Реальные истории Rotating Header Image

Сбывшееся ожидание – глава 63

Приняв деньги, Иосиф Григорьевич Давиденко пришел домой и из дому позвонил бывшему коллеге, с которым прежде имел дела, начальнику отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД по СВАО г. Москвы, Дмитрию Николаевичу Сокольничьему. Дело было изложено таким образом: Следственное управление при УВД по Северному административному округу города Москвы возбудилось уголовным делом в отношении клиента, волгоградского предпринимателя Андрея Разгона. Следователь Поспелов считает, что 13 сентября Андрей Разгон нанес Марьяну Хмаруку несовместимые с жизнью травмы, отчего тот скончался в ЦИТО имени Приорова 18 декабря – спустя три месяца. Задача: прекратить дело или хотя бы заволокитить его и если оно заказное, то установить кто заказчик. Давиденко был не чужой человек, поэтому Сокольничий оперативно отреагировал на просьбу и уже на следующий день в два часа дня встретился с начальником Следственного управления, переговорил с ним, после чего отзвонился в Волгоград и и дал такой ответ: «Действительно, заведено уголовное дело, подразумевается, что это убийство и для поимки подозреваемого задействован уголовный розыск».
Давиденко прозрачно намекнул, что есть некоторый бюджет – предприниматель готов раскошелиться, чтобы его оставили в покое. Сокольничий подумал, что у него плохо со слухом – волгоградский коллега никогда не порол чушь, а тут явно какой-то нонсенс: как можно говорить по телефону такие вещи, тем более речь идёт об убийстве.
- Дима, выслушай меня внимательно, – терпеливо и с некоторой долей дружеской теплоты сказал Иосиф Григорьевич. – Я уже штатский человек и могу запросто придти как адвокат моего клиента к следователю Поспелову и предъявить: слушай, Поспелов, а ну-ка объясни, с какого перепугу ты мобилизуешь уголовный розыск по факту больничной смерти уже на седьмой день после этой смерти? Тогда как официальный ответ из судмедэкспетизы ты должен получить только через месяц! Это только один вопрос, Дима, а таких вопросов может быть сотня. Я как адвокат захочу проследить весь путь Хмарука, еще живого от дома до больницы и уже мертвого Хмарука от больницы до кладбища. И уверен, что на этом пути не всё чисто.
Сокольничий задумался – да, действительно здесь что-то не то. Явная взята предвзятость. Давиденко было мало, что его собеседник просто становится на его точку зрения, ему был нужен результат.
- Дима, говорю открытым текстом: у меня на руках сто тысяч рублей. Отправляю их тебе срочным переводом, ты ими распоряжайся как хочешь, но мне нужно, чтобы мой клиент мог уже сейчас спокойно перемещаться по стране – то есть чтобы ребята из уголовного розыска не караулили его на вокзалах и аэропортах. И второе: пускай Поспелов, если взял деньги чтобы открыть дело, отчитается перед заказчиком, что дело есть, оно открыто, но не более того. Пусть приостановит или найдет способ чтобы заволокитить. Потому что если он будет дальше копать под моего клиента, то я мобилизую Генпрокуратуру и потребую эксгумацию трупа и широкомасштабную проверку всего этого дела.
Сокольничий молчал, но уже продуктивно – не противодействуя, а соображая, какими словами будет объяснять услышанное начальнику Следственного управления и можно ли будет объясниться на сухую, не делясь теми деньгами, что переведут из Волгограда. Чтобы закрепить материал, Давиденко прибавил:
- Оферта действительна в течение двух часов. Извини, не могу ждать: мой клиент должен взять авиабилет, а для этого сыщики, которые его пасут, должны выйти из системы.
Сокольничий утвердительно крякнул, и тогда Давиденко завершил беседу:
- Жду от тебя хорошие новости в обмен на контрольную цифру денежного перевода.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net