Реальные истории Rotating Header Image

Сбывшееся ожидание – глава 11

talion

До переезда в Петербург Андрей не знал такого слова – «погода». В других местах метеоусловия тоже существуют, но люди на них не зацикливаются. В Петербурге же все только и говорят, что о погоде: какая была с утра, что сейчас, какие прогнозы на вечер, что слышно насчет осадков. Не разговоры, а сплошные семинары погодоведения. Погода руководит мыслями и настроением петербуржцев. Зимой и ранней весной люди ходят сумрачные, злобно-тоскливые. После того, как в марте сойдет и растает снег, определяется стабильно-солнечная погода, настроение людей резко улучшается. А начиная со второй половины апреля устанавливается такая благодать, что настроение, обусловленное избытком солнца и прочими благоприятными погодными факторами, уже ничто не может испортить. Неприятности как бы сами собой переносятся на холодное время года.
29 апреля, последний рабочий день перед отпуском, в офисе Экссона уже никто не работал. Владимир Быстров вообще не появился. Тридцатое хоть и было средой и официальным рабочим днём, но решили уже не устраивать рабочих подвигов и на десять утра уже были взяты авиабилеты на Сочи.

Артур прямо из людской во всеуслышание договаривался насчет приезда на море девушки Светы, с которой познакомился в Волгограде две недели назад, свидание длилось полтора часа и закончилось легким поцелуем. Да и за эти две недели он звонил ей всего три раза. Она была не против поездки в Сочи, но вот её мама… И Артур, попросив к телефону маму 19-летней девушки, принялся её уламывать. Для начала заявил, что берёт на себя всю ответственность и гарантирует безопасность пребывания девушки. Говорил таким тоном, будто выступает от лица партии и правительства. И вообще, у вице-президента концерна «Росвооружение» (так он представился) не может быть проблем с безопасностью. Светина мама была подавлена мощью всех этих громких титулов и брэндов и быстро согласилась – пусть господин вице-президент приезжает в Волгоград, представляется, знакомится с нею, после чего забирает её дочь на отдых. Но у Артура был уже билет на утро, и ему не хотелось его сдавать, переться в Волгоград и терять минимум два дня (из Волгограда нет самолетов до Сочи и придется ехать поездом).
И он зарядил, будто находится в Париже на международном авиасалоне, и если подорвется в Волгоград, то у него сорвется продажа оптовой партии бомбардировщиков. Тут Светина мама и вовсе сникла. У неё не хватило смелости сказать, что в таком случае пускай топ-менеджер Росвооружения приезжает в Волгоград на смотрины, когда закончится Парижский авиасалон. Вместо этого она пролепетала: «Как же Светочка доберется до Сочи одна?» Артур не растерялся:
- Я пришлю за ней военный самолёт.
Все, кто слышал, угорали. Не просто самолёт пришлёт, а ВОЕННЫЙ. Казалось, не видать Артуру Светы как собственных ушей и придется ехать на Невский проспект снимать новых девушек. Или уже успокоиться и прорабатывать женскую тему по прибытию в город черных ночей. Но Светина мама повелась и запротестовала: «Что вы, зачем вам столько беспокойства, мы купим ей билет на поезд и проводим, вы только встретьте её на вокзале». Артур важно ответил, что хоть у него полным полно дел в Париже, в частности, продажа в Индию двух подлодок и авианосца, но он берёт сверхзвуковой истребитель, чтобы вылететь в Сочи и успеть встретить Свету на вокзале. И уже совсем лишним выглядел вопрос: «Сколько вам нужно выслать денег?» Светина мама испуганно ответила, что сама купит билет на поезд и денег никаких не нужно.
Окончание переговоров потонуло в дружном хохоте.
