Реальные истории Rotating Header Image

Он Украл Мои Сны – глава 18

Спасаясь от внезапного дождя, настигшего их в саду, Арина с Таней добежали по аллее до ажурной, увитой виноградом беседки. Мать с дочерью долго не могли отдышаться.
- А где Георгий? – спросила Арина. – Ты оставила его возле пруда?
И посмотрела на дом, а не в ту сторону, где час назад Таня прогуливалась в компании сына хозяина домовладения, Иосифа Григорьевича Давиденко, пригласившего их на выходные. Таня отлично поняла, чтоʹ мать имеет в виду, подобные разговоры велись часто, но богатый наследник, Георгий Давиденко, совсем её не интересовал – милый, но чересчур инфантильный для своих 24 лет. Он только созревает, он еще не состоялся как личность, а созреет ли и состоится – тот ещё вопрос. Он может от страха прокричать что-нибудь зажигающее, но это неубедительно, он фальшивит. Если природа и не отдохнула на отпрыске старого седого полковника, то не то чтобы сильно напряглась.


Они увидели Иосифа Григорьевича, промокшего, но хладнокровно поднимавшегося по каменным ступеням к дому. В этой суматохе (гости разбежались кто куда) он один сохранял полное достоинство и проявил спокойствие, подобающее его статусу. Глядя на него, Таня всегда внутренне вздрагивала, так он был похож на Андрея, правда постарше лет на двадцать. Как будто совсем непохож, но в чем-то совсем одинаков. И что характерно, машины у них одинаковые.
Таня, розовая от ходьбы, с грудью, вздымающейся под намокшей светлой блузкой, оправила спереди юбку, обтянув при этом свои крутые бедра; с развевающимися волосами, ясным взглядом, влажными губами, она производила впечатление прелестной грозди винограда, налившейся соком и золотистой.
Она сказала несколько грубоватым, будто прокуренным голосом, не таким пленительным, как её рот:
- У нас с Андреем будет свой дом.
Тут Арина, воплощение материнской гипер-опеки, велев дочери застегнуть куртку на все пуговицы дабы не простыть, приступила к допросу:
- Ты выбросила свои противозачаточные таблетки.
- Ну да.
- Что ты задумала?
- А чтоʹ обычно задумывают, выбрасывая контрацептивы?
Арина задумчиво разглядывала дочь – своего ребенка, в котором будто бы находится еще один, некий внутренний ребенок, который хочет расти и развиваться в том темпе, какой диктует ему инстинкт. Таня учится в институте, занимается музыкой, недавно записалась на актерские курсы, работает на принадлежащей Андрею фирме, – практически то же самое, когда хлопаешь себя по макушке и одновременно трёшь живот, пытаясь пяткой почесать свою задницу. Из всего перечисленного девушке нужно выбрать одну-единственную центрообразующую деятельность: удачно выйти замуж.
- Таня… дочь… подумай хорошенько, прежде чем… я не хочу, чтобы ты наделала ошибок. Посмотри на других, посмотри, к чему это приводит. Все мы совершаем ошибки, но передаём опыт детям, чтобы они не делали тех глупостей, что и…
- Одной из твоих глупостей была Катя!? – выкрикнула Таня.
- Кати нет, и я бы попросила так не упоминать того, кто…
- Но она была в твоей жизни!
- Она была не только в моей жизни… – многозначительно произнесла Арина, и, справившись с волнением, продолжила:
- Ты знаешь, что такое первая любовь. У твоего избранника она тоже была, ты в курсе.
- Да, ну и что? Я его первая настоящая любовь.
- Допустим, – снисходительно согласилась Арина. – Но есть ещё первые дети. Да, есть такой феномен – первый ребёнок.
- Скажите пожалуйста! – вызывающе вскрикнула Таня. – И у тебя он тоже, этот феномен?!
- Не у меня, а Катиного отца. Это в основном у мужчин бывает. Правда не у всех. Твой Андрей из таких. Он будет хорошо относиться к детям от второй жены… если конечно решится на развод и новый брак, в чем я сильно сомневаюсь, но не полюбит новых детей так, как своего первенца.
- Откуда ты всё знаешь? – набросилась Таня на мать.
Всё же материнские слова возымели действие. Таня задумалась: а ведь Андрей никогда не обсуждает с ней свою семью – жену и ребёнка. Ни слова, ни полслова. Он всегда уводит разговор в сторону, когда она пытается что-нибудь выудить. От подруг, встречавшихся с женатыми мужчинами, Таня слышала, что те напропалую докладываются о своих семейных делах и вовсю полощут своих жён. И не надо быть опытным психологом, чтобы понять: равнодушный человек взахлёб рассказывает о том, что ему безразлично, выпячивая несвойственные ему качества (как например показушная любовь к детям, демонстрация фотографий и преувеличенно восторженное нахваливание ненаглядных деток), в меру заботливый родитель сдержанно показывает свои чувства, ну а маниакально привязанный к жене и детям тщательно скрывает всё, что касается семьи. Это как раз про Андрея: спрашивать его за его семью – всё равно что разговаривать с куском гранита.
- Но я хочу сделать свои ошибки, имею право! – упрямо сказала Таня. – Ты же сама говорила: «смысл жизни – в ошибках молодости».
- Не могла я при тебе такого говорить, – опешила Арина. – Ну… может быть… но мы должны развиваться, должна быть какая-то эволюция, понимаешь?
- Меня сейчас не эволюция волнует, а овуляция.
Арина попыталась придать тону максимальную решительность:
- Таня! Выбрось Андрея из головы – он не будет хорошим отцом для твоих детей!
- Что? Что ты говоришь?!
Арина любовно провела рукой по Таниным волосам, заботливо поправила её шейный платок:
- Моё сокровище… Очень мало людей способны на поступки, точнее сказать, на ПОСТУПКИ. Мужчины так вообще не способны на это.Никогда в жизни женатый человек не бросит свою жену ради любовницы, даже если он с ней связан по рукам и ногам уже много лет. Особенно если у него есть дети. Они видятся, не часто, из-за его семьи и его бизнеса, говорят друг другу “люблю”, занимаются долго любовью и потом расстаются. У нее на коже его запах, у него на волосах её духи. Так было во все времена. В этом романе есть всё: эмоции, страсть, любовь, желание, страхи. Нет только одного – семейного счастья у одинокой любовницы. Он любит её, а она его, но им не суждено быть вместе. Всё настолько понятно и просто, и настолько сложно и невозможно. И так проходит жизнь. Потом он находит своё подлинное счастье в обществе детей и внуков, а она… Таня, дочь… я не могу себе представить, что было бы сейчас со мной, если бы я в своё время вместо папы Вити выбрала какого-то женатика…
Тут они увидели Георгия, который, дождавшись когда стихнет дождь, возвращался в дом. Увидев их, повернул к беседке. Таня невежливо отвернулась, и Арине пришлось говорить:
- Не промок?
Остановившись у входа в беседку, Георгий снял берет, пыльный ворс которого был усеян черными точками от дождя, обозрел мутноватыми глазками дам, и сказал:
- Совсем безобидный дождик, насквозь не промочил.
В этот момент дверь дома открылась, и на крыльце показался Иосиф Григорьевич, увидев сына, и не видя остальных, прокричал:
- Жора! Зови всех дом! Пошевеливайся, одна нога здесь другая там!

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net