Реальные истории Rotating Header Image

Сбывшееся ожидание – глава 46

Волгоградский областной кардиологический центр

Волгоградский областной кардиологический центр

- Последний раз ложусь в этот кардиоцентр, ноги моей здесь больше не будет! – Александр Михайлович Капранов смачно плюнул в сторону бежево-желтого здания волгоградского областного кардиологического центра и отвернулся.
Вместе с Закревским, пришедшим его навестить в стационаре, он прогуливался по территории кардиоцентра, вокруг росли вечнозеленые деревья, вдали виднелись холмы Горной Поляны, яблоневые сады, совсем вдалеке виднелась Волга, приятная умиротворяющая картина, и не было никаких причин для волнений, столь опасных для кардиологического больного. Никаких. Кроме портрета Андрея Разгона, висящего на первом этаже кардиоцентра на доске почета – рядом с портретом губернатора, депутата Госдумы, и других именитых горожан, оказавших кардиоцентру поддержку либо спонсорскую помощь. Капранов плевать хотел на квалифицированный и внимательный персонал, который через слово воспевает оду директору фирмы Совинком – поставщика номер один кардиоцентра. Все, начиная от главврача и заканчивая охранниками на входе, нахваливают Андрея Разгона. Капранов даже был вынужден, скрепя больное сердце, купить лекарства в аптеке, принадлежащей Разгону, расположенной в холле возле главного входа – просто не было других вариантов, больница находится на отшибе, до другой ближайшей аптеки два дня лесом три дня полем, а в четверг повернуть налево.

Закревский выслушал все эти душераздирающие страсти, после чего рассказал план, по воплощению которого Капранов сможет спокойно лечиться в волгоградском кардиоцентре, потому что хозяина Совинкома там уже не будет.
- Мы умертвим того парня, которого избил Разгон в кафе на глазах десятка свидетелей, и Разгон пойдет по убийству.
От неожиданности Капранов остановился посреди территории ненавистного ему кардиоцентра, где, казалось даже среди деревьев бродит призрак Андрея Разгона.
- Умертвим… в смысле – убьём?
Закревский поторопился его успокоить – здесь, в парке, не к кому обратиться за помощью, если случится инфаркт.
- Нет же, Александр Михайлович, только по бумагам. Хотя, возможно, потерпевший, Хмарук его фамилия, облегчит нам задачу – состояние его стабильно тяжёлое. Я разговаривал с Пустоваловым – это его идея – он предлагает выписать Хмаруку свидетельство о смерти, история болезни у нас уже есть – там очень много страшных диагнозов, и возбудиться уголовным делом по мокрой статье.
- Ну так давай, действуй, мне нужен результат, чем скорее тем лучше – хочу еще в этой жизни отпраздновать арест Разгона и его этапирование… хотя его похороны мне нравятся больше.
Закревский сделал характерный жест – money money.
- Сколько? – спросил Капранов.
- На всё про всё около тридцати тысяч долларов – это врачи больницы, судмедэксперт, следствие, еще надо что-то пообещать Хмаруку – ему же придется жить под новым именем. Идея такая: судмедэксперт подбирает труп подходящего бомжа, его опознают как Хмарука, выписывают нужное свидетельство о смерти, к которому прикладывается история болезни. В документе будет указано, что смерть наступила в результате полученной травмы. Сам Хмарук продолжает жить под паспортом этого бомжа. Но его надо мотивироать – он готов поквитаться с Разгоном, но у него в голове какие-то другие идеи, боюсь мы его теряем – я имею в виду теряем для нашего дела.
- Мало его Разгон пиздил – даже здесь умудрился наебать, сучок!
Они посмеялись над удачной шуткой и некоторое время зубоскалили на этот счёт. Реально, Хмарук им больше нравился мертвым, так как при этом обходился гораздо дешевле. Капранов взял тайм-аут для размышления – издержки на заваливание Разгона перевалили за сто тысяч рублей (Закревский не вылазит из столицы), а результатов никаких. А тут такая громадная сумма – а есть ли гарантия? Этот вопрос он и задал: обязуется ли Пустовалов, приняв тридцать тысяч долларов, упрятать негодяя за решетку?
Закревский не стал размахивать шашкой и что-то обещать, а дал обтекаемый ответ:
- Тут каждый на своём участке выполняет свою задачу: свидетельство о смерти, новый паспорт Хмаруку, следователь заводит уголовное дело, сыщики ловят Разгона когда он будет проездом в Москве. Мы с Пустоваловым беремся дирижировать всем этим оркестром. Пустовалов – мой закадычный друг, ему можно доверять, как мне. Если вы мне доверяете, Александр Михайлович…
- Да, доверяю, Стас, – решился Капранов. – Ты получишь эти деньги, но умоляю: экономь и не транжирь направо налево. Эти москвичи хапают и обдирают провинциалов, для них тридцать тысяч долларов – на один вечер обожраться кислоты и поторчать в клубешнике.

razgon.shop

Comments are closed.

stack by DynamicWp.net