Андрей приехал на работу раньше обычного. Он сходил на заводоуправление, подписал акт сверки, забрал накладные на сегодняшнюю сборку 22-х батарей 32ТН450, одну копию занес на склад, отдал кладовщице и предупредил, что нужно разукомплектовать батареи, вынуть оттуда запасные банки, вновь собрать, и двенадцать комплектов сегодня заберут покупатели, а остальные надо запереть на складе. С этого года почти 100% сборок разукомплектовывали и вынимали оттуда запасные батареи, чтобы собрать из них дополнительные. (Электро-Балт производил тепловозные аккумуляторные батареи 32ТН450 и 48ТН450, соответственно 18 и 26 аккумуляторных секций на поддоне плюс набор перемычек, масса – 1250 и 1750кг соответственно, в этом комплекте две батареи было запасными. Об этом имелась запись в паспорте, но туда мало кто заглядывал, и однажды Владимиру пришла в голову идея недогружать клиентам дополнительные банки, разукомлектовывать поддоны и из образовавшейся экономии формировать новые комплекты). Таким образом из девяти комплектов синтезировали еще один, получалась чистая прибыль 11%. Если раньше многие инженера-комплектовщики, работающие на железных дорогах, разбирались в этом, то сейчас был только один отмороженный клиент, «Промжелдоркомплект» из Коломенска, где знали всю механику и всегда требовали, чтобы батареи поставлялись в соответствии с паспортом.
Единственным неудобством было то, что если раньше продукцию отгружали прямо из заводского цеха, то теперь приходилось тащить её на склад для манипуляций с дополнительными секциями. Но оно того стоило. (стоимость тепловозной аккумуляторной батареи 32ТН450 составляла 36,000 рублей, а 48ТН450 – 54,000 рублей).
Закончив со складскими работниками, Андрей вернулся в офис, где проверил все документы и просмотрел по компьютеру взаиморасчеты. Помимо того, что было у Корины (бухгалтера) в программе 1С, он вёл отдельную таблицу, в которую заносил активы и пассивы. Со знаком «плюс» были цифры остатков по складу, долги покупателей, касса, остатки на расчетных счетах, долги завода, прочие долги. Со знаком «минус» – долги заводу, долги по комиссионным, долги клиентам за непоставленную продукцию, долги поставщикам, прочие долги. Отдельной строкой шла сумма уставного фонда и расчет чистой прибыли. Это был простенький управленческий учёт, у бухгалтеров имелись подробные расшифровки всех цифр, за исключением данных по комиссионным, прибыли и уставному фонду. Когда только начинали работать, Андрей путался и в этом нехитром уравнении, но те времена остались в далёком прошлом. Сейчас били все цифры, и пора бы на Совинкоме установить такой же порядок. Когда у Андрея было такое отличное настроение, как в этот день, он раздумывал – а не объединить ли всё в одно хозяйство, чтобы его компаньоны принимали участие в управлении волгоградским бизнесом. Правда, прежде чем показать им изнутри своё хозяйство, необходимо его как следует подшаманить, – потому как если они узнают о существовании непонятно откуда взявшихся долгов, то поставят под сомнение его деловые качества. С другой стороны, если навести там порядок, убрать долги, тогда помощь друзей не понадобится.
Прибыль сняли со счета и раскидали на пятерых днём раньше, Андрею в этот день уже нечего было делать, и в половине десятого он засобирался – нужно было ехать на Московский вокзал встречать Таню. Это была уважительная причина, чтобы покинуть рабочее место. Он обещал вернуться, но Игорь, по обыкновению ухмыльнувшись, сказал:
- Ага, вернёшься… Сейчас выйдешь за ворота и отключишь телефон.
Артур тоже засомневался в правдивости слов Андрея и попросил завести будильник, чтобы завтра не проспать и успеть в аэропорт.
Мариам уехала в Волгоград еще в марте, и если раньше Андрей относился индифферентно к отсутствию жены, то последний отъезд его насторожил. Здесь в Питере созданы все условия, для ребёнка взяли няню, что еще нужно. Но если Мариам приспичит что-то сделать, то она найдёт миллион причин и подводит под свой поступок целую научную базу. И Андрей подвёл свою под свой поступок – сказал жене, что уезжает вместе с Артуром в Рязань на переговоры по свинцу на заводах «Рязцветмет» и «КПВР Сплав». Это было правдоподобное объяснение – Артур действительно туда ездил, обычно на два-три дня, но иногда на неделю. И теоретически мог взять с собой Андрея.
Если у Андрея оставались какие-то печали на душе, то они мгновенно рассеялись, когда он увидел Таню. Выйдя из вагона волгоградского поезда, она, выронив сумку, бросилась ему на шею. В город вместе с ней ворвалась жизнь, молодая, нетерпеливая.
