объяснении следователь особый упор делал на первый случай – Шавликов действительно пошёл на дело, не зная, что оно давно кем-то сделано; но самим фактом причастности к заказному убийству и к оргпреступности можно было его напугать до нужной кондиции.
Шавликов упорствовал недолго. Пятнадцать минут, и он согласился подписать все нужные бумаги.
- «Вор должен сидеть в тюрьме!» – это из Высоцкого, «Семнадцать мы-гновений весны», слышал такой фильм? – приступил к заключительной части Сташин. – И ты нам в этом поможешь.
Он начал писать протокол – признание, из которого следовало, что гражданин Шавликов участвовал в подготовке организации убийства Дениса Еремеева, а конкретно – являлся посредником между заказчиками – Александром и Дмитрием Капрановыми, и исполнителем – Закревским. Сташин проговаривал то, что пишет, кроме того – оперуполномоченный СИЗО уже растолковал суть вопроса Шавликову и получил от него согласие. Но когда бумага была готова, стало ясно, что её придется выбросить в ведро. Напротив следователя сидел полный кретин, способный лишь на сортирно-парковые подвиги, не усваивающий информацию, и если он будет так же блеять на суде, то следователей поднимут на смех – какой же это свидетель!? С таким же успехом можно набрать вокзальных бомжей – они будут выглядеть также неубедительно.
Интересно, кто доверил этому придурку пистолет. Кто бы то ни был, этот человек явно симпатизировал жертве.
Сташин скомкал написанный им листок и уныло посмотрел на Шавликова:
- Вот что… ты еще отдохнешь пару дней, а потом тебя вызовет оперуполномоченный Костин, и расскажет, что нужно сделать.
- Какой характер будет у моего нового задания? – спросил Шавликов тоном Джеймса Бонда, беседующего с руководителем Интеллиджент-сервис.
Лицо Сташина выражало иронию и понимание происходящего:
- Как раз по твоим способностям – не более того, что тебе уже приходилось делать.
Шавликов понимающе кивнул:
- Только учтите – они читают впереди меня.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net