Они стояли, обнявшись, среди суетливой толпы, и не могли оторваться друг от друга. Сколько было в их истории таких волнующих моментов – встреч, расставаний на вокзалах, в аэропортах, но никогда Андрея так не переполняло счастье, как в этот солнечный апрельский день.
С вокзала он повёл её на Пушкинскую улицу, где оставил машину. До встречи с Боссом оставалось два часа, и, чтобы скоротать время, Андрей выбрал кофейню «Рико» на Пушкинской улице. Сюда вряд ли зайдут его друзья, которые, он был уверен, вслед за ним уехали с завода и сейчас гуляют по Невскому. Их излюбленные точки – кафе «Жили-Были», «Марко Поло», «Абрикосов» – тусовочные места, где всегда полно молодёжи. В тихое «Рико» они никогда не заглядывали.
- Здесь так классно! – восторгалась Таня. – Когда мы улетаем?
- Завтра утром, Танюш. Сейчас съездим в одно место, потом погуляем по городу.
В этот раз Андрея ждали в строгом четырёхэтажном здании на улице Промышленной и даже позволили заехать во двор. Охранник проверил документы и провёл их с Таней внутрь, а другой охранник отвёл на третий этаж в приемную. В просторном светлом холле, украшенном полотнами импрессионистов, их встретила секретарь – приподнявшись из-за конторки, предложила присесть на диван. Андрей прочитал её имя на табличке: Тереза Телебзда. Что было неудивительно. У Пшемыслава Гржимековича Мудель-Телепень-Оболенского не могло быть секретаря с другой фамилией. Наталья Иванова никогда бы не смогла сюда устроиться.
Тереза Телебзда сверилась со списком встреч:
- Вы Андрей Разгон?
Он подтвердил – да, именно так. Тогда секретарь позвонила шефу, и, получив удовлетворительный ответ, предложила пройти в кабинет:
- Пшемыслав Гржимекович готов вас принять.
Тане, оставшейся в приемной, она предложила напитки.
Кабинет хозяина Судотехнологии являл собой нечто среднее между элегантным лофтом и тронным залом римского цезаря. Тут были колонны, бюсты императоров, поражающие яркостью красок эпические полотна, всё это гармонично соседствовало с модернистской мебелью и коврами. Помещение размером с неф собора Святого Петра было поделено (опять же колоннами) на две зоны. В меньшей из них, рабочей, симметрично стояли два стола в хай-тек стиле, за одним из которых сидела девушка в деловом костюме, второй пустовал, в другой зоне центральную часть занимал массивный диван, напротив него стеклянный журнальный столик и несколько кресел.
С расположившимся в одном из кресел Пшемыславом Гржимековичем Андрей был уже знаком – год назад, когда Судотехнология закупала у Экссона акумуляторы и не строила имперских планов порабощения аккумуляторного рынка, он приезжал сюда за деньгами, Босс всегда расплачивался наличными долларами. Интересная деталь, ведь при его занятости и могуществе эту работу он мог бы делегировать бухгалтеру. Перед этим важным господином, подтянутым, с четким классическим контуром лица вершителя судеб, хотелось преклонить колено, встать под его знамена и ринуться в бой по мановению его руки. Он был почти равен по красоте греческим богам и явно достоин зубила Церетели.
С другим мужчиной, сидевшим рядом, Андрей был тоже знаком. Им оказался не кто иной, как Вальдемар Буковский. Андрей изумился, как если бы увидел здесь всех своих компаньонов. Хотя, положа руку на сердце, Владимир иногда встречается с Боссом покалякать о том о сём. То, что они сейчас в оппозиции друг к другу и злейшие конкуренты, ещё не означает, что они не могут пересечься и потолковать как бизнесмен с бизнесменом.
Обменявшись рукопожатиями с обоими, Андрей устроился на диване – напротив своих собеседников. Босс начал беседу:
- Итак, Андрей, в этот раз тебя привёл сюда интерес к одному из моих предприятий…
- «Лавка жизни», – подхватил Андрей. – У меня в Волгограде медицинский бизнес, есть аптека и планируется развитие розничной сети, и если ваш ассортимент… перекликается с аптечным… там… лекарства, парафармация, гомеопатия, и так далее, не вижу причины, почему бы не открывать аптеки под вашей вывеской. Я бы хотел узнать подробнее о вашем предприятии и что это такое – «Лавка жизни».
- Это торжество человеческого над низменным, – важно отвечал Босс. – Бог, безначальный и бесконечный, в милости своей помогает нам. Поможет и тебе, если купишь франшизу.
- А-а… могу я ознакомиться поближе с…
- Только здесь в Петербурге территоррия вся поделена. Ты говоришь – Волгоград?
- Да, и если у вас там не охвачено, то я мог бы занять эту нишу.
- Без проблем, Андрей. Только не забывай, что нужно видеть этот мир без прикрас. Ты должен досконально изучить своё окружение.
Дальнейший разговор под кофе, принесенный секретарём, происходил в эзотерическом ключе. «Страна управляется чудесами… Когда хамбо-лама восстанет, для нас это будет сигналом»… и так далее.
Основное вырешили, и Босс, поднявшись, склонил и резко выпрямил голову:
- Вальдемар посвятит тебя в детали.
И направился в рабочую зону кабинета, к своему столу. Андрей с Вальдемаром вышли в приемную. Таня, оторвавшись от журнала, посмотрела на них.
- А-а… это со мной, – объяснил Андрей.
Вальдемар с изумленным восхищением посмотрел на неё и отвёл его в сторону.
- Мне нравится твой стиль – ты здесь, ты там, стравливаешь одних с другими и спишь со всеми подряд.
Андрей решил поставить его на место:
- Послушай, Вальдемар, я здесь по поводу медицинского бизнеса, с которого мои компаньоны получают дивиденды. То есть я уполномочен делать всё, что угодно, лишь бы денежный поток не останавливался. А ты неделю назад разыграл спектакль в Минске и теперь, оказывается, ты находишься в услужении у того, против кого мы все скооперировались. Как это понимать?
Вальдемар стал понуро оправдываться. С его слов, наезд на его фирму действительно имел место – он слишком близко подобрался к руководству Белорусской железной дороги и уже почти склонил на свою сторону заместителя начальника, который вот-вот отдал бы ему аккумуляторную тему (забрав этот раздел у Судотехнологии). Карлики иногда побеждают великанов. Но Босс нанёс ответный удар. И если бы Экссон находился в Минске, его бы постигла та же участь. Но в Петербурге хозяин Судотехнологии не имеет возможности распоряжаться силовиками как своими дворовыми людьми.
Вальдемар пребывал в глубоком унынии – милиция опечатала офис, забрала документы, проводит встречные проверки с клиентами, его бизнес на грани разорения. Но неожиданно в его сторону пробился светлый лучик – великий и ужасный Босс, увидев его фото, решил сделать лицом компании «Лавка жизни». То есть его face будет фигурировать на всяких этикетках, рекламных проспектах, постерах. Ещё ему надо будет выступать перед воинами боевой гомеопатии, участвовать в дайвинг-семинарах глубоководного погружения в дзен, съездах адептов шамбалы-мандалы и прочей аяхуяски.
«Тебе бы хотя бы неделю не бухать и красноту глаз убрать при помощи Визина», – подумал Андрей. Вальдемар по-прежнему имел такой вид, как будто он половину дня общается с богемной интеллигенцией, а другую – выпивает со слесарями на автобазе. Эти впечатления Андрей оставил при себе, вслух же спросил:
- И ты занимаешься франшизами?
- Нет, этим занимается специальный отдел. Франшиза стоит десять тысяч долларов, плюс ты должен закупить товар и выполнять кое-какие условия – об этом тебе расскажут.
Своё место в компании Вальдемар пока не видел четко. И не представлял, чем ещё, кроме физиономии и артистических данных, заинтересовал Босса. Скорее всего, минский бизнесмен станет помощником хозяина Судотехнологии по этому направлению – розничная сеть «Лавка жизни», либо будет руководить развитием сети в Белоруссии.
Андрей понял, что если не купит франшизу, то к нему здесь потеряют всякий интерес. А влившись в эту сектантскую ячейку, можно будет через Вальдемара толкать другие вопросы.
- Я сейчас не сильно располагаю временем, – степенно произнес Андрей. – К тому же отпуск на носу, две недели страна не работает.
Вальдемар мельком посмотрел в Танину сторону:
- Мы работаем.
- Поэтому давай я загляну сюда во второй половине мая. Какой твой местный номер?
Вальдемар продиктовал номер своего петербургского телефона. На прощание Андрей коснулся аккумуляторной темы:
- Так что в итоге с тендером на белорусской ж-д?
На лице Вальдемара, на этой новоиспеченной эмблеме «Лавки жизни», изобразилось удивление, – будто его спросили о чем-то бесконечно далёком, из раннего детства, например, следил ли он за движением какашек, когда смывал унитаз.
– А, это… Босс послал туда Лечи Вайнаха разрулить все проблемы.
- Лечи Вайнах? Это что, чечен?
- Между прочим, приличнейший, интеллигентнейший, добрейшей души человек и специалист в своём деле.
***
С делами было покончено. Впереди минимум десять беззаботных дней (ещё не определилось время пребывания в Сочи), когда можно позабыть обо всём на свете и предаться отдыху.
Андрей с Таней поехали в центр. Гулять по Невскому проспекту само по себе развлечение, удивительно, что за это не взимают плату. Можно пройтись по одной стороне от Адмиралтейства до Площади Восстания, перейти на другую сторону и вернуться обратно на Дворцовую площадь. И это будет интереснее просмотра очередного дрянного голивудского блокбастера.
Когда проходили по Аничковому мосту, у Андрея зазвонил телефон. Это был Артур. Он срочно звал в магазин «Найк» – там собралась вся компания и нужно что-то купить, чтобы получить 15% скидку. Они уже выбрали всё, что хотели, и тем не менее им не хватает пяти тысяч до требуемой суммы. Андрей сказал, что у него всё есть, ему ничего не нужно в Найке. Можно купить носки, но не на сумму пять тысяч.
- Возьми себе ролики! – предложил Артур.
- Но я не умею кататься на роликах!
От Ансимовых было не так просто отвязаться:
- Мы тоже не умеем, будем вместе учиться, – крикнули они в трубку оба, Алексей и Артур.
- Ладно, куда мне подойти.
Закончив разговор, Андрей махнул рукой в сторону желтого здания на набережной Фонтанки:
- Это ММБ – Московский Международный Банк. Я там открыл расчетный счет для Экссона. А во Внешторгбанке счет закрыли.
- А куда мы сейчас пойдём?
- Покупать роликовые коньки.
Спортивный магазин Найк, куда Ансимовы устроили нашествие, находился на нечетной стороне Невского проспекта недалеко от улицы Марата. Андрей с Таней дошли туда за несколько минут. Все уже выбрали покупки и ждали прихода Андрея – чтобы он взял чего-нибудь на сумму пять тысяч и помог сэкономить им 15%. Предупрежденная ими продавщица уже приготовила несколько пар роликовых коньков 43-го размера. Средняя стоимость их была как раз 5000 рублей.
- Давай Андрей-Саныч, не стесняйся, бери ролики себе и своей девушке! – напутствовал Артур.
- А Игорь тоже себе взял? – поинтересовался Андрей.
Игорь Быстров ухмыльнулся – нет, он не любитель таких острых ощущений и предпочитает ходить пешком. Себе он взял куртку и кроссовки. Роликами затарились Ансимовы, взяв под них ещё и специальные сумки. Всё это уже лежало на кассе.
Скептически вздохнув, Андрей стал примерять приготовленные ролики. Тане принесли коньки её размера и она тоже приступила к примерке. В итоге Андрей остановил свой выбор на роликах серо-стального цвета, который ему не нравился, но они оказались самыми лучшими и самыми удобными. Таня выбрала красно-черные.
Все прошли на кассу, заваленную покупками, ожидающими, когда их оплатят.
- Тебе же не нравятся бледные цвета, – сказала Таня.
- Знаешь, кажется я первый раз в жизни сделал выбор в пользу функциональности, а не внешнего вида или предпочтений вкуса.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net